Черные страницы истории Церкви

 Права человека 2

 

Итак, попробуем объяснить возникшую с некоторого времени проблему «прав человека», по мнению Декларации Прав человека и гражданина с 1789 года, а также Декларации Прав Человека, провозглашенной ООН в 1948 году.

В своем современном значении, слово «право» не существовало в классической латыни (ius  — обозначало что‑то другое), оно начало существовать относительно недавно. Некоторые считают, что оно произошло в XVI‑XVII в.в.

Раньше, исходя из религиозных предположений, говорилось более об обязанностях, на самом деле у основ всей иудейско‑христианской традиции стоит тоже «Декларация», которая действительно содержит в себе обязанности человека: речь идет о Декалоге, о праве, которое Бог дал Моисею.

Сам Иисус не говорит о правах, но напротив положительным героем Его Притчей является слуга, абсолютно верный своему хозяину. Одну из самых высших похвал получает сотник из Капернаума, который олицетворяет образ построенный на послушании, что обозначает исполнение обязанностей, а не требование прав: «…Ибо я подвластный человек, но, имея у себя в подчинении воинов, говорю одному: „пойди“, — и идет; и другому: „приди“ — и приходит; и слуге моему: „сделай то“, — и делает. Услышав сие Иисус удивился…» (Мф.8,9‑10).

Кажется, совсем не нужно напоминать еще послание св. Павла к Римлянам: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему, противящийся власти, противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение». (Рим. 13,1‑2). По мнению Павла, на самом деле, согласно порядку, представленному в Библии, жена имеет обязанности перед мужем, раб перед Господином, верующий перед Церковью, молодой перед старым. Все имеют обязанности один перед другим, и все — перед Богом.

Но я не использовал ни одного из этих прав. «И написал это не для того, чтобы так было для меня. Ибо для меня лучше умереть, нежели чтобы кто уничтожил похвалу мою» — так пишет св. Павел в 1 Послании Коринфянам (1Кор.9,15), из его слов следует, что если кто‑то может использовать какое‑то «право» и не воспользуется им, то это может послужить поводом для «гордости».

В 1910 году св. Пий X, стремясь укрепить католическое учение, написал письмо французским епископам: «Ревностно учите как сильных, так и слабых обязанностям, какие они должны выполнить. Общественные проблемы будут близки к решению, если одни и другие станут менее требующими, в использовании своих прав, а более скрупулезно начнут выполнять свои обязанности». В похожей ситуации как христианин нашелся Александр Солженицын, который в своем обращении, зачитанном в Гарварде в 1978 году, ввел в сомнение свое прежнее доверие к западной интеллигенции, умоляя всех людей, чтобы они «не пользовались принадлежащими им правами» и призвал их к «добровольно принятому самоограничению». И потом он продолжил следующим образом: «Для Запада пришло время, чтобы начать признавать более обязанности, чем права». И еще: «Не вижу другого спасения для человечества, как только через самоограничение прав каждой личности и каждого народа». Воспитанный в христианской традиции, Солженицын умолял «мир, который думает только о своих правах», чтобы он «вновь открыл духа пожертвования и чести служения другим».

Все учителя духовной жизни — и этого невозможно скрыть — говорят нам: «non serviam », что означает «не буду служить» (в связи с чем «не хочу знать своих обязанностей, а только требую свои права»), является криком сатаны, который сопротивляется Богу.

Сознание этого было таким глубоким среди верующих, что отец Грегор, хотя сначала был верным революционером и голосовал за Декларацию Прав, попросил народное собрание, кстати, напрасно, о параллельной разработке Декларации Обязанностей. Даже Джузеппе Мазини, как будто борющийся с Церковью, назвал свой «катехизис» по‑итальянски I doveri dell' uomo. По его мнению, не может существовать ни свобода, ни организованная и прочная общественная жизнь, без прежнего выполнения обязанностей из‑за чего только (как следствие) истекают права.

Однако, с другой стороны, чтобы представить полное христианское учение, нельзя забывать (наоборот, нужно все время это иметь в виду), что права человека должны быть хорошо сформулированы: каждый человек — не зависимо от его пола, расы, общественного положения — имеет какие‑то фундаментальные права. Нужно осознать, что мы являемся детьми Божьими, созданными и искупленными Им, благодаря Его бескорыстной любви. Не обыкновенным является также право называть Бога не только «Отцом», но даже Авва — «Папочкой». Это в корне меняет все. Как мы уже обратили внимание, речь идет о праве человека, которое надо уважать, так как все люди являются детьми Бога, моими братьями и это важнее, чем требование собственных прав.

Или, как это сказал великий представитель католической науки Этьен Жильсон: «Для христиан более важными являются права человека, чем для неверующих, так как эти последние, усматривают их фундамент только в человеке, который имеет короткую память, а христианин строит их на фундаменте прав божественного происхождения, который не позволяет, чтобы о них забывали».

Мы много уже поведали (и еще многое можем добавить) для объяснения, почему Церковь приняла то, а не другое мнение о Декларации 1789 года. Например, так легко осуждается «близорукая» и «закрытая» деятельность Магистерии  Церкви перед взрывом новых форм общественных организаций, говорится о скандале цензуры, и при этом забывается о Библии (мы напоминали об этом, приводя цитату св. Павла насчет власти).

По мнению Клеменсо, "Французская революция является цельным блоком: или ее полностью принимают, или полностью отвергают. Библия тоже является «цельным блоком», и все время это нужно иметь в виду. В связи с революционным переворотом конца XVIII в., нужно было противопоставить впервые в истории христианства, а может и всего человечества — все это касается христианской религии — тезис, провозглашающий, что всякая справедливая власть исходит не от Бога, но от народа, и имеет источник в его воле, выраженной в выборах большинством. Нужно было принять безоговорочное равенство всех людей (а это фундаментальный принцип Библии) и практическое равенство общественных прав, что не было приемлемым из‑за полной «иерархической» точки зрения (а точнее «органичной»), какую представляет собой христианство. Павел, провозглашая Великое Послание, по мнению которого уже нет «ни мужчины, ни женщины, ни еврея, ни грека, ни раба, ни свободного», также учил, приравнивая детей Отца к одному телу, в котором каждый член имеет свою функцию, что одни члены подчиняются другим, а все — Христу.

Эта проблема бьюа (и может, продолжает существовать до сих пор), более обширной, чем в это хотели бы верить некоторые католики. Церковь не является собственником, но сторожем и слугою Послания, которое все время должна иметь перед собой, чтобы могла исполнять свою роль. И именно это Послание, казалось нашим братьям в вере, противоположным тому, что «мир» (или хотя бы некоторые интеллектуалы) начал провозглашать. Были тоже и другие современные возражения, которые может быть, существует до сих пор, хотя многие могут и не осознавать их. Этой темой мы займемся в следующей главе.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий