Олег Мороз — Почему он выбрал Путина?

Олег Мороз - Почему он выбрал Путина?

КАКАЯ СИЛА ПЕРЕСИЛИТ

«Я уже не тот Виктор Степанович»

Забавно, что в первых же своих публичных выступлениях и.о. премьера стал утверждать почти то же самое, что он говорил в декабре 1992 года, когда в первый раз сделался премьером. По его словам, в числе приоритетных задач нового правительства будет промышленная политика, «так как чисто монетаристскими мерами Россию из кризиса не вытянуть». Не ясно было, то ли это просто политические декларации, призванные ублажить оппозицию, то ли взгляды Черномырдина за прошедшие без малого шесть лет в самом деле не изменились.

Впрочем, довольно скоро, «разобравшись в обстановке», Черномырдин заявил: «Основная цель остановить падение рубля, не позволить разрушить экономику». Стало быть, без монетаризма все-таки трудно было обойтись.

Довольно двусмысленную позицию по отношению к кандидатуре Черномырдина занял столичный мэр Юрий Лужков. С одной стороны, он говорил, что в принципе поддерживает ее и не сомневается, что она будет утверждена Думой, с другой, весьма негативно оценивал деятельность предыдущего правительства Черномырдина, даже противопоставлял ему правительство Кириенко, который, по словам мэра, «не сделал ни одной стратегической ошибки». Но это-то и было главным по крайней мере, публично оглашаемым, аргументом думской оппозиции: если Черномырдин за пять с половиной лет не сделал ничего хорошего, какие есть основания надеяться, что он совершит что-то путное, вновь став премьером?

Сам Черномырдин парировал эти доводы коротко:

Я уже не тот Виктор Степанович.

Как большинство кандидатов в премьеры ельцинского периода, стремясь показать себя с лучшей стороны, Черномырдин работал с полной самоотдачей. На вопрос корреспондента «Комсомольской правды», каков режим его работы в первые дни его «и.о. — премьерства», Черномырдин ответил: «Я… потерял грань между ночью и днем. За последние четверо суток (после того, как Ельцин назвал его кандидатом в премьеры. О.М.) я спал в общей сложности не более семи-восьми часов».

Дума не боится роспуска

Сторонники и коллеги Черномырдина по НДР, стремясь помочь ему преодолеть думский барьер, постоянно намекали, что если Дума не утвердит его кандидатуру, президент ее распустит. Так, лидер парламентской фракции «Нашего дома» Александр Шохин то и дело уверял: дескать, Дума, конечно же, утвердит кандидатуру Виктора Степановича и не пойдет на «самороспуск».

Однако на этот раз перспектива досрочного роспуска думскую оппозицию не очень пугала. По-видимому, левые были уверены, что в обстановке тяжелого кризиса, начавшегося 17 августа, на новых выборах они получат гораздо больше голосов, чем имеют сейчас.

Противники не желают уступать друг другу

Между тем, работа над политическим соглашением между ветвями власти его подписание должно было предшествовать рассмотрению кандидатуры Черномырдина в Думе явно пробуксовывала. Оппозиция упорно настаивала на изменении Конституции, на перераспределении властных полномочий между президентом и правительством в пользу последнего, президентская сторона была категорически против. В интервью телеканалу РТР Ельцин сказал, что даже сейчас, еще до утверждения премьером, Черномырдину «дано полномочий столько, сколько полагается… премьер-министру любой, конечно, развитой, страны», что он обязан советоваться с президентом лишь «по стратегическим задачам», а все остальное «пожалуйста, решай». То есть решай самостоятельно. Ельцин также добавил, что в прошлом, в бытность свою председателем правительства, Черномырдин не использовал в полной мере даже тех «политических полномочий, которые у него имелись». Так что, какие еще полномочия тут требуются?

Кстати, в этом интервью Ельцин прямо заявил, что не уйдет досрочно в отставку, не будет баллотироваться в президенты в 2000 году и не намерен распускать Госдуму.

Как мы знаем, досрочно в отставку он все-таки ушел…

Президентская сторона попыталась прибегнуть к обходному маневру заручиться поддержкой руководства Совета Федерации. Однако это ничего не решало: кандидатуру премьера на первом, главном, этапе утверждала Дума, а не Совет Федерации.

В конце концов, вроде бы удалось подготовить проект соглашения, в котором отсутствовало требование изменить Конституцию, хотя и подразумевалось, что должен быть «начат процесс пересмотра» Основного закона, а также содержалось требование изменить некоторые другие законодательные акты. Этот проект как будто был приемлем для всех. Однако в последний момент, накануне голосования в Думе по кандидатуре Черномырдина, коммунисты заявили, что их фракция не подпишет проект и будет голосовать против предложенной президентом кандидатуры. Поскольку эта фракция располагала 135 мандатами, отрицательный результат голосования еще не был предрешен (для принятия решения по кандидатуре премьера требовалось не менее 226 голосов), однако, учитывая настроение других фракций и депутатских групп, более чем вероятен.

В Кремле были уверены: то, что коммунисты фактически сорвали подписание соглашения и, соответственно, вновь резко уменьшили шансы Черномырдина, это результат тайного сговора между Зюгановым и Лужковым, который сам тогда метил на место премьера и в дальнейшем президента.

А Березовский не сомневается: Черномырдина утвердят

Тем не менее, сразу же после решения коммунистов о выходе из соглашения Борис Березовский как уже говорилось, один из главных, хотя и закулисных, политических игроков в составе президентской команды, безапелляционно заявил:

Нет ни одного шанса на то, чтобы следующим премьер-министром России не стал Виктор Черномырдин. Это абсолютно исключено… Я бы сказал так: торг здесь не уместен. Он, прежде всего, вреден для власти. И абсолютно бесперспективен для оппозиции.

По словам Березовского, «оппозиция прекрасно понимает, что если будет бунт, то этот бунт сметет всех вместе и власть, и оппозицию…» И еще: «Народ сегодня не доверяет власти, но народ не верит и в то, что оппозиция может быть этой властью. Слишком много раз именно оппозиция (имеется в виду левая оппозиция и ее предшественники коммунистические правители. О.М.) предавала народ».

Тут, в словах Березовского, подразумевался, конечно, бунт в прямом смысле слова восстание народа, доведенного до отчаяния тяжелым экономическим положением, которое усугублялось предвидимыми проволочками с образованием правительства. Как был уверен Березовский, бунт станет неизбежным следствием неутверждения Черномырдина.

Так что мой прогноз, сказал исполнительный секретарь СНГ, Виктор Черномырдин будет премьер-министром, вне зависимости от того, как будет себя вести Дума.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий