Эфиопия: христианство, ислам, иудаизм

2.3.1 Атака ислама – Ахмад Грань и Футух аль-хабаша

Начало 16 в. характеризовалось политическим пробуждением ислама на Ближнем Востоке и его атакой на своих врагов. Шиитская сефевидская династия установила свою власть над Персией и вторглась в пределы Кавказа. Египетские мамлюки сражались с португальцами, открывшими морской путь в Индию (1499) и проникшими в 1502 году в Красное море. Португальцы установили связь с Эфиопией и угрожали заключением христианского союза, который перекроет Нил и будет угрожать мусульманскому Востоку. В 1517 году османы ликвидировали власть мамлюков над Египтом и присоединили его к своей империи. Под предводительством Селима Явуза («Грозного») и его великого наследника Сулеймана Великолепного (1520—1566) говорившие на турецком правители Стамбула построили одну из величайших империй в истории человечества. Под знаменем ислама и под скипетром восстановителей и преемников власти халифата османы захватили страны Северной Африки, Аравийского полуострова, а также отдельные районы Кавказа. Во всех этих странах были созданы исламские структуры и институты в их обоих аспектах – в связи с тем, что ислам является одновременно «дин ва-даула», государством и религией.

Об османской экспансии на просторах Азии и Африки под знаменем ислама смотрите учебник Открытого Университета «Ислам» (т. 3, 9.1-9.2), о его распространении на Африканском Роге и в Восточной Африке смотрите там же (9.2.1.1-9.2.1.2).

Во время правления Сулеймана Великолепного ислам как объединяющая политическая религия, как империя, поднялся на одну из своих исторических вершин, возможно даже на самую высокую из них. Османы укрепили в это время свою власть в Балканских странах и в Черноморском бассейне, в котором они уже ранее правили миллионами христиан. Также и в дипломатических отношениях со странами Западной Европы в это время османы воплощали идею о превосходстве ислама. В процессе этого османы взяли из рук мамлюков узду войны на море с португальцами. Сулейман Великолепный, так же как и португальцы, стремился добраться до Индии, объединиться с её мусульманами и создать мусульманскую морскую империю, охватывающую весь мир. В связи с этим Сулейман отправил свою армию и флот, чтобы захватить Йемен и овладеть морскими путями в Индию. Между 1520 и 1555 годами османы боролись с португальцами за гегемонию в Аденском заливе и Красном море. Это была борьба, имевшая далеко идущий глобально-исторический смысл, борьба между исламом Востока и христианской Европой за мировые торговые пути. В ходе этой борьбы на своего рода её боковом фланге произошло также объединение на короткий период (1529—1543) мусульман Северной Африки, нанесших сокрушительный удар по Эфиопии.

Османы не стояли непосредственно за пробуждением ислама на Африканском Роге. Будучи занятыми своими стратегическими морскими планами и не имея заботы за состояние Нила, характерной для жителей Египта, османы практически не обращали внимания на то, что происходило на Эфиопском нагорье. Внешнюю, ближневосточную, поддержку мусульманам побережья Африки снова, как и прежде, оказали религиозные мудрецы с Аравийского полуострова. В этот период, характеризующийся усилением религиозно-политической напряженности, возобновилась и укрепилась давняя связь с этим регионом. Теперь, примерно с 1490 года, возобновилась волна эмиграции шейхов из Йемена, из Хадрамаута (в основном из семейств Ба-Алави и Шатри), а также из Мекки. Эмир Мекки в 1495—1522 гг., шериф Баракат Второй, особенно отличался в деятельности по поощрению переезда исламских мудрецов в Зейла, а из неё – далее вглубь страны. Эта тенденция религиозной связи с центрами ислама теперь соединилась с местными изменениями в жизни эфиопов, сомалийцев и племён афар.

Как уже упоминалось, Эфиопия после смерти в 1468 году императора Зар’а-Я‘коба начала терять свою силу. Тенденции к развитию, оформившиеся из сочетания факторов территориальной экспансии и религиозного обновления, постепенно сходили на нет. Наследники Зар’а-Я‘коба погрязли в дворцовых интригах, и им было трудно надзирать за территориями, находившимися под их властью. Их слабость поощряла мусульман, живших на равнинах, к вторжению на территорию нагорья. Первыми его начали племена афар, а за ними и сомалийцы. Вначале это выглядело, как новая строка в старом мотиве борьбы населения пустыни с населением земледельческих областей, – вторжения ради грабежа. Однако вскоре они приобрели религиозный характер, и он всё более усиливался до тех пор, пока не оформился в качестве исламской священной войны. Правители Валасма, сидевшие в Дакаре, столице Адаля, не смогли перестроиться на новый лад. Они были заняты битвами, и один из последних из них, Мухаммад ибн Азхар ад-Дин (1488—1518), даже попытался приложить все силы для того, чтобы нормализовать отношения с эфиопами.

Иллюстрация 115. Рукопись Корана нач.16 века, хранящаяся в музее Харара.

Иллюстрация 115. Рукопись Корана нач.16 века, хранящаяся в музее Харара.

Валасма были, по сути, оторваны от их подданных-кочевников. В среде последних, говоривших на языке афар и на сомалийском, появились местные вожди, принявшие титул эмиров и руководившие вторжениями вглубь Эфиопии. С этими эмирами, воевавшими с христианами Эфиопского нагорья, соединились теперь арабские религиозные мудрецы. Наиболее влиятельным и первым из эмиров афар, которому удалось основать настоящее религиозно-политическое движение, был эмир Махфуз. Он овладел городом Зейла и установил прямые связи с шерифом Мекки Баракатом. Тот отправил ему дополнительных мусульманских мудрецов, вышитые исламские знамена и черные шелковые шатры, как издавна было принято у предводителей джихада. Эмир Махфуз овладел также Хараром, не обращая внимания на Валасма, и присвоил себе титул имама, то есть предводителя исламской общины. Однако его судьба сложилась неудачно. В 1516 году, когда он пришел к зениту своей власти, мамлюки оставили Зейла и сконцентрировались в Каире, опасаясь османов (которые и захватят его, как мы уже говорили, в следующем году). Сам Махфуз решился в этом году на столкновение с главными силами армии императора Лебна Денгеля, был разбит и погиб.

Однако у этого первичного процесса объединения ислама нашелся талантливый продолжатель. Молодой зять имама Махфуза, Ахмад ибн Ибрагим, был уже давно известен как воин и одновременно верный мусульманин. В своих проектах арабские религиозные лидеры уже видели его в качестве будущего имама. Один из них даже подготовил его в качестве того, кто распространит священную войну на христиан Эфиопского нагорья. Он распространил описание своего сна, в котором ему явился пророк Мухаммад и возвестил о том, что Ахмад ибн Ибрагим явится тем, кто обратит Эфиопию в ислам и установит в ней мир. Таким образом, он от имени пророка разрешил священную войну – джихад – в Эфиопии. По этому толкованию мусульмане Африканского Рога стремились теперь не «оставить в покое» Эфиопию, а разгромить её и овладеть ею.

Один из вышеупомянутых исламских мудрецов, принадлежавших ко двору нового имама, йеменский мусульманский ученый Шихаб аль-Дин, называемый Араб Факих (то есть арабский толкователь религиозных законов), увековечил историю Ахмада ибн-Ибрагима. Его книга Футух аль-Хабаша, то есть «Завоевание Эфиопии», подробно описывает события, произошедшие после смерти эмира Махфуза. Ахмад ибн Ибрагим вновь сплотил приверженцев Махфуза и приложил особые усилия для объединения мусульманских рядов. Тем временем Валасма вернулись в 1520 г. в Харар, но упустили момент. Лагерь Ахмада ибн Ибрагима, державшийся вначале на шатрах мудрецов и знамёнах джихада, постепенно превратился в боевую политическую столицу ислама на Африканском Роге.

О духе джихада, который он вдохнул в своих людей, писал составитель книги Футух аль-Хабаша: «У него были многочисленные проповедники, призывавшие к джихаду… Однако некоторые из мусульман опасались последствий прямого нападения на Эфиопию до тех пор, пока Ахмад не убедил их в том, что джихад неминуемо победит. Нам рассказывали, что жители района Амаджа в Анкобаре сказали ему незадолго до одной из битв: «Ни ты, и ни один из твоих предков, ни эмиры Али и Махфуз, твой свёкр, и никто из султанов страны Саад ад-Дина (Африканского Рога – прим.пер) не осмеливался атаковать эфиопского царя в его стране. Они всего лишь пересекали границу, грабили добычу и возвращались. Если кто-нибудь из неверных их преследовал, то они давали ему отпор. Ты же хочешь напасть на царя Эфиопии в самом сердце его страны. Берегись, чтобы не навести беду на мусульман». На это имам ответил: «Священная война во имя Аллаха не может причинить беду мусульманам». На это ему сказали: «Мы ничего не желаем, кроме священной войны! Тот из нас, кто будет убит, попадет в рай. Тот, кто останется в живых, будет жить в богатстве»1.

В 1525 году новый вождь вошёл в Харар и убил правителя из династии Валасма. Через два года после этого он объявил о прекращении выплаты дани эфиопам и тем самым навязал свою волю местным вождям из числа сомалийцев, афар, адари и сидамо. В 1529 году он впервые победил эфиопскую царскую армию и начал завоевывать страну. Императору Лебна Денгелю не удалось выстоять против огромного лагеря, который собрался под знамёнами имама. Эфиопские армии бежали от Ахмада ибн Ибрагима, называемого ими Грань, то есть «левша». До 1531 года был захвачен район Шоа. Амхара и Ласта пали в 1533 году, а район Тигре склонился перед мусульманами в 1535 году. Лебна Денгель превратился в беженца в собственной стране, партизана, находящего убежище в горах, куда он бежал в страхе перед новым мусульманским правителем. Он умер в 1540 году одинокий, преследуемый и лишившийся всего.

Ахмад Грань правил в Эфиопии до 1543 года. Его приверженцы пытались максимально быстро построить новый порядок, используя при этом также местную элиту, принужденную принять мусульманство. С точки зрения государственно-христианской культуры это было, как нам уже известно из предыдущей главы, исторической катастрофой, событием, с ужасом которого ничто не может сравниться. Согласно свидетельствам как христиан, так и мусульман, Ахмад Грань пытался полностью стереть с лица земли местное христианство. В краткие годы своего правления ему это почти удалось. Согласно хронике императора Галавдевоса, девять из каждых десяти христиан были вынуждены принять ислам. Все церкви Эфиопии были разрушены до основания и сохранились только те, что стояли на островах озера Тана, которые из за отсутствия у атакующих кораблей не попали в руки войск Граня. Были уничтожены все рукописи и другие сокровища культуры и искусства, которые не были тайно принесены в уцелевшие церкви. Казалось, что остался только один шаг до полного исчезновения христианской Эфиопии.

Иллюстрация 116. Войны Граня и его победы.

Иллюстрация 116. Войны Граня и его победы.

Иллюстрация 116. Войны Граня и его победы.

Наверху: Карта завоеваний. Внизу: войска Граня осаждают озеро Тана. Только на островах этого озера сохранились церкви, построенные в Золотой век Соломонидов. Остальные церкви на территории страны были разрушены до основания.

Автор Футух аль-Хабаша приводит множество примеров исламизации Эфиопии. Например: «Жители района Джан Залак не приняли ислам, а спрятались в ущельях и горах. Поэтому имам послал туда Халеда аль-Варди с отрядом всадников. (Он отправил посла, предложившего им принять ислам). Они собрали совет и сказали: «Если мы не послушаем Халеда, он сообщит имаму, а тот пошлет против нас огромную и сильную армию. Ведь большинство эфиопов приняло ислам, а мусульмане рассеяны по всей стране. Если они услышат, что мы отказались, ни одного из нас не оставят в живых. Наш (христианский) вождь убит. Давайте же обратимся в ислам!»

А вот еще один отрывок:

«Они поймали двух священников, вернулись в лагерь имама и представили их ему. Он сказал им: «Как случилось, что вы остались христианами в то время, когда вся страна уже приняла ислам?» Они ответили ему: «Мы не хотим становиться мусульманами». Он ответил им: «Я приговариваю вас к отсечению голов». Они ответили ему: «Будь благословен!» Имам был потрясён сказанным ими и приказал их казнить»2.

Эта победа Граня была следствием настоящей исламской революции. Под его руководством осуществился интенсивный и целенаправленный процесс объединения между различными мусульманскими группами. Сидамо, афар, сомалийцы, адари прекратили сражаться друг с другом и собрались под его знаменем. Исламский скачок реализовался под прямым влиянием мусульманских мудрецов с Аравийского полуострова, обладавших образованием в области исламской религии и законов, и исламское завоевание Эфиопии руководилось таким образом на арабском языке. Город Харар стал столицей объединившихся мусульман, а в Эфиопии их власть всё более укреплялась. Более того, исламское завоевание Африканского Рога видится как скоординированное с османским присутствием на Красном море. Грань и его исламские мудрецы сделали все возможное для того, чтобы укрепить их контакты с османами в Йемене, воспользоваться их военной помощью и снабжением.

Спасение Эфиопии пришло от португальцев. В процессе борьбы с османами португальцы захватили порт Массауа и в 1541 году высадили в нем 400 солдат с аркебузами под командованием Кристофера да-Гама. Эти солдаты присоединились к лагерю Галавдевоса, сына и наследника Лебна Денгеля. Ядро сопротивления мусульманскому завоеванию усилилось, однако в августе 1542 года в бою Кристофер да-Гама попал в плен, и по приказу Граня ему отрубили голову. Уверенный в своем превосходстве, имам дал втянуть себя в следующую битву, произошедшую при Зантаре 21 февраля 1543 года, в которой он и нашел свою смерть.

Как только Грань был убит, все исламское завоевание сразу рухнуло. В течение нескольких месяцев мусульманские отряды отступили назад в степи афар и сомалийцев. Исламский союз распался, и он уже никогда больше не вернулся к единству.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий