Анализ церковного раскола в Русской Православной Церкви Заграницей

Матвеев Сергей Иванович
Собор иерархов РПЦЗ в Югославии. 1929 г. В центре на фото - основатель и предстоятель РПЦЗ митрополит Антоний Храповицкий
В статье приведен анализ причин возникновения внутрицерковного раскола в Русской Православной Церкви Заграницей по вопросу о воссоединении с Русской Православной Церковью. Эвристический потенциал исследования заключается в возможности осмысления крайне низкой консолидации русских православных диаспор. Работа основана на уникальных архивных материалах Русской Православной Церкви Заграницей.

Целью настоящей работы является анализ истории возникновения кризисных явлений внутри Русской Православной Церкви Зарубежом (РПЦЗ), связанных с неприятием частью русского зарубежья объединения с Русской Православной Церковью (РПЦ) 2007 года. Для достижения этой цели представляется целесообразным исследовать документы Архиерейского Синода РПЦЗ, а также архивы Свято-Троицкой семинарии в Джорданвилле (США) за вторую половину ХХ века. Отдельного рассмотрения заслуживают документы, относящиеся к подготовке празднования тысячелетия Крещения Руси.

Научной новизной работы является анализ и частичная публикация ранее не опубликованных документов. Основная часть исследуемых в работе документов хранится в архиве Свято-Троицкой семинарии в Джорданвилле (США) и не передавалась в другие архивы. Доступ исследователя к документам осуществляется исключительно при согласовании с высшим руководством РПЦЗ.

После подписания в 2007 году акта о каноническом общении между РПЦ и РПЦЗ, внутри русского православного зарубежья выделяется оппозиция, не принявшая воссоединения частей некогда единой Церкви. Противники церковного общения с Московской Патриархией (МП) в РПЦЗ существовали и раньше, но именно подписание акта о каноническом общении стало отправной точкой к переходу внутрицерковной оппозиции к полноценном расколу.

Практически с момента своего образования РПЦЗ находилась в оппозиции к РПЦ. Достаточно упомянуть такие акты РПЦЗ как Определение Архиерейского Синода РПЦЗ О совершении панихид в годовщину октябрьского перепорота 1. Однако с течением времени в РПЦЗ обозначились различные тенденции в отношениях с РПЦ. Одна часть клира и мирян выступала за сближение с Московской Патриархией, другая часть считала сближение неприемлемым. Понимание невозможности диалога формировалось на протяжении большей части ХХ столетия, но значительно обострилось в период празднования 1000-летия Крещения Руси.

С уверенностью можно утверждать, что для Русской Православной Церкви 1988 год стал переломным. Празднование тысячелетия Крещения Руси послужило отправной точкой для коренного изменения государственно-церковных отношений в СССР. Именно с этого момента наблюдается значительное ослабление контрольно-репрессивного давления со стороны государственного аппарата на РПЦ. Церкви возвращаются храмы, происходят частые встречи государственных деятелей с церковными иерархами, прекращается преследование простых верующих. Однако значительное государственное давление на Церковь сохраняется. Изменение отношений между Церковью и государством не могло не послужить возобновлению диалога между Русской Православной Церковью и Русской Православной Церковью Зарубежом.

Существование раскола между частями некогда единой Церкви было обусловлено несогласием православной иерархии и общественности за пределами России с политикой, проводимой Московской Патриархией в отношениях с государством. Претензии РПЦЗ к Московской Патриархии были обусловлены политикой РПЦ в отношениях с богоборческим государством. Значительным разногласием являлось отношение к канонизации российских новомучеников.

Изменение политики государства в отношении РПЦ явилось импульсом, позволившим задуматься о преодолении наиболее острых противоречий между Русской Церковью и православным зарубежьем. Со стороны Московской Патриархии звучат обращения к иерархии РПЦЗ, призывающие к совместному празднованию тысячелетней даты христианства на Руси.

Несомненно, отношение государства к Русской Православной Церкви в период перестройки претерпело значительные изменения Однако, эти изменения не носили глубинного идеологического характера. Чувствовалась определенная неполнота новой политики. Примечательно одно из выступлений председателя Совета по делам религий К. Харчева, в котором он говорил: «По Ленину, партия должна держать под контролем все сферы жизни граждан, а так как верующих никуда не денешь и наша история показала, что религия всерьез и надолго, то искренне верующего для партии легче сделать верующим также в коммунизм. И тут перед нами встает задача: воспитание нового типа священника; подбор и постановка священника — дело партии»2.

Во многом политика Горбачева в отношении РПЦ была обусловлена экономическим кризисом эпохи застоя. Отдельные реформы и вся перестройка в целом проваливались. Стало необходимым вовлечение в хозяйственную деятельность страны в том числе и неблагонадежных верующих. Можно сказать, что наибольшие изменения претерпела не религиозная, а социальная политика СССР. При этом происходит некоторое переосмысление коммунизмом инакомыслия. Так, например, после обращения известных церковных диссидентов, священников Глеба Якунина и Николая Гайнова к Патриарху Пимену, они не подверглись репрессиям, как это случалось раньше. И это несмотря на критику государственной политики в отношении РПЦ. Однако Зарубежная Церковь практически не заметила этого изменения, заявляя об огромном количестве политзаключенных в СССР.

В среде русского зарубежья эта инициатива не находит особой поддержки. Со стороны церковной иерархии и православной общественности звучат обвинения в адрес Московской Патриархии в сохранении согласительной политики в отношении к безбожному государству. Основой негативного отношения к идее совместного празднования Крещения Руси становится вопрос почитания российских новомучеников. Видение современного состояния Русской Православной Церкви зарубежной иерархией хорошо иллюстрируется Юбилейным посланием Архиерейского собора к пастве Русской Православной Церкви. В числе прочего послание отражает понимание РПЦЗ своей функции. Сохранение православной веры возможно только в условиях свободы и бескомпромиссного служения Христу. «Мы единственные русские епископы, голос которых может и должен быть и является свободным голосом Матери Церкви <...> мы единственные русские епископы, хранящие каноническую чистоту рукоположения от святителей русских, не получавшие никогда разрешения или, тем более, приказания на это от врагов Церкви <...> Мы единственные русские епископы, дерзнувшие прославить мучеников и исповедников новых нашей Церкви, так как на родине никто не мог и не может еще сделать этого»3. В этом же документе выражается надежда на непременное сближение и объединение двух частей единой Церкви в будущем. Однако в данный момент такое объединение не представляется возможным. «Но пока исповедники веры Христовой томятся и умирают в тюрьмах и лагерях, пока церковное возглавление Московской патриархии поражено безгласностью и не может говорить правды, мы – русские епископы за границей, чувствуем страшную ответственность, лежащую на нас, за всю Церковь»4.

В Зарубежной Церкви мало кто верил в возможность качественного изменения положения РПЦ в Советском Союзе. Примечательно слово архиепископа Антония (Бартошевича), сказанное им по поводу избрания митрополита Виталия первоиерархом РПЦЗ. «Тебе предстоит, через два года, провести торжественный юбилей 1000-летия Крещения нашей Родины. Тысячу лет мы живем христианами, что должны показать не на словах, а на деле. Этот юбилей мы должны провести здесь так, чтобы он был юбилеем и там, на Родине. Там запретят празднование, или позволят, сведя его на нет, и то – под издевательства и угрозы советской прессы. Только отсюда услышат наши порабощенные братья голос Русской Церкви. Твой голос, Владыко, как Святителя Божия»5.

В этой связи представляется интересным проанализировать подготовку к празднованию тысячелетия Крещения Руси в Русской Православной Церкви Зарубежом. Многие архивные документы этого периода отражают полемику по вопросу сближения Московской Патриархии и Русской Православной Церкви Зарубежом.

Приготовления к празднованию начались задолго до самой даты. Процесс подготовки к празднику оказал значительное консолидирующее влияние в среде православной части русских диаспор за рубежом. Мы можем наблюдать оживление научно-публицистической деятельности Русского Мира. В этот период выходит огромное количество публикаций по российской истории, посвященных осмыслению роли Русской Православной Церкви в построении государства и становлении русского менталитета. Охват данной деятельности огромен. Это и научные монографии, и статьи в периодических изданиях, отдельные издания различных епархий РПЦЗ, публикации биографического характера и т.д. Практически все подобные публикации содержат анализ современного состояния отношений между РПЦ и РПЦЗ. Практически везде указывается на значительное отступление Московской Патриархии от христианских идеалов в угоду атеистическому государству.

В то же время ряд авторов, предвидя близкое падение советской власти, считает необходимым участие Русской Православной Церкви в определении основ нового правления в России. «Точно так же не безразлично для Церкви, какая будет в России после советской власти государственная форма правления. Православная Церковь не может предпочесть власть народа, что то же – народной толпы, царской власти по той причине, что народоправство не есть Богоустановленная власть и не коренится в Св. Писании»6. Можно сказать, что многих авторов русского зарубежья этого период объединяют монархистские настроения. Множество общественных организаций, объединивших соотечественников за рубежом, видят будущее России в восстановлении монархии, а себя – хранителями идеалов и устоев русской православной государственности. Среди таких организаций можно выделить находившийся в США Российский Имперский Союз-орден, призывавший в юбилейном году «объединиться вокруг законного главы Дома Романовых»[5]. С подобными инициативами к православному населению и за рубежом обращаются такие общественные организации, как Объединение за Свободу России (Нью-Йорк), Американо-Русский союз помощи, Русский центр (Сан-Франциско), Общество Галлиполийцев в США и многие другие.

Следует отметить, что все перечисленные общественные организации в означенный период были объединены вокруг Русской Православной Церкви Зарубежом. Свидетельством этому служит огромное количество писем, направленных в адрес Синода РПЦЗ. Практически во всех посланиях отмечается главенствующая роль Православной Церкви в определении дальнейшей судьбы России. Именно Церковь, по мнению зарубежной православной общественности, должна во многом определить дальнейший путь развития России, передав ей сохраненную духовность, культуру, государственность. Более того, Зарубежная Церковь представляется как эталон для оздоровления РПЦ.

Выдвигая определенные требования к церковной политике Московской Патриархии, русское зарубежье не только предлагает условия, на которых возможно сближение, но пытается преодолеть кризис церковной жизни, порожденный семьюдесятью годами государственных гонений на Церковь. Происходит значительная рефлексия в области консолидации русского общества за рубежом и в России вокруг одних идеалов.

С точки зрения синергетического подхода, конец 80-х годов прошлого века явился для СССР точкой бифуркации, когда дальнейшее существование страны стало невозможным. Вместе с тем становится очевидным бесконечное множество путей дальнейшего развития России. Кроме этого, растет роль отдельных социальных институтов в определении вектора дальнейшего развития. Русское зарубежье понимало это очень отчетливо. Те выступления, которые пару десятилетий назад остались бы не услышанными, теперь могли дать импульс и определить направление реформирования общества.

Подводя итог краткому обзору развития межцерковных отношений РПЦ и РПЦЗ в связи с празднованием 1000-летия Крещения Руси, можно сделать следующие выводы:

1. Несмотря на значительное изменение положения РПЦ в советском государстве, в РПЦЗ сохраняется высокая степень недоверия по отношению к Московской Патриархии. Более того, меняется «градус» недоверия. Если раньше русское зарубежье видело РПЦ преимущественно страждущей, то теперь звучат открытые обвинения в согласительной политике, сотрудничестве с безбожным режимом и т.д.
2. Принципиальным разногласием между двумя частями Церкви становится вопрос о русских новомученниках и исповедниках ХХ века. Данный спор имеет каноническое выражение в Декларации митрополита Сергия (Страгородского), признающей схожесть целей советского государства и РПЦ7.
3. Немногочисленные попытки Московской Патриархии пойти на сближение с РПЦЗ не находят никакой поддержки в РПЦЗ. Основная часть критики в адрес Московской Патриархии носит неконструктивный характер, сводясь к огульному очернению РПЦ и чрезмерно лояльному восприятию РПЦЗ.
4. Качественная разница понимания статуса РПЦ в СССР и на Западе, обозначившаяся в связи с празднованием тысячелетия Крещения Руси, стала отправной точкой в формировании крайне консервативной оппозиции внутри РПЦЗ, ставшей основой раскола по вопросу объединения Церквей в 2007 году.
5. На сегодняшний день отсутствуют механизмы преодоления схизмы внутри русского православного зарубежья ввиду крайней непродуктивности критики в адрес РПЦ и полной недоговороспособности раскольников.

Список литературы

  1. А.В. Попов. Русское Православное Зарубежье/Материалы к истории русской политической эмиграции. — М.: ИПВА, 2005.
  2. Архиеп. Серафим (Соболев) Русская идеология. Джорданвилль, 1987 .
  3. Герд Штриккер. Русская Православная Церковь в советское время (1917—1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью. — М.: ПРОПИЛЕИ, 1995
  4. Законодательство Русской Православной Церкви Заграницей (1921—2007). — М.: ПСТГУ, 2013 г.

5. Письмо Российского Имперского Союза-ордена от 25\15 июля 1988 г. Архив Синода РПЦЗ в Нью-Йорке. Опись 1-76-I.
6. Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый. Тысячелетие Крещения Руси – 25 лет спустя?
7. Юбилейное послание Архиерейского собора к пастве Русской Православной Церкви. Архив Синода РПЦЗ в Нью-Йорке. Опись 1-76-I.

Примечания:

1. Законодательство Русской Православной Церкви Заграницей (1921—2007). — М.: ПСТГУ, 2013 г.
2. Герд Штриккер. Русская Православная Церковь в советское время (1917—1991). Материалы и документы по истории отношений между государством и Церковью. — М.: ПРОПИЛЕИ, 1995.
3. Юбилейное послание Архиерейского собора к пастве Русской Православной Церкви. Архив Синода РПЦЗ в Нью-Йорке. Опись 1-76-I.
4. Юбилейное послание Архиерейского собора к пастве Русской Православной Церкви. Архив Синода РПЦЗ в Нью-Йорке. Опись 1-76-I.
5. Протодиакон Герман Иванов-Тринадцатый. Тысячелетие Крещения Руси – 25 лет спустя? URL:  www.karlovtchanin.eu
6. Архиеп. Серафим (Соболев) Русская идеология. Джорданвилль, 1987 .
7.  А.В. Попов. Русское Православное Зарубежье/Материалы к истории русской политической эмиграции. — М.: ИПВА, 2005.

Источник: Богослов.ру

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий