Финляндия в ХХ веке: политика и Церковь

Новый Валаам (Финляндия)

Сложная политическая обстановка в Финляндии ХХ века не могла не сказаться на жизни Православной Церкви в этой стране. Условия, в которые была поставлена Церковь, определили направление происходивших в ней перемен. Эти изменения в свою очередь повлияли на решение, принятое финляндским Церковным Управлением при выборе своего канонического статуса.

В Докладной записке об экономическом положении Финляндской Православной Церкви за 1930 г. протоиерей Сергий Солнцев говорит, что «в русское время наше приходское духовенство содержалось на оброки, взымаемые в размерах, утвержденных Императорским Финляндским Сенатом, в городах – на жалованье, выдаваемое из Финляндской казны»1. В 1899 г. 29 клириков Финляндской епархии из 96 получали жалование из Сената Финляндии, 34 священнослужителям и членам консистории жалование выплачивал Священный Синод. Им же в конце 1915 г. бедным приходам, как сельским, так и городским, было назначено пособие в размере 76456 фин. марок. Всего на Финляндскую епархию (содержание архиерея, духовенства Консистории и школ) к к. 1916 г. тратилось 250000 финских марок или 93 750 рублей в год2.

Сразу стоит указать, что большинство карельских приходов (Йоэнсуу, Куопио, Иломантси, Тайпеле, Салми, Мантсинсаари, Суйстамо, Кителя, Кююреля) получало поддержку от финляндского Сената еще с 1809 г. и очень сильно зависело в материальном отношении от государственной власти и пожертвований прихожан. Священный Синод содержал лишь 3 карельских прихода: Суоярви, Тиурила и Корписелка и большинство русских3.

Новая большевистская власть в октябре 1917 г. реквизировала в Государственном банке более 2 млн. рублей, принадлежавших Финляндской епархии4. Финляндский сенат сразу же позаботился выделить епархии субсидию в размере 400000 финских марок. Протоиерей Сергий Солнцев в свой Докладной записке упоминает сумму в 107100 марок, выдаваемую правительством на содержание духовенства5.

26 марта 1920 г. в Гельсингфорсе (Хельсинки) президентом Каарло Юхо Стольбергом и министром церковно-учебных дел Лаури Ингманом было принято Постановление об общей кассе Православной Церкви в Финляндии. Касса учреждалась под непосредственным руководством Церковного Управления, ее задачами были:

— уплачивание расходов на общецерковные нужды, определяемые Церковным Собором;

— выдача пособий бедным приходам;

— уплачивание пенсий членам духовенства.

Касса состояла из пожертвований, пособий от государства, средств, полученных в качестве церковного налога от приходов и монастырей, и доходов от церковной недвижимости. Предполагалось ежегодное отчисление 10 % от всех доходов кассы для создания особого фонда, который в дальнейшем должен был бы покрывать ежегодные общие церковные расходы6. Ежегодно в церковной прессе должен был публиковаться отчет о состоянии кассы.

Некоторые приходы (Гельсингфорсский, Питкярантский, Кидельский, Салминский) смогли улучшить свою материальную базу и увеличить содержание причтов. Большинство же приходов, особенно в Выборгской губернии, в связи с выездом из страны большого количества прихожан, не могли даже содержать духовенство. Для этих целей ежегодно отпускалось из Церковного Фонда 107100 марок. В конце 1920-х гг. правительство Финляндии в финансовом плане заняло по отношению к Православной Церкви такую же позицию, как и к Евангелическо-лютеранской: из государственного бюджета оплачивалось лишь содержание управления Церкви и обучение будущих священнослужителей, приходские затраты государством не компенсировались. Это привело к серьезным материальным затруднениям.

Вопрос о содержании духовенства рассматривался на Церковных Соборах 1922, 1923, 1925 и 1927 гг., в дальнейшем было выработано «Положение о содержании духовенства», утвержденное правительством 18 мая 1929 г. Необходимым условием для одобрения «Положения» властью стало обязательное его приведение в исполнение к 1 января 1931 г. Если же приходы оказывались не в состоянии выплачивать своему духовенству установленное жалование, то они теряли самостоятельность и присоединялись к соседним. Оказалось, что из 29 приходов только 12 в состоянии содержать на свои средства причты. Для сохранения остальных 17 решено было спешно собрано 200000 марок за счет увеличения в 4 раза налогового обложения всех приходов. Протоиерей Сергий Солнцев считал эту меру необходимой, в ином случае, по его мнению, треть православных, лишившись своих приходов и постоянного священника, перешла бы в лютеранство, а через 20 лет число приходов Финляндской Православной Церкви не превышало бы и пяти7. Все же число православных приходов уменьшалось. Так, в 1932 г. были объединены Кексгольмский, Ряйсяльский, Пюхяярвиский и Каукольский приходы8. Жалование многих священников еще в 1930 г. продолжало составлять 2400—4800 марок в год, что было меньше заработной платы наемного рабочего.

Священнослужители, вышедшие на покой, получали незначительную пенсию от Церковного Управления. Об этом мы можем узнать из письма владыки Германа (Аава) игумену Валаамского монастыря Павлину от 19 апреля 1926 г., в котором архиепископ просит монастырь помочь больному священнику прихода Иломантси Василию Островскому. Из общецерковной пенсионной кассы ему ежемесячно выплачивалось 150 марок, чего для большой семьи из 7 человек было недостаточно9.

Следует сказать, что же подразумевалось под обеспечением причта жалованием и содержанием в Финляндской Православной Церкви.

 

Приходы: до 1000 прихожан 1000—3000 прихожан 3000—6000 прихожан от 6 000 и более
Настоятель (заработная плата) 18 000 марок + 5-комнатная квартира с кухней 24 000 марок+ 5-комнатная квартира с кухней 26 000 марок + 5-комнатная квартира с кухней 30 000 марок + 5-комнатная квартира с кухней
младший священник (заработная плата) 22 000 марок + 4-комнатная квартира с кухней 2 младших священника по 26 000 марок + по 4-комнатной квартире с кухней
диакон (заработная плата) 14 000 марок + 3-комнатная квартира с кухней 16 000 марок + 3-комнатная квартира с кухней
псаломщик (заработная плата) 9 000 марок + 3-комнатная квартира с кухней 12 000 марок + 3-комнатная квартира с кухней 12 000 марок + 3-комнатная квартира с кухней 14 000 марок + 3-комнатная квартира с кухней

Также за каждые 5, 10 и 15 лет служения полагалось увеличение заработной платы на 5%11.

В 1930 г. Церковный Фонд Финляндской Православной Церкви насчитывал 1354559 финских марок. Эта сумма позволяла покрыть ежегодные церковные расходы (содержание причтов бедных приходов, пенсии духовенству, пособия вдовам и сиротам духовного звания, преподавание Закона Божьего в народных школах, внутренняя миссия, церковный суд, сохранение церковного имущества и собственности), но все предыдущие годы ежегодный дефицит составлял 19958 финских марок.

Повышение налогов с приходов очень настораживало Церковное Управление. Каждый верующий должен был внести как минимум одну марку в год, были приходы, где налог составлял более двух марок, в то же время налог в лютеранских приходах не превышал сумму в 25 пенни. Подобная ситуация могла обернуться отпадением несостоятельных верующих от Церкви. Для понижения в дальнейшем налогов было решено в 1930 г. построить доходный дом в Сортавале и увеличить доходность церковного дома в Выборге. Средства для этого (ок. 3 млн. марок) были взяты из Валаамского монастыря, 2 млн. марок выделило Церковное Управление. Предполагалось, что в итоге Церковь будет иметь недвижимости на 12-13 млн. марок, которые будут давать чистого дохода 600000-700000 марок ежегодно. Уже в 1931 году по проекту архитектора Юхани Вийсте в Сортавале был построен Дом Церковного Управления, в котором размещалась резиденция архиепископа, духовная семинария, канцелярия Церковного Управления. В том же году была построена и семинарская церковь Иоанна Богослова, выполненная в традициях лютеранских храмов. Но Зимняя война 1939-х – 1940-х гг., окончившаяся присоединением к СССР Карельского перешейка с Выборгом и Сортавалой, не дала Финляндской Православной Церкви долго пользоваться данными источниками материальных доходов.

О бедности Финляндской Церкви можно судить по таким фактам: для хиротонии новоизбранного епископа Выборгского 5 октября 1935 г. в Валаамский монастырь было направленно письмо архиепископа Германа (Аава) с просьбой одолжить два архиерейских облачения, две архиерейские мантии, два архиерейских посоха, две желтые митры, 12 орлецов, 18-24 хороших иерейских облачения и 10 стихарей11. 3 июля 1935 года архиепископ Герман просил у Правления Валаамского монастыря пожертвовать из монастырской ризницы одно иерейское и одно диаконское облачения, из которых можно было бы изготовить архиерейское облачение12. Игумен Харитон (Дунаев) сделал не одно, а два облачения: и для архиепископа, и для нового епископа Выборгского Александра (Карпина).

По-видимому, вопрос о нехватке богослужебных облачений стоял очень остро, в связи с чем государство помогло выпустить специально разработанный материал для облачений желтого, голубого и фиолетового цветов. Уже в 1937 г. архиепископ Герман сообщает приходским советам и Правлениям монастырей, что через Церковное Управление они могут приобрести парчу по 80-90 марок за метр13 (облачения из этого материала можно еще сейчас увидеть в приходах Финляндской Православной Церкви). В 1955 г. вопрос о наличии необходимого числа облачений стоял еще достаточно остро. Так, на VI Церковном Соборе было принято решение об изготовлении облачений для разъездных священников: для изготовления 9 комплектов иерейских облачений было решено выдать из церковных фондов 18798 фин. марок, а для пошива 3 подрясников – 5000 фин. марок14.

В сентябре 1936 г. протодиакон Лев Казанский (Лео Касанко), секретарь Церковного Управления и брат зятя архиепископа Германа, просит игумена Харитона о 200 марках. В подарок новоизбранному Выборгскому епископу духовенство Карельской епархии преподнесло в день его хиротонии крест (видимо с украшениями), заказанный в Эстонии. Но на цепь из свастик денег не хватило, и вдобавок – за крест надо было доплатить еще 100 марок. Решено было попросить средств у монастырей Коневского и Валаамского. Игумен Харитон, конечно же, дал недостающие 300 марок15.

Можно сказать, что довоенный период деятельности Финляндской Православной Церкви характеризуется как период нестабильности и материальной зависимости от государства. Это было одним из главных факторов формирования особой церковно-административной системы, главным отличием которой являлось минимальное количество приходов, но при хорошо обеспеченном духовенстве.

Материальное положение Финляндской Церкви в первые послевоенные годы было крайне тяжелым. В «Краткой справке» указано, что, помимо помощи от государства, православные приходы получали материальную помощь из заграницы: «от протестантов из США, Англии, Швеции и Мирового Совета Церквей»16. В августе 1947 г. Элеонора Иридейл – секретарь Церковно-восстановительного комитета Англии – встретилась с архиепископом Германом, пообещала материальную поддержку и пригласила его посетить Англию. В феврале 1948 г. Финляндская Церковь получила от Церковно-восстановительного комитета Англии легковой автомобиль, а также 75000 финских марок на литературу для работы с молодежью. Мировой Совет Церквей 5 февраля 1948 г. выделил 2000 долларов для материальной помощи финляндскому православному духовенству17. В Фонде Совета по делам РПЦ есть упоминания о посылках с одеждой, продуктами и богослужебными облачениями из Англии и Америки.

По итогам Зимней войны Советского Союза и Финляндии в 1939 – 1940-х гг. Финляндская Православная Церковь лишилась практически всех средств к существованию, но уже к концу 40-х г. ее материальное состояние стабилизировалось полностью. В №4 «Aamun Koitto» за 1950 г. упоминается: «…материальное благосостояние Финляндской Церкви достигло такого уровня, какой мы имели в течение 30 г. самостоятельного существования»18.

Архиепископ Герман считал своей обязанностью материально поддерживать молодых священнослужителей. Так, в 1952 г. священнику-практиканту Нило Карьемаа было выдано из фондов Церковного Управления единовременное пособие в размере 15000 марок для обучения в Парижском Св. Сергиевском богословском институте, а священнику Ихатсу – 20000 марок для обучения в Богословском институте Бухареста19.

На Церковном Соборе 1955 г. делегатом И. Волковым было сделано предложение об образовании комиссии по улучшению экономического положения ФПЦ. Этому послужило недостаточное улучшение материального положения Церкви за период с 1950 по 1955 гг. В 1955 г. бюджет Финляндской Церкви составлял 16 951 000 фин. марок, расход за год равнялся 16 984 000, в итоге дефицит составлял 17 000 марок20. Комиссия была создана, в ее состав вошли И. Волков, ревизор А. Потконен, настоятель прихода Котка свящ. Михаил Ритамо, директор К. Туомиоя и помощник судьи С. Хяркинен21. Кроме того, впервые в 1955 г. было озвучено, что в Церковном фонде имеется 40 000 000 фин. марок, составляющих компенсацию государства за упраздненные после Зимней войны 1939–1940 гг. приходы Ладожской Карелии22.

На том же Соборе были изменены правила материального обеспечения духовенства. Теперь священнослужители ФПЦ приравнивались по своему статусу к государственным чиновникам: заработная плата священника должны была равняться заработной плате лектора, а псаломщик должен был получать столько же, сколько и учитель народной школы23. Священнослужители стали получать прибавку к жалованию за выслугу лет и по старости. На сумму заработной платы количество богослужений влиять перестало, теперь если прихожане хотели провести дополнительные богослужения, то их пожертвования, полученные за данную службу, поступали целиком в пользу Церковного Управления24.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий