Черносотенцы в Поволжье

Кузнецов Валерий Николаевич
кандидат исторических наук,
доцент Ульяновского государственного педагогического университета.

Правый фланг партийной жизни Поволжья занимали националистические монархические организации. Союз русского народа пользовался наибольшим влиянием в Саратовской губернии, где существовало двенадцать его отделов и шесть подотделов1.

Крупнейшие отделы находились, помимо губернского центра (в декабре 1907 г. более 250 человек), в Царицыне (3000) и Вольске (300). В Самарской губернии насчитывалось семь отделов, в том числе в Самаре (500 человек), а также в Самарском, Бузулукском и Бугурусланском уездах2, и три подотдела. В Симбирской губернии существовали отделы СРН в самом городе, в Корсунском и Сенгилеевском уездах. В апреле 1907 г. был зарегистрирован сызранский отдел численностью в 10 — 20 человек. В Астраханской губернии в самой Астрахани существовала Народная монархическая партия (1300 членов)3.

В черносотенные организации вступали представители как «верхов», так и «низов» общества. Сызранский отдел СРН возглавляли кондуктор железной дороги П. П. Харюткин и печник Ф. С. Истомин; членами состояли служащие, ремесленники, священники, промышленники. Самарскими «союзниками» руководил лавочник СП. Шустов, заметными деятелями этого направления являлись мещанин Н. В. Шишканов и купец Д. М. Коренев. Среди активных союзников Саратова встречались старьевщик, маклер, два сапожника, чиновник, предводитель дворянства. Дворянству в отделах принадлежала не последняя роль. Например, саратовских черносотенцев несколько лет возглавлял Э. А. Исаев. В Астрахани во главе черносотенцев стоял мещанин, торговец граммофонной продукцией Н. Н. Тиханович-Савицкий. Участвовали в черносотенных организациях и священники, но нигде, кроме саратовского «братского союза» (возник во второй половине 1907 г.), они не играли руководящей роли, а в Саратове их влияние объяснялось личными качествами иеромонахов Гермогена и Илиодора.

Социальная неоднородность черносотенства порождала постоянные конфликты, что особенно было заметно в наиболее крупной и деятельной саратовской организации. Споры шли по многим серьезным проблемам. Особые разногласия вызывал аграрный вопрос. Председатель отдела СРН СП. Шишов выступил со своим земельным проектом в апреле 1907 г. на IV Всероссийском съезде союза. Он предложил «истинно русским» дворянам передать свои земли царю со словами "у нас земли много, а у крестьян ее мало, мы ею долго владели, нажили богатство, а потому раздели ее между крестьянами"4. Руководство Союза не поддержало его предложения; Шишова не только изгнали со съезда, но и исключили из Союза. Когда он вернулся в Саратов, его поддержало большинство членов отдела, но новый председатель, дворянин Исаев, как и лидеры СРН, не допускал покушений на помещичье землевладение. Тем не менее под давлением низов дворяне-союзники стали высказываться в популистском духе. Фон Гарднер считал, что если дворянин истинно русский, то он готов из 1000 десятин 700 отдать крестьянам, а М. М. Кохановский успокоил дворян, что черносотенцы их не считают за врагов и «уважают перед Отечеством и царем». Шишова Исаев был вынужден вновь принять в СРН.

Противоречивые оценки вызвал у союзников закон 9 ноября 1906 года. Исаев поддержал его, заявив, что русская община должна разрушиться. Высказался он и за союз с октябристами. Но другие активные союзники, выражавшие мнение низов организации, В. Ф. Савенков и Калинин к закону отнеслись отрицательно, а октябристов называли «волками в овечьей шкуре».

Весьма активны были черносотенцы Саратова, но и им пришлось пережить сложные моменты. Тяжелый удар нанес им саратовский епископ Гермоген. По его решению весной 1907 г. отдел СРН был переименован в «Православный братский союз», во главе которого стал он сам. Подвергся изменениям устав, после чего председателем союза без выборов становился епископ Саратовский и Царицынский, а один из товарищей председателя непременно должен был быть священником, назначенным епископом5. Такое изменение вызвало недовольство многих членов СРН.

Недовольные вскоре отделились от новоявленого «братства» и под председательством Терентьева создали «союз умеренных монархистов». Отношения между двумя союзами были сложными. Член «братского союза» Савенков, вскоре вернувшийся в СРН, заявил, например, что "раз они порицают батюшек, то, значит, они жиды и революционеры"6. В августе 1907 г. в «братском союзе» произошел новый раскол. Союз покинули многие его члены, в том числе двенадцать членов его совета во главе с Исаевым, которые организовались под старым названием СРН.

В начале 1908 г. отношения между обоими союзами вновь обострились. Гермоген не отдавал отделу СРН его знамя, не разрешал участвовать в крестном ходе со своей символикой. В свою очередь в отделе СРН его называли «слугой дьявола», «новым Аввакумом» и написали на него жалобу в Синод, членом которого был Гермоген. Осенью 1908 г. депутация СРН побывала у товарища министра внутренних дел А. А. Макарова с жалобой на епископа.

В самом отделе СРН возникли финансовые проблемы и связанные с ними раздоры. Шишов обвинил Савенкова и казначея Калинина в расхищении союзной казны. На собрании 16 марта 1908 г., где присутствовало около 80 человек, Калинин доложил о полном отсутствии денег и предупредил, что, если не будет оказана финансовая помощь, придется ликвидировать союз. В конце мая собрание, на которое явилось около 30 человек, признало полный упадок деятельности СРН в Саратове. Одни члены покинули его, другие неохотно посещали собрания, и членских взносов поступало в кассу очень мало.

На собрании отдела СРН в июне 1909 г. произошел очередной раскол. Около ста сторонников Савенкова избрали его председателем, одновременно другая часть — подполковника А. И. Дуплицкого. Этот кризис был преодолен тем, что малограмотный Савенков отказался от должности. В сентябре возникло новое противостояние, по линии дворянство — низы. Савенков и его сторонники обвинили дворян-черносотенцев в сговоре с октябристами, в стремлении превратить союз в партию с узко сословными интересами, в том, что у дворян "от настоящего русского духу нос воротит"7. В свою очередь у дворян усилилось стремление организоваться самостоятельно с тем, чтобы в союз вступали «люди приличные», с определенным культурным уровнем.

В обстановке всех этих раздоров черносотенная деятельность заметно клонилась к упадку. Еще в мае 1909 г. Кузьмин предупреждал: «Тает и распадается наш союз с каждым днем».

Трудности испытывал и «Православный братский союз». В марте 1908 г. Гермоген вел переговоры с В. М. Пуришкевичем о слиянии «братства» с «Союзом Михаила архангела», но они закончились неудачей. На состоявшемся 2 июня 1908 г. годовом собрании «братства» было отмечено, что в губернии существует 20 отделов. Главный, в Царицыне (8 тыс. членов), возглавлял иеромонах Илиодор. Деятельность союза выражалась в устройстве духовных бесед и собраний, распространении патриотической литературы. Братство боролось с «лжеучениями» Л. Н. Толстого, Н. А. Морозова и других врагов веры.

«Православный братский союз» привлекал народ резкой критикой верхов. В одной из проповедей Илиодор говорил: "Таких представителей власти, как полицмейстер Бочаров, а также губернатор Татищев и министр Столыпин, следует за их проступки позвать всех на царскую конюшню и хорошенько выпороть нагайками"8. Впрочем, и Гермоген не скупился на выражения. В 1908 г. губернатор С. С. Татищев был вынужден доложить Столыпину о том, что «преосвященный в соборе, в моем присутствии произнес проповедь, в которой резко порицал правительство вообще и представителей власти в частности».

П. Г. Курлов, в то время товарищ министра внутренних дел и командир корпуса жандармов, позднее вспоминал: "Саратовский губернатор граф Татищев вынужден был оставить свой пост вследствие невозможных отношений между ним и епископом Гермогеном, который позволил себе ряд бестактных и недопустимых выходок, направленных против начальника губернии. Его преемник П. П. Стремоухов тоже жаловался на поведение преосвященного Гермогена, прикрывавшего свои неприличные поступки фразами о монархизме и религиозности. Как умный человек, архиерей не доводил своих выходок до крайности, инспирируя и пользуясь для этого иеромонахом Илиодором. Последний произносил в Царицыне прямо революционные проповеди, убеждая народ не признавать властей, так как они — еретики и изменники Государю. Подлинный текст его проповедей был мне доставлен начальником Саратовского губернского жандармского управления полковником Семигановским. Мы с П. А. Столыпиным неоднократно обсуждали меры обуздания Илиодора"9. Потребовались серьезные усилия главы правительства, чтобы выпроводить Гермогена и Илиодора из Саратовской губернии.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий