Конфликт между римским католичеством и православием: от религии до идеологии

St John the Evangelist and Saint Prochoros

St John the Evangelist and Saint Prochoros 18 c

Введение

Конфликт среди христиан, прежде всего между католиками и православными является «больным вопросом», который вот уже на протяжение десяти веков не может быть разрешен.

Для решения данной проблемы необходимы люди, искренне желающие объединения церквей. Нет сомнений в том, что тот, кому это удастся, будет приобщен к лику святых. Однако, сформировавшиеся сознание, политические интересы, политические проекты, а также многое другое препятствуют более тесному знакомству православных и католиков и выходу из недопонимания. Прогресс не наблюдается даже в Европейском Союзе, в рамках которого объединены все христианские конфессии, так как в данном регионе потребность в интеграции более чем необходима.

Догматическая структура конфликта между православием и католичеством

Раскол в ранее единой христианской церкви начался с догматического разногласия: в западную версию Символа вере, принятого на соборе в Константинополе в 381 году, внесли в VII веке filioque («и от Сына»). Поскольку восточнохристианская версия осталась прежней, т. е. не потерпела перемен, представители данного религиозного направления считают, что католики «изменили» религиозным догмам. Католики же, в свою очередь, придерживаются подобного мнения уже в отношении православных, поэтому прозвали их «схизматиками». Таким образом, догма явилась поводом раскола, хотя следует отметить, что он произошел и разразился на протяжении нескольких веков до официального заявления об этом в 1054 году.

В течение последующих веков социальные процессы в двух разделившихся церквях приняли различный оборот, что, в свою очередь, привело к образованию своеобразного барьера в сознании верующих, преодолеть который очень непросто. Согласно православным источникам, отклонения от истинной веры произошло у католиков, в то время как им самим удалось сохранить незапятнанность веры и социального устройства, из-за чего они часто удостаивались эпитета «окаменевшей церкви».
Кроме различий в толковании Символа вере, также появилось несколько расхожих моментов, причина которых имеет непосредственно социальный характер:

— безгрешность папы;
— обряд причастия;
— целибат;
— обряд соблюдения постов;
— запрет повторного брака (у католиков);
— постные дни (у православных – среда и пятница, а у католиков – вторник и суббота);
— (не)ношение бороды священниками и монахами (у православных), и т. д.[1]

Как бы то ни было, догматические различия привели к тому, что православные раскол с католиками, а в последующем последних с протестантами, считают последствием различного толкования Евангелия. Так, например, с точки зрения Булгакова, православная церковь, так называемая Иоаннская, по большей части основывается на учении апостола Иоанна, в то время, как католическая – апостола Петра, а протестантская – апостола Павла[2]. Если данное предположение принять как верное, значит, что правы все, так как некоторые положения возведены до уровня значительных различий, хотя, как, в самом деле, они должны бы были все существовать в рамках единого учения. Таким образом, поддержание различий больше условлено идеологией и политическими интересами, нежели религиозными догмами.

Идеологическая структура конфликта

Следует отметить, что в современной общественной доктрине Римско-католической церкви православию уделяется мало внимания (речь идет об официальных документах, энцикликах понтифика). Если рассмотреть 18 главных энциклик и документов, составляющих основу современной общественной доктрины Римско-католической церкви, то можно заметить, что в них нет ни упоминания о православных. В то же время, аналогичную методику нельзя применить при рассмотрении православия, так как весьма отличается сама церковная организация, а также в данном случае не существует традиции издания энциклик.

Согласно исследованиям Николы Бижаца, папство (и церковные наставники Римско-католической церкви) вплоть до Пия XII выражало негативное отношение к тем, кто исповедует другие религии, в том числе и к православным. Определенные попытки изменить данную ситуацию были предприняты лишь через несколько десятков лет, незадолго от Второго ватиканского собора. Однако, те попытки были весьма нерешительные, хотя, в своем роде, значительные[3].

Однако религиозные издания хорошо освещают вопрос отношений двух христианских церквей. Автор данных строк после того, как сравнил выпуски этого года (2006 год – З. М.) сербского периодического издания «Правлославље» и католического «Глас концина», может утверждать, что на страницах последнего из перечисленных журналов до сих пор ощущается дух раздора и, в определенной степени, неприязни по отношению к сербам и русским – исповедующим православие, а не любви, как бы это должно было быть, согласно Божьим заповедям христианской морали[4].

Следует отметить, что мы не настаиваем на том, что в православной среде нет «укоренившихся» мнений относительно католиков, которые, например, можно найти в сербских пословицах: «Католики – известные обманщики», «хитрый католик», «нет большего обманщика, чем католик» и т. д. Если же рассматривать с позиции православия, сербского и русского в особенности, католичество, то оно в целом воспринимается через три призмы: призму политики Ватикана к православным, влияния данной политики на действия «Церкви хорватов» и «Церкви поляков». Посредством трех данный векторов политики римско-католической церкви выстраивается отношение двух третьих православных к католичеству. Известным остается факт, имеющий место в православной среде, что нации, исповедующие католичество, которые на прямую граничат с православными, отличаются большей агрессивностью, чем те, у которых нет непосредственного контакта с ними[5]. Поэтому позиция поляков к русским аналогична позиции хорватов к сербам.

Портрет православных, русских и сербов в особенности, в средствах массмедия, принадлежащих католикам, ничем не отличается. Он основывается на нескольких стереотипах:

1. православные (бизантийцы, в жаргоне католиков данное наименование имеет оскорбительный оттенок) склоны ко лжи[6];
2. православные сербы носители антикультуры, т.е. они принадлежат инфериорной цивилизации, русским же в упрёк ставилась «русская отсталость», «азиатчина», русский «примитивизм» и т. д.;
3. православные когда-то обратили в свою веру большое число хорват, черногорцев, а также украинцев и белорусов, которых сейчас нужно вернуть в лоно веры истинной. Папа Пий XII в «Послании к русскому народу» утверждает, что «Россия всегда была едина с Римской церковью, вплоть до 1448 года»[7];
4. православные «присваивают» себе выдающихся деятелей католической культуры, науки и политики и объявляют их православными (например, Н. Тесла, Н. Бердяев) – этих личностей надо вернуть католической культуре;
5. православные – цареубийцы и носители анархии в мировой масштабе;
6. православные – неисправимые агрессоры и т. д.

Православные же к Римско-католической церкви выдвигают претензию, которую можно сформулировать как желание католиков подчинить их папе, в результате чего развилась активная прозелистическая и униатская деятельность. В самом деле, данная позиция православия находит подтверждение в ряде факторов. Прежде всего то, что каждое преступление, совершенное католиками против православных, мотивированно именно этим[8], хотя, если смотреть глубже, часто можно заметить скрытое желание присвоить материальные и духовные блага православных.

[1] Более подробно с догматическими различиями двух церквей, с точки зрения православия, более подробно можно ознакомиться: Булгаков С. Православље. Нови Сад: Књижевна заједница Новог Сада, 1991.
[2] См.: Булгаков С. Православље. С. 223.
[3] См.: Bižaca N. Odnos crkvenog učiteljstva prema religijama prije II vatikanskog sabora. // Crkva u svijetu, № 3. 1998. стр. 254 – 260.
[4] См.: Милошевић З. Афирмација (нео)усташтва у «Римокатоличкој цркви у Хрвата» // Градишки зборник, №. 6. Градишка, 2004. стр. 69 – 73. О польской Армии Краёвой см.: Јермолович И., Жумар С. Необјављени рат: деловање римокатоличко-пољске илегале у Белорусији 1939—1953. године. Шабац: Бели анђео, 2003.
[5] См.: Воейков Н. Церков, Русь и Рим. Минск: Лучи Софии, 2000. С. 296
[6] Для католиков сербы придумали Ясеновац, убийство в православной церкви в Глине во время Второй мировой войны, затем истребление детей 5, 7 и 12 февраля 1942 года недалеко от Баня Луки и т. д. В то же время покойный загребский епископ д. н. Джуро Кокша в одном интервью заявил: «Ясеновац стал тем, что сербы стремятся начисто забыть. Говорят, что вообще в Ясеновце погибло больше хорватов, чем сербов». Tretji dan. Ljubljana, № 8. 1991. С. 12. Данная позиция Кокши по большей части обусловлена нежеланием признать правоту сербов. Это «политика Ватикана» произнесенная устами одного епископа.
Один ребенок пережил геноцид, совершенный усташами и католическими монахами в деревне Дракулич 7 февраля 1942 года. Уже, будучи взрослым человеком, он написал книгу, в которую вложил все свою души, с целью не придать данное истребление забвению. В книги приведена абсолютно противоположная версии епископа позиция о преступлении усташей (католиков). См.: Лукајић Л. Фратри и усташе кољу – злочинци и сведоци. Покољ Срба у селима код Бања Луке Дракулићу, Шарговцу и Мотикама 7. фебруара и Пискавици 5. и 12. фебруара 1942. године. Београд: Фонд за истраживање геноцида, 2005.
[7] См.: Воейков Н. Церков, Русь и Рим. С. 296.
[8] См.: Кашић Д. Отпор марчанској унији. Београд: Православље, 1986;Грујић Р. Деловање Ватикана према Србима под Турцима. // Искушења православља у Босни и Херцеговини. Под ред. Максимовић С. и Милошевић З. Брчко: СПЦО, 2002, стр. 12 – 19; Avramov S. Opus dei. Novi krstaški pohod Vatikana. Veternik: LDIJ, 2000; Рим не мирује. О старим и новим покушајима Римокатоличке цркве да потчини православне. Зборник радова. Под ред. Васиљевић М., Милошевић З. Шабац: Бели анђео, 2003. Унија. Политика Римокатоличке цркве према православним Словенима. Зборник радова. Београд: Институт за политичке студије, 2005.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий