Царская Семья и Дальняя Россия

риумфальная арка во Владивостоке, воздвигнутая в ознаменование приезда Цесаревича Николая Александровича.

А.Хвалин

В общей сложности Наследник Цесаревич пробыл во Владивостоке 11 дней. Такое счастье еще не выпадало на долю провинциальных городов. Здесь, на далекой окраине России, Его Императорским Высочеством, будущим Самодержцем Всероссийским были заложе­ны: железная дорога, вокзал, сухой док, памятник адмиралу Невель­скому, т.е. личным присутствием Царского Сына были освящены здесь все основные скрепы русской жизни, держащие нас, недостойных, и поныне.

Утром 11 -го мая 1891 года Его Императорское Высочество Наследник Цесаревич прибыл во Владивосток. Описание встречи оставили многие очевидцы грандиозного события.

Над заливом стоял туман. Три пушечных выстрела с приморских батарей оповестили жителей о том, что эскадра, на которой находится Высокий Гость, подходит к Владивостоку, и все население города устремилось к адмиральской пристани, где предполагалась встреча. Командир порта контр-адмирал Ермолаев вышел на паровом баркасе навстречу эскадре. Через некоторое время после сигнальных выстрелов послышались салютационные выстрелы с крепости и ответные с эскадры. Еще до появления эскадры на рейде, на адмиральской пристани собрались: приамурский генерал-губернатор барон А.Н. Корф, военный губернатор генерал-майор П.Ф. Унтербергер, коман­дир порта контр-адмирал П.И. Ермолаев, комендант крепости генерал-майор Ф.Н. Аккерман и другие высшие военные и гражданские чины Приамурского края и Приморской областной администрации, городская депутация и полицмейстер г. Владивостока... По отдаче якоря приамурский генерал-губернатор барон А.Н. Корф и военный губернатор П.Ф. Унтербергер явились на фрегат приветствовать Госу­даря Наследника Цесаревича с благополучным прибытием в пределы России. После представления главные начальствующие лица удосто­ились приглашения на завтрак к Его Императорскому Высочеству. По случаю дурной погоды съезд на берег был назначен на другой день.

В день прибытия своего во Владивосток Его Императорское Высо­чество Наследник Цесаревич объявил Всемилостивейший Его Импе­раторского Величества Манифест: «В ознаменование посещения Си­бири Любезнейшим Сыном нашим, Государем Наследником Цесаревичем и Великим Князем Николаем Александровичем, желая явить милость нашу тем из отбывающих ныне в Сибири наказания, в силу судебных приговоров, ссыльных, кои по день прибытия Его Импера­торского Высочества в пределы Сибири распределены в установлен­ном порядке, повелеваем: 1. ссыльнокаторжным, которые добрым поведением и прилежанием к труду достойны снисхождения, умень­шить назначенные судом сроки каторги до 2/3, безсрочную каторгу заменить срочною на 20 лет; 2. осужденным за преступления, содеян­ные в несовершеннолетнем возрасте, в каторжные работы менее 4-х лет, ныне же перечислить в разряд ссыльно-поселенцев...»

В день прибытия Его Императорского Высочества Наследника Цесаревича и Великого Князя Николая Александровича было получено известие о назначении Его Высочества шефом первого стрелкового батальона.

На 11.30 часов утра 12-го мая 1891 года был назначен съезд Его Императорского Высочества на берег. При громе пушек, восторженных криках «Ура!», посланной по реям судов команды, собравшегося на берегу народа и войск, при звоне колоколов, Его Императорское Высочество Государь Наследник Цесаревич сошел на берег у адми­ральской пристани.

На пристани был выстроен почетный караул от 1-го Восточно- Сибирского линейного Его Императорского Высочества Великого Князя Алексея Александровича батальона. Высокий Гость был встре­чен генерал-губернатором Приамурского края, военным губернатором Приморской области, командиром порта, комендантом и пред­ставителями города. Владивостокский городской голова И.Я. Маковский поднес на серебряном блюде хлеб-соль и обратился с речью:

«ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЫСОЧЕСТВО! Население Владивостока, как и вся Сибирь, было исполнено невыразимой радости, ожидая Наследника Русского Престола, впервые посещающего здешние далекие окраины. Оно как громовым ударом было сражено известием о злодейском покушении на Священную Особу Вашего Императорского Высочества. Но Господь не допустил свершиться злодеянию и охранил Россию от тяжкого испытания. В общей молитве мы принесли благо­дарение Всевышнему, явившему новое милосердие Свое к русскому народу, и теперь ликуем, встречая на пороге отечества Ваше Импера­торское Высочество в добром здоровье.

Простите неустроенность нашего города! Город — еще новый, только что строится, многого в нем недостает. Но население его богато твердою верою во Всемогущего Бога, безграничною любовью и непоколебимою преданностью своему Монарху и Его Августейшему Дому, — богато именно тем, что издревле составляет оплот величия и могущества нашей родины. Добро пожаловать, Ваше Императорское Высочество!»

Приняв хлеб-соль, Его Императорское Высочество направился к триумфальной арке, воздвигнутой в ознаменование Его приезда. От пристани до арки путь был устлан коврами. По одну сторону пути разместились городские дамы и воспитанницы женских училищ, по другую — гимназисты и воспитанники школ со своими воспитателями. От арки, по левую сторону пути следования Наследника Цесаревича, начиная почетным караулом, стояли шпалерами войска вплоть до собора, по другую сторону — представители всех ведомств и учреждений и массы народа. Приняв почетный караул, Государь Наследник Цесаревич в сопровождении свиты и конвоя из казаков Уссурийской сотни изволил проследовать, приветствуемый громогласным «ура!» народа, в собор, где был встречен протоиереем Смирновым с мест­ным духовенством приветственною речью:

«ВАШЕ ИМПЕРАТОРСКОЕ ВЫСОЧЕСТВО! С великою радостию мы увидели Вас и приветствуем со вступлением на окраину родной земли! Правда, Вам предстоит еще долгий путь, в течение которого придется повстречать много народностей, населяющих обширные пространст­ва Сибири; но все это — верные чада России, трепетно ожидающие посещения своего Высокого гостя, видеть коего для всех составляет великое счастие. Для многих из нас, жителей далекой окраины, жела­ние видеть среди себя Августейшего Сына нашего Монарха казалось несбыточною мечтою, и вот это свершилось. Здешняя окраина, как в наших глазах так и в глазах других, принимает иной вид и значение; места, отправиться куда многие считали не безопасным, благодаря укоренившимся взглядам на Сибирь и великому разстоянию, теперь так же близки к центру, как и любой пункт России; десять тысяч верст, отделяющие нас от столицы, сокращены путешествием Царского Сына. Не столько улучшенные пути и проведение дороги приблизят нас к центру России, сколько сделает это Ваш проезд, убедив всех, что окраина близка к сердцу нашего возлюбленного Монарха. В путешес­твии Вашего Императорского Высочества проявилась отеческая лю­бовь к нам Царя, давшего нам радость видеть возлюбленного Своего Сына.

Где любовь — там самое тесное нравственное единение, которое упрочится еще более тою незримою, но глубокою бороздою, какую проведет по обширному пространству Сибири Ваш проезд. Это — безпримерный факт истории, и она никогда не забудет его; в нем заключаются все данные к торжественному подъему народного духа и всестороннему развитию сил народов, населяющих нашу страну. Из этого исторического события произойдут результаты, итогом коих будет возвеличение всего здешнего края, и наш небольшой теперь городок сделается со временем громадною дверью, которая, по воле Монарха, будет открываться для всего, что прекрасно, что способно вести силы края по пути прогресса. Будущее нашей окраины утешительно, потому что с Вашим проездом чрез нее пройдет великий жизненный нерв, который соединит ее с государственным сердцем, и в этом — несокрушимая надежда на то, что наш город вполне оправдает имя, которое он носит.

Дай Бог, чтобы остальное путешествие Вашего Императорского Высочества было благополучно! Да пошлет Всевышний в спутники Вам Своего Ангела хранителя, под благодатным осенением коего от всей души и от всего сердца желаем Вашему Императорскому Высочеству в полном здравии и с душевным миром возвратиться к Своим возлюб­ленным Родителям."

Народный поток прорвал тонкие шпалеры войск и коляска двигалась в этом потоке. Из коляски, кланяясь и отвечая народному порыву, смотрело молодое, приветливо улыбающееся лицо, одинаково охва­ченное энтузиазмом этой первой ликующей встречи на родной рус­ской земле после долгого плавания в чужих краях.

После совершения благодарственного молебна Его Высочество изволил прибыть в помещение губернатора, где Ему имели счастие быть представленными начальники частей сибирской флотилии и порта, военных частей, гражданских и городских учреждений, а также железнодорожные инженеры. По окончании представления Его Импе­раторскому Высочеству поднесли хлеб-соль на серебряных блюдах старшины от китайских, японских и корейских обществ, проживающих во Владивостоке.

По окончании приема Государь Наследник Цесаревич в сопровождении принца Георгия Греческого, изволил отбыть на фрегат «Память Азова», провожаемый народом и войсками.

В этот день, а также и во все дни пребывания здесь Его Высочества, город был убран флагами, коврами, гирляндами из зелени. По вече­рам были удачные иллюминации.

В понедельник, 13-го мая, Его Императорское Высочество посетил генерал-губернатора. В 5-ть часов дня назначен был в лагере парад войскам, после чего предполагалась заря с церемонией, но вследст­вие дождливой погоды все это отменили.

14-го мая, во вторник, Его Императорское Высочество в сопровождении генерал-губернатора, коменданта и свиты в 9 часов утра отправился на лодке «Манджур» в бухту Улисс, а оттуда в экипаж по батареям. На обратном пути Наследник Цесаревич, возвращаясь сухим путем, посетил экипажную церковь, где прослушал краткий молебен, был в помещениях и казармах. Обойдя казармы и канцелярии экипажа, Его Императорское Высочество изволил отведать пробу пищи, после чего проследовал к себе на фрегат.

В большем разрешении

Фото: Триумфальная арка во Владивостоке, воздвигнутая в ознаменование приезда Цесаревича Николая Александровича.

В тот же день Николай Александрович посетил обед, данный в честь Его Высочества военным губернатором. К семи часам стали съезжать­ся высшие военные и гражданские власти, представители разных учреждений. Ровно в семь часов прибыл Его Императорское Высочес­тво Наследник Цесаревич с Его Королевским Высочеством принцем Георгием... По окончанию обеда — отъезд на фрегат.

15 мая 1891 года, среда, День Священного Коронования Их Императорских Величеств. В церквах, а также на судах были отслужены благодарственные молебны. Суда и крепость произвели салют по Уставу. Его Императорское Высочество был в это время в судовой церкви на фрегате «Память Азова», по окончанию молебна принимал поздравления от морских и сухопутных начальствующих лиц. Затем у Его Высочества состоялся завтрак, на который были приглашены начальники частей.

На принесенное генерал-губернатором поздравление Его Императорскому Величеству, по случаю дня Священного Коронования, барон Корф удостоился получить следующий ответ: «Императрица и Я искренно благодарим всех за поздравление и пожелания. Счастливы, что Цесаревич мог посетить впервые наш Дальний Восток и лично познакомиться со всеми и с интересным краем будущего. Александр.»

Вечером того же дня Его Высочество Наследник Цесаревич с генерал-губернатором и свитой ушел в Посьет и возвратился оттуда в четверг перед спуском флага. Фрегат «Память Азова» конвоировали лодки «Манджур» и «Кореец».

Залив Посьет включает в себя бухту Новгородскую и бухту Экспедиция. В 1860 г. здесь был основан Новгородский пост Н. Назимовым с военного транспорта «Японец» (командир Н. Шкот). 16-го мая , в четверг, 1891 года в Новгородском посту были осмотрены казармы и лазарет, после чего состоялся смотр 2-ой стрелковой бригады, горной батареи и двух сотен казаков.

Еще в начале мая войска отряда были собраны в лагерный сбор вблизи Посьета, верстах в шести на берегу бухты Экспедиция, при устьи р. Барановки. В составе лагерного сбора находились 5-ть батальонов 2-ой Восточно-сибирской бригады, 3-я горная батарея, вторая уссурийская конная и 4-я забайкальская казачьи сотни.

С ранней весны начата была постройка часовни из местного белого мрамора, но при шлифованной отделке задача оказалась неисполнимою в такой короткий срок; успели окончить только цоколь с полом и вывести мраморный киот для образа, а строительные леса часовни декорировали флагами и зеленью. Берег у пристани был украшен барьером из наших и греческих флагов и зеленью, а у входа постав­лены две пирамиды из флагов же и военных арматур, образовавших подобие арки.

Общее внимание обращал на себя громадный двухглавый орел из местного каменного угля, сделанный по мысли командира 6-го строительного батальона полковника Бубнова. На откосе одной из высоких гор, окружающих Новгородск, площадка около 400 кв. сажен вымоще­на каменным углем в виде орла, а прочие атрибуты герба вымощены щебенкою белого мрамора и кирпича. Украшение имело эмблематичное значение — на крайнем юго-восточном рубеже русских владений государственный герб покрыл самую почву...

В два часа утра заревая пушка подняла всех на ноги, а в 3 ½ часа, перекрестясь, войска выступили на место парада, куда и подтянулись к 6-ти утра. К тому же времени на рейде показалась эскадра Цесаревича: фрегат «Память Азова» с конвоировавшими лодками «Манджур» и «Кореец». Батарея заняла место для салюта на оконечности мыса Шелехова, а войска покрыли весь берег перешейка к постовой бухте, где ожидался Его Императорское Высочество.

В 8 ½ часа утра с рейда вошла в пролив бухты лодка «Манджур» под брейд-вымпелом Наследника Цесаревича и за ней «Кореец». Батарея начала салютовать. На пристани Его Высочество принял рапорты командующих войсками отдела и начальника лагерного сбора. Пройдя арку, Наследник Цесаревич направился к почетному караулу. Затем Высокому Гостю был поднесен хлеб-соль от местного купечества и окрестных корейских жителей.

Отсюда Наследник Цесаревич направился к часовне, где состоя­лось краткое молебствие, по окончании которого, посетив лазарет и казармы квартирующего здесь 6-го батальона, отъехал на гору по просеченной в скале дороге, откуда открывался обширный кругозор, — видны отчетливо все берега громадной бухты Экспедиции с Новокиевском и лагерем, за которым синеют массивы пограничного с Китаем хребта Черных гор, а с другой стороны открывается почти весь рейд Паллада (на этой горе был водружен русский флаг при первом занятии Посьета).

После принятия парада, на обратном пути, у пристани от охотничьей команды 9-ой стрелковой батареи были поднесены шкуры тигра и огромного медведя, убитых перед самым Его приездом в верховьях реки Рязаново. Охотников свезли на фрегат «Память Азова», наградив каждого серебрянными часами. Старшие начальники и командиры частей получили приглашение к Высочайшему завтраку. После этого эскадра возвратилась во Владивосток.

В 10 часов утра 17-го мая, в пятницу, Его Императорское Высочество со свитой присутствовал при закладке памятника адмиралу Г.И. Невельскому, который во главе экипажа военного транспорта «Байкал» в 1849 году совершил обследование Амурского лимана и устья р. Амур, а впоследствии в течение пяти лет возглавлял экспедицию в этих местах.

Задолго до прибытия Августейшего Путешественника собрались члены комитета по устройству памятника и команда матросов с хором музыкантов. У самой закладки был разбит павильон, декорированный флагами — это место предназначалось для Наследника Престола и свиты. Ровно в десять часов в сопровождении принца Греческого Георгия, свиты, генерал-губернатора, военного коменданта и других начальствующих лиц прибыл Наследник Цесаревич, которого встретил председатель комитета по строительству памятника контр-адмирал Ермолаев. По совершению молебна Его Высочеству была подана серебряная доска. Заложив ее в отведенное место, Его Императорс­кое Высочество собственноручно заделал цементным раствором ка­мень, после чего продолжилась работа по заделки закладки.

Впоследствии памятник был построен и открыт в 1897 году после торжественного молебна при параде войск и салюте. Выполнен из гранита серого цвета. Представляет собой четырехугольную пирамиду высотой около 10 метров с глубокими горизонтальными рустами. На вершине пирамиды укреплены выполненные из бронзы глобус и двуглавый орел (автор проекта А. Антипов, скульптор А. Игнатьева).

После закладки памятника Невельскому Его Высочество проследовал в женское училище, а затем в мужскую прогимназию в сопровож­дении конвоя казаков уссурийской сотни. Потом посетил военный лагерь, при отъезде из которого офицеры отпрягли лошадей и повезли до конца лагеря коляску с Августейшим Гостем под громое «Ура!» войск и народа.

В тот же день Его Высочество посетил местный музей, образованный при Обществе изучения Амурского края в 1890 году. Наследник Цесаревич Николай Александрович и Греческий принц Георг записали свои имена в число почетных посетителей музея. Его Императорское Высочество оставил в дар музею свою фотографию и пожертвовал тысячу рублей. От музея в дар было преподнесено чучело местного белокрылого орла, а от общества охотников — красивая шкура уссурий­ского тигра.

В 10 часов вечера в Морском клубе прошел раут, собравший около 300 человек и завершившийся фуршетом, после чего в 12 часов гости разъехались.

Назад                           Далее

Источник: d-m-vestnik.livejournal.com

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий