Олег Мороз — Почему он выбрал Путина?

Олег Мороз - Почему он выбрал Путина?

Тяжела ты, Кепка мономаха!

«КАНДИДАТУРУ ЛУЖКОВА МЫ НЕ ОБСУЖДАЕМ»

Президентские амбиции Лужкова стали проявляться давно. Точнее, не проявляться (сам он не торопился делать их явными), а ощущаться обществом. И многими поддерживаться…

Результаты опросов

(Апрель 1997-го − март 1998 года)

16 апреля 1998 года Фонд «Общественное мнение» опубликовал данные опросов, которые он провел в начале апреля 1997 года и в конце марта 1998-го. Людям задавали один и тот же вопрос: «Если бы вам сегодня пришлось выбирать из следующих двух политиков, за кого бы вы проголосовали?» То есть как бы моделировалась ситуация второго тура президентских выборов.

В 1997-м Лужков «проигрывал», причем крупно, Немцову, но «выигрывал» у Зюганова и Лебедя. В 1998-м он уже «выигрывал» у всех возможных соперников (в список был еще добавлен Черномырдин).

Иными словами, к весне 1998 года президентские шансы московского мэра стали вполне реальными. Правда, пока еще при голосовании во втором туре.

Попытка взлететь на волне дефолта

В открытую, явную фазу президентские устремления Лужкова перешли после отставки правительства Кириенко, когда встал вопрос о преемнике Сергея Владиленовича. Юрий Михайлович предпринял отчаянный штурм открывшейся перед ним высоты.

Как уже говорилось, он располагал мощной поддержкой в Администрации президента. За него были заместители Юмашева Ястржембский, Савостьянов, Кокошин. Они усердно «проталкивали» Лужкова в премьеры, имея в виду, конечно, в дальнейшем продвинуть его и на пост президента.

Особенно активным стало это «проталкивание» после того, как Черномырдин во второй раз провалился в Думе. Ястржембский тот вообще принялся совершать челночные рейсы между Лужковым и Юмашевым. Через этого посредника московский мэр буквально умолял главу Администрации, чтобы тот принял его для беседы, дескать, на этой встрече они могли бы обговорить, на каких условиях он, Лужков, может занять кресло премьера.

Юмашева осаждали и другие лужковские радетели, в том числе такие, которых он просто не мог не принять, причем обязан был принять в тот же день, когда человек его об этом попросит. К таковым, например, принадлежал патриарх.

Однако Юмашев категорически отказывался от встречи с мэром.

Возможно, Юрий Михайлович не знал (хотя, не исключено, и догадывался), что крест на нем поставил сам Ельцин, твердо отчеканив: «Кандидатуру Лужкова мы не обсуждаем».

Губернаторы − за Лужкова

Помимо некоторых деятелей президентской администрации, Лужкова активно продвигала в премьеры часть региональных начальников. Так, самарский губернатор Константин Титов в интервью на «Эхо Москвы» 5 сентября, отвечая на вопрос, какова, с его точки зрения, наиболее предпочтительная кандидатура на должность председателя правительства, назвал именно столичного мэра.

Юрий Лужков фигура, консолидирующая народ, парламент, Администрацию президента, сказал Титов.

Как фигура Лужкова консолидировала Администрацию президента, мы уже видели.

Еще более мощную поддержку губернаторов Лужков получил 7 сентября на заседании «круглого стола» как раз в тот день, когда в Думе должно было состояться повторное голосование по кандидатуре Черномырдина. Все губернаторы, участвовавшие в этом заседании, единогласно, предложили московского мэра на пост председателя правительства.

Таинственная встреча в Белом доме

9 сентября состоялась не очень-то проафишированная встреча руководителя Администрации президента Валентина Юмашева с Черномырдиным и Лужковым. О чем там шел разговор, не сообщалось. Вроде бы единственное, что можно было заподозрить, обсуждалось, что делать дальше после вторичного отклонения Думой кандидатуры Черномырдина. Непонятно, однако, зачем надо было приглашать на это совещание Лужкова: ведь Юмашев прекрасно знал, что кандидатура московского мэра на премьерский пост «не обсуждается». По этой причине он еще совсем недавно категорически отказывался от встречи с Лужковым.

На самом деле инициатором встречи был Черномырдин (она происходила в его кабинете в Белом доме). На протяжении нескольких (говорят, − чуть ли не десяти) часов Виктор Степанович уговаривал Юрия Михайловича, чтобы тот поддержал его в деле вторичного обретения поста премьера. Сначала разговор проходил в присутствии Юмашева, потом тот уехал, и беседа между Черномырдиным и Лужковым продолжалась тет-а-тет. Лужков то обещал экс-премьеру поддержку, то отказывал в ней. В итоге отказал окончательно, произнеся что-то вроде: «Виктор Степанович, вам не надо идти в премьеры, вы уже занимали этот пост».

В Кремле вообще считали, что Лужков сыграл решающую роль в организации провала Черномырдина. Впрочем, − действуя рука об руку с Зюгановым.

И то сказать, чего было и ждать от человека, который сам претендует на соответствующую должность, энергично добивается ее.

МЭР ИДЕТ В БОЙ САМОСТОЯТЕЛЬНО

Горячая поддержка «красному» правительству

Хотя Лужков понимал, что именно Примаков, скорее всего, станет его главным соперником на будущих президентских выборах, после назначения Евгения Максимовича премьером ему ничего не оставалось, как выразить горячую поддержку новому правительству. Догадываясь, в каком направлении пойдет экономическая политика Примакова и Маслюкова, Лужков поспешил присоединиться к этой еще только угадываемой политике, как бы подсказывая новым обитателям Белого дома, что главной ее целью должна быть «мощная корректировка курса реформ», «радикальный поворот в рыночных преобразованиях». С еще большей силой зазвучала с некоторых пор любимая песня московского мэра о необходимости искоренить проклятый монетаризм и пересмотреть итоги «преступной приватизации».

Первое заявление о возможном президентстве

Окончательно удостоверившись, что Кремль и в дальнейшем не собирается делать на него ставку как на преемника, Лужков решил двинуться к вершинам власти самостоятельно, фактически первым хоть и не объявляя об этом, начав президентскую кампанию. Хотя до президентских выборов было еще далековато, чуть менее двух лет, однако «большой мэр», по-видимому, считал, что у него достанет сил выдержать этот марафон: уверенности в этом ему придавал его высокий рейтинг, широкая популярность среди населения и, надо полагать, неограниченные финансовые возможности.

Впервые, о том, что он «мог бы включиться в выборы» президента Лужков заявил 30 сентября 1998 года. Впрочем, оговорился: «при определенных условиях». Это достаточно откровенное заявление вызвало множество комментариев.

Правда, сам Лужков сразу же стал уверять: дескать, его слова неправильно истолковали в прессе (обычная манера тех деятелей, которые отваживаются на рискованные заявления).

Однако эти оговорки и отречения мало кто воспринял всерьез. Большинство тех, кто хотя бы мало-мальски следил за происходящим в стране, слова Лужкова поняли однозначно: московский мэр действительно готовится стать российским президентом.

Одним из первых отреагировал на заявление Лужкова от 30 сентября Виктор Черномырдин. Оно его ничуть не удивило.

Всем было и раньше известно, сказал экс-премьер, что Лужков будет баллотироваться.

С этого момента со всех сторон особенно интенсивно стали раздаваться слова поддержки, адресованные Лужкову.

Так, 7 октября депутаты Мосгордумы и лидеры столичных профсоюзов открыто призвали заменить Ельцина на московского мэра. Не уверен, что эти призывы были согласованы с самим Лужковым и сильно понравились ему. Все последующие месяцы он был исключительно осторожен в публичных разговорах о своем возможном президентстве.

Самую горячую поддержку заявление Лужкова, естественно, встретило у его прямых подчиненных.

Юрий Лужков это та личность, которая нужна сейчас России и которая может решить стоящие перед ней острейшие проблемы, заявил зам Лужкова в московском правительстве Владимир Ресин.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий