Эфиопия: христианство, ислам, иудаизм. Раздел первый. 1.2 Эфиопия до принятия христианства

1.2.2 Евреи и еврейское влияние

В отличие от конкретных археологических свидетельств, а также надписей, демонстрирующих южноаравийское влияние на аксумскую культуру, доказательства еврейского влияния на неё остаются косвенными и относящимися к области культуры. Согласно некоторым более поздним эфиопским представлениям, евреи составляли около половины населения дохристианского Аксума. Очевидно, это явное преувеличение. Вместе с тем ясно, что проникновение знания Писания и основных библейских образов оказало глубокое влияние на древнюю эфиопскую культуру. Это влияние сказалось в дальнейшем на формировании самого эфиопского христианства. Забегая вперед, скажем, что эфиопские христиане будут в течение всех последующих поколений делать обрезание своим сыновьям на восьмой день после их рождения. Они также будут соблюдать субботу и жить в соответствии с библейскими законами кашрута. Эфиопские христиане видели в себе потомков древних сыновей Израиля.

Эфиопское христианство насыщено ТАНАХом: Три праотца: Авраам (в центре), Исаак (слева) и Иаков (справа), изображенные на сводах церкви 16-го века в округе Тигре.  Иллюстрация 9. Эфиопское христианство насыщено ТАНАХом: Три праотца: Авраам (в центре), Исаак (слева) и Иаков (справа), изображенные на сводах церкви 16-го века в округе Тигре.

Еврейское влияние в эпоху, предшествовавшую приходу христианства, породило также значительное количество слов и важных терминов в языке геэз, заимствованных из еврейско-арамейского. Такие слова как мицват (ивритское мицва, пожертвование), табот (тева, ковчег), таут (идол, на иврите «ошибка») – безусловно, еврейского происхождения как по форме, так и по содержанию. Аналогичным образом, эфиопское название пятницы – арб, означает не «шестой день», а именно «канун» (субботы).

 Царь Давид в христианской короне – миниатюра начала 19-го века.  Иллюстрация 10. Царь Давид в христианской короне – миниатюра начала 19-го века.

Позднее был выдвинут целый ряд теорий и мифов относительно обстоятельств прихода еврейского влияния на древнюю Эфиопию. Эфиопское предание, восходящее еще к шестому веку, приписывает начало этого влияния посещению царицей Савской царя Соломона. В соответствии с эфиопским вариантом этой легенды, сложившейся впоследствии в национальный эпос «Слава царей» (Кебра Нагаст), царица, известная в Эфиопии как Македа, отправилась из Аксума в Иерусалим. В процессе ее пребывания в Иерусалиме Соломон был поражен ее мудростью. Хитростью он сумел даже вступить с ней в связь. Возвращаясь в Аксум, Македа несла в своем чреве будущего сына, который родился у неё уже в Эфиопии. Когда ее сын Менелик вырос, он отправился в Иерусалим на встречу с отцом. По окончанию этого визита Соломон приказал первенцам когенов и старейшин сопровождать гостя, возвращавшегося в Аксум.

Перед отправлением в путь Менелику и его свите, во главе которой стоял Азария, сын первосвященника, удалось похитить Ковчег Завета из Храма. Так «Слава Сиона» покинула Иерусалим, а к ней присоединился цвет еврейского народа, прибыв в Новый Сион, т.е. Аксум. С этой поры Эфиопия и её народ превратились в «истинных сынов Израиля».

Как уже говорилось, эти и сходные с ними термины в дальнейшем будут включёны в систему понятий и обычаев эфиопского христианства.

Соломон и царица Савская, один из самых распространённых мотивов в эфиопской живописи. Народный лубок. Иллюстрация 11. Соломон и царица Савская, один из самых распространённых мотивов в эфиопской живописи. Народный лубок.

Поскольку Аксумское царство расцвело многими столетиями позднее царя Соломона, ясно, что этот рассказ не может быть историческим объяснением касательно еврейских влияний в стране. Вместе с тем не следует и недооценивать важность этой легенды. С того момента, как она окончательного оформилась и была официально признана – в начале 14 века, она стала фактором, определившим важные аспекты политической и культурной жизни Эфиопии. К этому вопросы мы еще вернемся позднее. Легенда подчеркнула еврейско-иудейский аспект в эфиопском образе жизни. На протяжении большей части эфиопской истории только те правители, которые претендовали на происхождение от царя Соломона, воспринимались в качестве легитимных (термин «потомки Соломона» известен в европейских языках в форме «Соломониды». В таком виде он вошел также и в научную литературу по Эфиопии. В дальнейшем мы тоже будем использовать это общепринятый термин.) Эфиопские церкви, от центральных до самых удаленных, пытались копировать и подражать облику Первого Храма в Иерусалиме. Подобно ему, они делились на три концентрические части, центральной из которых являлась «Святая Святых» (Кедуса-Кедусан, на иврите кодеш кодашим), содержащая табот, т.е. ящик, символизирующий Ковчег Завета (его аналогом в византийском православии является антиминс). Сам город Аксум получил имя Сион. В его церкви Марьям Цийон (Сионской Богоматери), согласно эфиопской традиции, находится до сих пор истинный Ковчег Завета.

Предание, возводящее появление еврейских влияний в Эфиопии к пропавшим десяти коленам, в особенности к колену Дана, также не может выдержать научно-исторической критики. Более логичным выглядит предположение некоторых исследователей, что эти влияния проникли в Эфиопию через Египет, в особенности – при посредстве еврейского гарнизона, находившегося в эпоху Первого Храма в Элефантине, неподалеку от современного Асуана. Возможно, солдаты этого гарнизона передвигались вдоль Нила и прибыли непосредственно в Эфиопию или же добрались до неё через одно из суданских царств, например Мероэ.

Большинство исследователей, однако, считают, что еврейские влияния проникали в аксумскую культуру из Южной Аравии, вместе с уже упоминавшимися ранее многочисленными южно-аравийскими влияниями. Хотя мы и не знаем наверняка, были ли среди тех, кто пересекал небольшое расстояние между Южной Аравией и Аксумом, также и евреи, нам хорошо известно, что евреи проживали на Аравийском полуостровем в первых веках н.э., и вполне может быть, что они входили в число переселенцев в Эфиопию.

Церковь Марьям Цийон в Аксуме, в которой хранится, согласно эфиопскому преданию, Ковчег Завета. Фотография конца 19-го века.  Иллюстрация 12. Церковь Марьям Цийон в Аксуме, в которой хранится, согласно эфиопскому преданию, Ковчег Завета. Фотография конца 19-го века.

Каким бы ни был источник еврейских влияний, фактом является то, что в первых веках н.э. они играли важную роль в оформлении эфиопской культуры на её начальных стадиях. Не исключено также, что определенная форма иудаизма смогла стать в это время господствующей религией в этом регионе. Но в Аксуме на фоне этих формообразующих, хотя и неведомых нам процессов, свершилось событие, ясное в историческом плане и однозначное с точки зрения его долгосрочного влияния. С принятием царем Эзаной христианства была создана связь между системой верований и институтами власти и началась история государственной религии Эфиопии.

 

Назад                        Вперёд

 Источник: Открытая электронная библиотека академической книги

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий