Афон. Свято-Пантелеимонов монастырь

Первые русские иноки прибывают сюда в 1835 году. Среди них многие видные люди России того времени, в том числе, князь Ширинский-Шихматов. Иеромонах Аникита (имя князя после пострижения) много содействовал благоустройству русского монастыря «Св. Пантелеймона» и выделил в этих целях значительную часть своего большого состояния.

Великий князь Константин Николаевич

Прилив русских монахов особенно усилился с 1840 года. Их прибытию содействовала не только русская церковь, но и вся государственная машина. В 1845 году русский монастырь посещает великий князь Константин Николаевич, в 1869 году — великий князь Алексей Александрович, а в 1881 году — великий князь Константин Константинович вместе с великой княжной Александрой Петровной.

Представительница царского двора не сошла, конечно, с корабля и довольствовалась созерцанием красот Афона с палубы.

В 1850 году численность русских монахов становится равной численности греческих, а в дальнейшем стремительно растет и начинает значительно превосходить ее. Этот факт вызвал трения между русскими и греками, последние боялись, и не без основания, полного численного превосходства русских на Святой Горе. Позже, в начале ХХ века, число русских монахов на Афоне составило 5000 (из них свыше 2000 — в русском монастыре) при общей численности афонской общины 10000 человек.

Тем временем умирает старейший из монахов, игумен монастыря Герасим. Новым игуменом русского монастыря «Св. Пантелеимона» в 1875 году становится Макарий Сушкин, который пребывает на этом посту до 1889 года. При нем монастырь укрепил свое материальное положение, значительно расширился и выдвинулся на ведущие позиции среди афонских монастырей. Русские монахи с присущей им щедростью каждое воскресенье организовали раздачу продовольствия, одежды и денег для малоимущих монахов и мирян. Монастырь вел активную научную и просветительскую деятельность, издавал журнал «Собеседник» и имел собственную типографию. О размахе и организации работы свидетельствует тот факт, что только для вышеуказанных целей в монастыре было задействовано 30 человек.

Все это, конечно, не было бы возможным без щедрой поддержки со стороны Священного Синода и русского правительства. На нужды монастыря выделялось ежегодно 100 тысяч золотых рублей. Субсидия была отменена в 1917 году правительством Керенского. Весьма распространенную практику получили и «милостынные сборы» в России в пользу монастыря. Особенно обильным был сбор в 1863-67 гг., когда иеросхимонах Арсений путешествовал по России со святыней. В Одессе, Санкт-Петербурге и Константинополе у монастыря имелись подворья, откуда поступала экономическая помощь. И, наконец, отметим многочисленные пожертвования со стороны многих частных лиц.
В конце XIX — начале XX веков на Афондля поклонения чудодейственным мощам Св. Пантелеимона прибывало огромное количество русских паломников. Ежегодно через Одессу, где проходил сбор паломников, в русский монастырь приезжало до 30 тысяч человек. Все они находили приют в монастыре, размещались в странноприимном доме («фондарике») и получали бесплатное питание. По древней традиции, монастырь предоставляет каждому, кто постучится в его ворота ночлег и бесплатную миску супа со стаканом вина. Благочестивые русские христиане, конечно же, не оставались в долгу, делая щедрые пожертвования на нужды монастыря.

Политика «открытых дверей» русского монастыря имела и обратную, негативную сторону. Нередко среди прибывающих оказывались люди далекие от религии, а подчас и просто уголовные элементы.

Привлеченные сюда славой легкой жизни, «земного рая» на Афоне и скрываясь от русского правосудия они вносили известные проблемы в жизнь монастырей , нарушая их идиллическое спокойствие. МИД России, Священный Синод и Вселенская Патриархия, весьма встревоженные этой ситуацией, были вынуждены принять ограничительные меры. Так, в дальнейшем, каждый паломник, прибывающий на Афон, должен был предварительно получить рекомендательное письмо от епархиального начальства, в юрисдикции которого он находился.

Октябрьская революция 1917 года имела трагические последствия и для русского монашества на Афоне. Отныне сюда прекращает поступать всяческая помощь из России, а русские монахи оказываются отрезанными от своей родины. Положение усугубляется и подозрительным отношением ко всем новоприбывающим на Афон монахам из России. Опасаясь проникновения коммунистической идеологии на Святую Гору, страны-гаранты международного статуса Афона, закрывают практически все двери для пополнения русской монашеской общины из России. Впредь незначительное пополнение будет идти только за счет русских эмигрантов, проживающих в Западной Европе. Вот, что пишет по этому поводу уже упомянутый нами русский писатель Б. Зайцев: «... Однако приток все-таки есть. Он идет теперь не из России, а из эмиграции. Русский Париж, русская Сербия дают пополнение Афону. Многое меняется на наших глазах. Если прежде на Афон шли преимущественно из купечества, мещан, крестьянства, то теперь я вижу молодого иеромонаха — офицера Добровольческой Армии, вижу бывшего художника, сына министра, знаю инженера и т. д.»

Но и в самой России по благосостоянию Русского монастыря был нанесен серьезный удар: коммунистический режим конфисковал все имущество Пантелеимонова монастыря (подворья, лавки и т. д.).

Аналогичная участь постигла и подворья Русского монастыря в Турции. В 1924 году Кемаль Ататюрк передал их тогда дружественному ему советскому государству в обмен на широкую экономическую, военную и политическую поддержку.

Один из самых трагических в греческой истории 1922 год. Неудачная для греков война с Турцией (во многом благодаря помощи, полученной турками от советского правительства) закончилась так называемой «малоазиатской катастрофой». Послевоенное положение Греции было особенно тяжелым, ситуация осложнялась и заботой о 1,5 млн греческих беженцев из Турции. В эти годы монастыри Афона оказали посильную помощь в решении проблем стоящих перед государством. Не остался в стороне от этой деятельности и русский монастырь «Св. Пантелеимона». На его огромной территории был основан военный госпиталь, где проходили лечение свыше 1000 греческих солдат.

Летом 1927 года монастырь «Св. Пантелеимона» сильно пострадал от лесного пожара. Пожар начался с соседнего леса Хиландарского владения и перекинулся на лес Пантелеимонова монастыря. Ущерб и без того бедствующего монастыря достиг тогда 3 млн драхм (по ценам того времени). Нынешнее плачевное состояние монастыря завершил еще один сильный пожар (1968 г.), нанесший непоправимый ущерб обители.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий