Борьба уральского епископата, духовенства и мирян с обновленчеством в 1922—1925 годы

Материалы IV Международной научно-богословской конференции

В докладе представлены поиски форм борьбы Патриаршей Церкви с обновленческим расколом на Урале с 1922 по 1925 гг. Используя материалы нескольких судебно-следственных дел, показано, как сторонники Патриарха Тихона видели противостояние обновленческому расколу на Урале в: 1) появлении независимого от властей епископата. Характерный пример — выборы Нижнетагильского еп. Льва (Черепанова); 2) создании и активной деятельности союзов приходских общин; 3) поисках форм церковного самоуправления в ситуации вынужденного (в результате репрессий) отсутствия на кафедре епископа.

После волны красного террора1918 г., во время которого многие десятки священников достойно и по-христиански приняли смерть от рук обезумевших палачей, авторитет Церкви значительно повысился. Церковь-мученица стала привлекать внимание прежде равнодушных к ней людей. Вот, например, свидетельство Петра Александровича Мещерякова, 46 лет, рабочего: «Приблизительно в 20-м году, по втором приходе на Урал красных особо сильный подъем религиозных чувств испытывали граждане. Это настроение переживала и наша община, а с ней вместе и я. Тогда я был записан в члены общины и совета с моего согласия» 1 . Не добившись поставленных целей по быстрому уничтожению Церкви, власть была вынуждена сменить тактику и дополнить в1922 г. внешнюю борьбу инспирированием внутрицерковных расколов. К сожалению, во многом это удалось, обновленческий раскол пришел и на Урал. Как пытались противостоять этому сторонники Патриаршей Церкви, видно из нескольких дел, заведенных на деятелей Нижнетагильской автокефалии.

Борьба уральского епископата, духовенства и мирян с обновленчеством в 1922—1925 годы

 

Борьба уральского епископата, духовенства и мирян с обновленчеством в 1922—1925 годы

Арестовав в Екатеринбурге еп. Григория, власть навязывает верующим своего кандидата на епископскую кафедру, городские общины с этим не согласны, но как противостоять претензиям самозванцев? Для собирания Церкви и противодействия обновленческому расколу необходим канонически приемлемый центр, не подверженный влиянию НКВД, и он появляется. Как видно из «Протокола экстренного общего Собрания Приходских Советов г. Н. Тагила, происходившего в Введенском храме в 6-ть часов вечера 19/6 декабря 1922 года», в своей борьбе с обновленчеством верующие решили опираться на постановления Собора 1917–18 гг. и выбрать себе епископа, которому доверяют: «Повестка собрания: Избрание кандидата Епископа Н. -Тагильского, в связи с учреждением в Н. -Тагильском уезде Епископской кафедры. <...> Для церковного общения Епископа со своей паствой — мирянами необходимо, чтобы Архипастырь церкви мог совершать посещения своей паствы, включая все уголки ее, и чтобы как Архипастырь был знаем на местах своей паствой, а это возможно, когда Епископ будет ведать меньшим количеством приходов и в состоянии, по крайней мере, не менее одного-двух раз в год бывать на местах в приходах и видеть вверенную ему духовную паству; в следствии чего и принято Российским Церковным Собором положение об Уездных Епископах, состоящих в общем ведении у Епархиального Епископа» 2 .

Как видно из протокола, вопрос об избрании епископа поднимался не впервые, причем одним из предыдущих кандидатов (победившим!) был мирянин: «Председатель собрания приводит фактическую справку о том, что весной текущего года поднимался вопрос приходскими Советами г. Тагила об избрании кандидата на Епископскую кафедру Н. Тагила. На означенную кафедру были выдвинуты кандидатуры о. архимандрита Иринея, священнослужителя Входо-Иерусалимского собора и академика члена Патриаршего Совета (вероятно имеется в виду Высший Церковный Совет, избранный Собором 1917–18 гг. — О. И.) Куляшева Андрея Гавриловича, причем последний получил фактическое избирательство, но в августе месяце с. г. он неожиданно скончался и кандидата на место Н. -Тагильского епископа до сих пор нет» 3 .

Возможность свободно собираться и выбирать епископа, с одной стороны, радует многих, но есть и опасающиеся: «Гр. Всехвальнов вносит запрос: вправе ли и полномочно ли настоящее собрание выдвигать кандидатуру Епископа. Гр. Ветлугин на предмет запроса Всехвальнова информирует собрание с юридической точки зрения о законности его, так как количество собравшихся верующих представителей целого уездного города, безусловно, правомощно» 4 .

Из 4 кандидатур наибольшее количество голосов набирает молодой вдовый священник Леонид Черепанов, гораздо меньше голосов получают два архимандрита из крупных монастырей и более маститый протоиерей. «Решили: Собрание единогласно просит о. Леонида Черепанова принять кандидатуру на пост Епископа Н. Тагила» 5 . Организацию его хиротонии Союз религиозных общин берет на себя: «После выбора Льва Сидоров Владимир Игнатьевич предложил Льва на хиротонию послать в г. Уфу, епископам из черного духовенства Иоанну и др. фамилии не помню. Сидоров говорил, что с Уфимскими епископами он знаком с детства, и это будет наикратчайший пункт, а, следовательно, и наименьшие расходы. Екатеринбург во внимание не принимался ввиду того, что там епископ Никанор был из белого духовенства (Григорий был в заключении)... Сидоров ездил в Уфу и потом доложил мирянам всех общин, что Уфимские епископы посвятить Льва согласны...» 6 .

Борьба уральского епископата, духовенства и мирян с обновленчеством в 1922—1925 годы

В первой проповеди по приезду еп. Лев говорил: «...когда я поехал из Уфы, то мне Уфимские архипастыри в наставление говорили, что ты идешь не розы снимать, а шиповник, не страшись, хотя бы тебе пришлось пострадать — в том твой крест» 7 . Без страданий, конечно, не обошлось.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий