Эфиопия: христианство, ислам, иудаизм. 1.11 Хайле Селассие – «лев атакующий» из колена Иуды

1.11.2 Итальянская оккупация

Пока император пытался упрочить свою власть и добиться беспрецедентной централизации власти в своем царстве, Эфиопия оказалась перед роковой угрозой.

На протяжении всего 1935 г. Италия, под руководством фашистского диктатора Муссолини, концентрировала огромную армию в Эритрее. 3 октября 1935 эта армия пересекла реку Мареб и вторглась в Эфиопию. Несмотря на храбрость защитников, у Эфиопии не было шансов выстоять против превосходящей ее по своему техническому оснащению армии захватчика, которая пользовалась также отравляющим газом. В мае 1936 г. император вместе со своей семьей и ближайшими советниками отправился на чужбину. Вначале он поселился в Иерусалиме, а спустя несколько недель отправился в Англию.

Конфликт из-за монастыря Дейр эс-Султан в Иерусалиме

В середине XIX в. началась новая страница в истории эфиопской христианской общины Иерусалима (которой мы коснулись выше) –конфликт из-за монастыря Дейр эс-Султан в Иерусалиме. Как уже говорилось, этот скромный монастырь размещается на крыше Храма Гроба Господня в ее той части, которая известна как церковь Святой Елены. Согласно эфиопской традиции, эта часть крыши была дана царем Соломоном царице Савской, и право на собственность эфиопской церкви было утверждено Святой Еленой, матерью императора Константина. Древнее историческое свидетельство об эфиопском присутствии в Дейр эс-Султан принадлежит одному французскому паломнику и относится к 1530 г. На протяжении XVII века община эфиопских монахов, по-видимому, сократилась, и этим местом овладели коптские монахи из соседнего монастыря. В начале XIX в. в Иерусалиме насчитывалось семь эфиопских монахов и три монашки, но и они все погибли от эпидемии, разразившейся в 1838 г. В этот период город находился в руках египетского паши Мухаммада Али, и коптские монахи поспешили использовать это новое положение в своих интересах. Они сожгли большую часть книг эфиопской библиотеки и окончательно овладели воротами у входа в монастырь. Когда новые эфиопские монахи прибыли в Иерусалим, чтобы заселить монастырь, они оказались в зависимости от милости коптов.

Рас Тафари (Хайле Селассие)

Иллюстрация 80. Эфиопский народный лубок начала 30-х годов: Рас Тафари (Хайле Селассие) в образе победоносного христианского святого. Надежда на то, что современный император уничтожит фашистского льва, подобно тому, как святой Георгий Победоносец убил дракона, не оправдалась.

Церковь Дабра Ганат в Иерусалиме.

Иллюстрация 81. Церковь Дабра Ганат в Иерусалиме.

После воцарения Теводроса и возрождения имперских институтов в Эфиопии начались дипломатические усилия с целью вернуть своим монахам право владения ключами от ворот монастыря. Параллельно с этим началась деятельность по приобретению и строительству новых зданий в Иерусалиме. В период царствования императора Иоханнеса было начато строительство церкви Дабра-Ганат (Райская Гора) в Западном Иерусалиме, а в дни Менелика было закончено строительство «абиссинского квартала» вокруг этой церкви. Особенно деятельным в этом плане был Рас Тафари (Хайле Селассие), часто посещавший Иерусалим (впервые в 1924 г.). Он реорганизовал жизнь эфиопского христианства в Иерусалиме, приобрел новые здания и потребовал от коптской церкви ключи от Дейр эс-Султан. После отступления в 1936 г. перед армией Муссолини, Хайле Селассие провел несколько недель в Иерусалиме, прежде чем отправился в Лигу Наций, а затем в Англию. Его супруга и дети оставались в Иерусалиме вплоть до окончания фашистской оккупации Эфиопии в 1941 г. Императрица Манан и вся императорская семья остались верными иерусалимской церкви и всему, что ей принадлежало, до смерти императрицы и, по сути, до наших дней. Однако попытки императора получить от египтян ключи от древнего монастыря не увенчались успехом. Лишь в 1970 г., три года после присоединения Восточного Иерусалима к Израилю вследствие Шестидневной войны, в дни расцвета отношений между Эфиопией и Израилем, израильское правительство передало ключи от монастыря Эфиопии. На египетское требование о возвращении ключей Высший Суд Справедливости Израиля постановил, что ключи будут возвращены коптам в то время, которое будет установлено израильским правительством. В момент написания этих строк ключи от Дейр эс-Султан находятся в руках эфиопских монахов.

Итальянская оккупация поставила эфиопскую церковь перед одной из самых сложных ситуаций в истории этой страны. Со времен Граня исторически сложившиеся отношения между церковью и государством ни разу не проверялись таким тяжелым способом. Пока император пребывал в изгнании, церковь находилась под властью оккупантов, оставаясь единственным серьезным национальным институтом. В этот период она играла решающую роль в организации патриотического сопротивления и в процессе легитимации этого сопротивления, вдохновляя его на борьбу с врагом.

Официально итальянские власти обещали «полное уважение всех религий, до тех пор, пока их деятельность не противоречит общественному порядку и принципам культурного общества». Реально же фашисты использовали любую возможность для ослабления полномочий эфиопской православной церкви. Они сократили число миссионеров неитальянского происхождения и поощряли распространение католицизма (коль скоро этим занимались итальянцы). Протестантские миссионеры были вытеснены из страны, и общее число миссионеров упало со 180 в 1935 г. до восьми в 1940 г. Не менее важно то, что итальянские оккупанты, как будет говориться далее, поощряли также распространение ислама.

Справа: абуна Петрос. Слева: памятник в его честь

Иллюстрация 82. Справа: абуна Петрос, казненный итальянцами на одной из площадей Аддис-Абебы в 1937 г. Слева: памятник в его честь на той же площади.

Теперь стало особенно очевидно, сколь трагично сказалось на судьбе страны пребывание иностранца на посту главы церкви. Абуна Кериллос, египтянин, принял новую реальность без чрезмерного сопротивления и поклялся от имени всей церкви подчиняться новой власти. Его спешный отъезд в Египет лишний раз подчеркнул его чуждость Эфиопии. Местные же священники, напротив, стали ярким воплощением эфиопского патриотизма. Они призывали эфиопский народ вести сопротивление и обещали причислить к лику святых тех, кто погибнет ради этой цели, и отлучить тех, кто станет сотрудничать с итальянцами.

Абуна Абрахам.

Иллюстрация 83. Абуна Абрахам.

Напряженность между оккупантами и эфиопской церковью вылилась в открытую борьбу после неудачной попытки покушения на жизнь главы итальянской администрации, маршала Родольфо Грациани в феврале 1937. Все монахи и священники монастыря Дабра Либанос в провинции Шоа, более 400 человек, были уничтожены в ответ на это покушение. Но это было лишь началом. После этого итальянцы казнили двух эфиопских епископов, абуну Петроса и абуну Михаила. Абуна Петрос, от которого власти потребовали дать клятву верности новому режиму, как это сделал египтянин абуна Кериллос, ответил им: «Я эфиоп. Я должен вести себя иначе, чем он, и заботиться о праве моей страны на независимость».

В ответ на это итальянцы казнили его на рыночной площади. Позже и абуна Михаил был казнен по обвинению в поддержке патриотического фронта сопротивления. Одновременно с мерами подавления итальянцы пытались привлекать к сотрудничеству представителей духовенства. Для этого они объявили о независимости эфиопской церкви от коптской и постарались назначить первым главой эфиопской церкви покорного старца, абуну Абрахама. Некоторые эфиопы утешились видом своего единоплеменника, возглавившего, наконец, эфиопскую церковь, однако его зависимость от фашистов была совершенно очевидна. Вскоре после этого назначения абуна Абрахам был принуждён объявить об отлучении бойцов подполья и о запрещении хоронить их в соответствии с христианским обычаем.
Многие эфиопские священники, особенно из округа Годжам, продолжали вести сопротивление итальянцам до окончания оккупации.

За короткий период пребывания на занимаемой должности абуна Абрахам рукоположил еще 12 эфиопских епископов, один из которых, Иоханнес, после смерти абуны Абрахама в 1939 занял его место. При новом руководстве итальянцы изменили церковное устройство в стране. Церковь была поделена на епископства, и усилилась ее финансовая зависимость от властей. Коптский патриарх в Египте не признал ни одного из этих новых назначений, ни новых реформ. Он назвал проитальянских священников отщепенцами и призвал к их отлучению.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий