«Единение Руси с Русью»: богословско-исторический анализ «универсальной» унии свт. Петра Могилы. Ч.1

Брестская уния. Синод

В І пол. XVII в. было предпринято ряд попыток объединить новосозданную в 1596 г. на территории Белоруссии и Украины унию с православной Киевской митрополией.

В документах Ватикана эти попытки названы (без какого-либо объяснения) «универсальной» унией. Полемисты-ораторы того времени, как с православной, так и с униатской стороны, пытаясь предотвратить разобщение народа, громогласно именовали этот процесс «Единение Руси с Русью».

Так, единение это было или разъединение? И кто на самом деле автор проекта? Об этом специально для портала «Православная жизнь» доцент Киевской духовной академии протоиерей Алексий Добош.

Был ли митрополит Петр Могила родоначальником процесса «универсальной» унии?

В ходе последующих исторических исследований процессы «универсальной» унии тенденциозно сфокусировались на униональных проектах митрополита Киевского Петра Могилы, что привело к контрверсивной оценке деятельности святителя в современной историографии: с православной стороны на основании базовых исследований проф. Голубева С. Т.1 и проф. Шмурло Е. Ф.2 прот. Г. Флоровский выдвигает обвинение в криптороманизме и догматическом единомыслии митр. Петра Могилы с католиками3 – что совершенно противоречит выводам митр. Макария (Булгакова) и Н. Костомарова. Представители униатского лагеря – от исследований А. Великого и А. Жуковского до современных высказываний экс-главы УГКЦ Любомира Гузара – считают Петра Могилу величайшим провозвестником и даже «столбом» грядущего единения украинского христианства. Особой остроты этой проблеме в Украине придает позиция современного исторического религиоведения, формируемая ведущими специалистами в этой области Колодным А., Яроцким Н.: высшим критерием оценки исторических явлений считается благо Украины, на его алтарь неминуемо должно быть положено единение церквей, вдохновителем и родоначальником которого современные украинские религиоведы считают Петра Могилу.4 .

Богословско-исторический анализ униональных проектов свт. Петра Могилы требует, прежде всего, отделить возведенные идеологемы от исторических реалий. Буквально первое прикосновение к этим самым реалиям дает результат, который так упорно не желают замечать униатские идеологи: митрополит Петр Могила не был родоначальником процесса «универсальной» унии. Совершенно бездоказательной является и попытка А. Жуковского объявить возникновение идеи «универсальной» унии в кулуарах власти Речи Посполитой под влиянием политических факторов5.

Бесспорно достоверным является иное: идею объединения униатов с православной Киевской митрополией впервые озвучил униатский митрополит Иосиф Вельямин-Рутский на Синоде 1623 г.6 Пойти на этот шаг его заставили безысходно-жесткие реалии существования самой унии.

Что подтолкнуло митр. Иосифа Вельямина-Рутского бороться за объединение униатов с Киевской митрополией?

На 1610 г. на украинских землях был лишь один униатский иерарх – носящий формальный титул Киевского митрополита с реальным местом оседлости в Вильно старенький Ипатий Потий. Луцкая униатская кафедра после смерти Кирила Терлецкого 14 лет пребывала без епископа, униатского кандидата-номината Иеремии Тиссаровского в 1607 г. Молдавский митрополит тайно хиротонисует в православного епископа; формально назначенный на Перемышльскую кафедру Афанасий Крупецкий не смог здесь даже появится, и она еще почти сто лет оставалась православной.

Став преемником Ипатия Потия, предприняв титанические усилия по реформированию приходской, образовательной и монашеской структур унии, Рутский осознал полную безрезультатность и бесперспективность унии. С 1621 по 1627 гг. Рутский буквально засыпал папскую канцелярию и новосозданную Конгрегацию Пропаганды Веры сообщениями, в которых раскрывал весь трагизм положения унии7.

Структурно-иерархический упадок унии к 1620-м годам существенно усугублялся общественно-политическими процессами того времени. Несмотря на всевозможные противоречия, казаки под руководством гетмана Сагайдачного начали объединяться под лозунгом защиты Православной веры. И во многом благодаря их усилиям стало возможным возрождение православной иерархии в Украине в 1620 г. На сейме 1623 г. голос послов православной шляхты и братств уже вырос в требование ликвидировать унию, и это требование обрело многочисленную поддержку со стороны польской католической шляхты.

В таких критических для унии условиях униатский митрополит Рутский единолично, без согласования с Апостольской столицей, выдвинул идею объединения с православными. В духе единоличной инициативы он приступил к практическому воплощению этой идеи. Через полтора месяца после этих заявлений униатская делегация прибыла в Киев, где в течение полугодовых переговоров было выработано две концепции объединения8:

1. Новосформированная структура должна подчиняться непосредственно патриарху Константинопольскому и опосредствованно – папе Римскому, причем православные принимали примат папы исключительно в сфере церковного права.

2. Новосозданный патриархат, признавая приоритет Константинополя, юридически подчинялся Риму.

Униатский синод 1 января 1624 г. принял и концептуально проработал второй вариант. Жестокая расправа над жителями Витебска, по причине смерти Кунцевича, сделала невозможным созыв православного синода для ратификации договоренностей.

Рутский поспешил выслать проект «универсальной» унии в конгрегацию Пропаганды Веры. Долгих три года недоумевая по поводу самочинных инициатив униатского митрополита, 6 февраля 1627 г. Sanctum Officium издала верховный вердикт: условием любых отношений с православными является принятие католического исповедания веры9.

Почему и Мелетий Смотрицкий выступает с идеей склонить на сторону унии православных?

В 1628 г. с идеей объединительного собора выступил архиепископ Мелетий Смотрицкий. К этому времени он уже успел тайно принять унию в 1627 г. и по наущению Рутского пытался склонить к ней митрополита Иова Борецкого и архимандрита Петра (Могилу).

Как минимум дважды в этот период он встречался с архимандритом Петром (Могилой) (летом 1627 г. и зимой 1628 г.), убеждая его в необходимости созыва объединительного собора. Результаты этих встреч он добросовестно излагал в письмах своему наставнику Вельямину-Рутскому, правда, пришлось довольствоваться лишь констатацией стойкости в вере Петра Могилы, его толерантностью к католицизму и надеждой на мир церковный10.

В плане толерантности к католицизму Смотрицкий, очевидно, выдавал желаемое за действительное – сама действительность засвидетельствовала непоколебимую стойкость будущего святителя в Православной вере. Именно архимандрит Петр (Могила) на соборе 14 августа 1628 г. выступил с публичным опровержением «Апологии», бескомпромиссно требуя от Мелетия Смотрицкого отречения от своего вероотступнического опуса. На следующий день – 15 августа 1628 г. – состоялся акт «вечного» осуждения «Апологии»: сам Могила раздавал всем участникам собора по одной странице краковского издания «Апологии» и свечу для ее сожжения.

Как Петр Могила стал кандидатурой №1 на пост главы объединенного «патриархата»?

Инициатором второй попытки «универсальной» унии в 1629 г. становится все тот же униатский Киевский митрополит Иосиф Вельямин-Рутский. В самом начале 1629 г. свой очередной проект унии Рутский излагает польскому нунцию Сантакруз в мемориале «Praeparatio ad synodum», в котором Петр Могила упоминается в качестве наиболее вероятного претендента на пост главы объединенного «патриархата».

Кандидатуру киевского архимандрита униатский митрополит выдвигает в свойственной ему иезуитской манере: «Петр Могила… выдается положительно настроенным к унии, мог бы перейти в унию, сначала в частном порядке при свидетелях, а потом вести пропаганду»11. Почему Петр Могила? Ни доказательств, ни объяснений своей версии Рутский не излагает; лично знакомы они не были; проуниатскими эпитетами киевского архимандрита награждал лишь Мелетий Смотрицкий; возможно, характеристика подобного рода сходила от униатских послов, во множестве пребывающих в Киеве, – но документальных подтверждений этому не существует.

Да они, пожалуй, и не нужны были. В своем меморандуме униатский митрополит безцеремонно излагает сценарий своих начинаний:

«…народ только и знает, что идти за патриархом. Целесообразно было бы учредить должность патриарха, наделить ею соответствующего мужа, и при его помощи привести православных к унии… никогда не было более удобного случая привести православных к унии, нежели теперь… православные только не признают примат папы, но и эту преграду можно убрать, если бы они получили своего патриарха, а тот признал власть папы…»12.

По жанру – это иезуитский сценарий приведения «схизматиков» под власть папы, не содержащий ни единого намека на благородный синтез западной и восточной духовности, почему этот документ так старательно обходят современные украинские религиоведы.

...и православный епископат ведется на затею Рутского. Почему?

В 1629 православная иерархия повелась на эту затею. Решением весьма представительного собора (более 500 делегатов от духовенства) под председательством митрополита Иова (Борецкого) в Киеве 9 июля 1629 г. была разработана концепция унийного процесса: от Православия оставались квасной хлеб на Евхаристии, Символ Веры без Filioque, обряды и традиции – католическими должны быть основы вероучения и даже признание чистилища13. Воплотить эти решения в жизнь помешали протесты православной шляхты и казаков, в силу которых было признано невозможным участие православной делегации в объединительном соборе.

Униаты свой собор, согласно плану, тоже провели 9 июля во Владимире и разработали свою концепцию объединительного акта.

Во второй раз, что весьма симптоматично, униональный проект был также на корню зарублен Римом: распоряжением Конгрегации Пропаганды Веры от 18 августа 1629 г. запрещался созыв объединительного собора и на будущее предписывалось ведение любых переговоров с православными только при условии полного принятия ими католического исповедания веры14.

Был и третий проект «универсальной» унии. Об этом — в продолжении.

1.  Голубев С. Т. Киевский митрополит Петр Могила и его сподвижники. – Т.1 -2. –К., 1883 – 1998.

2.  Е. Ф. Шмурло. Римская курия на русском православном Востоке в 1609—1654. — Прага., 1928.

3.  Прот. Г. Флоровский. Пути Русского богословия. – Париж, 1937. – С. 45 – 49.

4.  Климов В., Колодний А., Жуковський А., та ін... Феномен Петра Могили (Біографія. Діяльність. Позиція). – К., Дніпро, 1996. – 111 – 125 с.

5.  Жуковський А. Петро Могила й питання єдності Церков. – Київ, Мистецтво. – 1996. – С. 113.

6.  Szegda M. Działalność Prawno-organizacyjna metropolity Jozefa IV Weliamina Rutskiego 1613—1637. – Warszawa, 1967. – S.193-197.

7.  Archivum Propagandy. Akta Bazylianow Ruskich. T.III, str.137.

8.  Szegda M. Działalność Prawno-organizacyjna metropolity Jozefa IV Weliamina Rutskiego 1613—1637. – Warszawa, 1967. – S.195.

9.   Ibidem, 196.

10.  Коялович М. Литовская церковная уния. – Т. II. — СПб, 1861. – С. 369.

11.  Крип’ячевич І. Нові матеріали до соборів 1629 р. – Львів, ЗНТШ. – Т.116. – С. 22.

12.  Там же. – С. 22-30.

13.  Жукович П. Материалы для истории Киевского и Львовского соборов 1629 г. “Записки императорской Академии Наук. — Т.VIII. — СПб, 1911. — С. 14.

14.  Smurlo E. Le Saint Siege et L”Orient orthodoxe Russe 1609 – 1654. Prague, 1928. – P. 308.

Источник: «Православная жизнь»

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий