Гробокопатели в Кремле (продолжение)

Сергей Фомин

Попытка «ограбления»?..

Саркофаги Ивана Грозного и его сыновей Ивана и Федора Архангельский собор в Кремле, Москва Саркофаги Ивана Грозного и его сыновей Ивана и Федора Архангельский собор в Кремле, Москва

Другая неожиданность поджидала исследователей в первые минуты вскрытия: «Начата выборка остатков песка, кусков белого камня и извести. При снятии остатков мусора было установлено, что на левой ноге нанесены повреждения в момент, когда был разбит саркофаг в северо-восточном углу через то отверстие, которое образовалось в плите»64.

Мощи Государя Иоанна Васильевича Грозного Правая рука поднята в благословляющем жесте чтобы получить больший размер - нужно кликнуть мышью

«…Взволнованно звучит голос М.М. Герасимова: “Левая стопа Царя повреждена через отверстие в саркофаге…”»65

То же обнаружили и при вскрытии гробницы Царевича Иоанна Иоанновича 23 мая 1963 г.: «По наружной кромке саркофага есть небольшие сколы (в ногах), которые, видимо, были сделаны при попытке проникновения в него»66. Подобные следы были обнаружены и при исследовании захоронения Царя Феодора Иоанновича. «На торцах всех трех гробниц грубые механические повреждения кладки. Пробои сильно закопчены»67.

Первые выводы последовали уже в т.н. «Окончательном заключении» Комиссии 20 мая 1966 г.: «В захоронениях Грозного и обоих его сыновей была предпринята попытка проникнуть неизвестными лицами. Возможно, это произошло в прошлом столетии при устройстве отопления или в начале ХХ века при устройстве нового гранитного пола. Однако эти попытки повреждений самим захоронениям вреда не принесли»68.

Вскоре, в выступлении М.М. Герасимова на заседании в Археографической комиссии, хронология нарушения целостности гробниц была уточнена: «Специалисты тщательно исследовали пролом. Он выбит грубо, наспех, каким-то тяжелым инструментом. На стенках пролома в надгробии сохранились следы копоти от свечи. В саркофаге небольшое отверстие. Тут же лежал кусочек палки, которым, по-видимому, и повреждена нога Царя… Догадки рождались разнообразные. Однако тщательное изучение показало, что пролом был сделан в начале нашего века. На крышке саркофага нашли тонкую пленочку цемента. А цемент в Архангельском соборе впервые применили лишь в начале ХХ века, когда перестилали пол»69.

Примечательно, однако, к какого рода интерпретациям, несмотря на строго установленные факты, привело сообщение об этом: «Вероятно, в то время один из мастеров, торопясь, как бы его не увидели, грубо пробил дыру в гробнице. Он не знал, что по древнему русскому обряду в могилы не клали драгоценностей, и хотел поживиться за счет покойных Царей»70.

Странно, что эту версию «грабителей» поддерживают и до сих пор, и, кстати говоря, вовсе не дилетанты71. Никто из них, похоже, не задумывается над тем очевидным фактом, что Архангельский собор Кремля был все-таки не проходным двором, а Царской усыпальницей. Следы взломов не на одном, а на трех, причем вполне определенных, надгробиях никак не свидетельствуют о торопливости, цемент – о частной инициативе неких мастеров. Грубая же работа может свидетельствовать о недостаточной квалификации и, главное, о неуважении к Царским могилам. На наш взгляд, это позволяет определить время, когда произошло проникновение в могилы. Члены Комиссии 1963 г. не представили ни одного заслуживающего внимания факта, что сделано это было до революции. А почему не в 1920-е, скажем, годы?

И еще: на приведенном примере видно, как часто нынешние низменные страсти безбожного общества совершенно неосновательно приписывались нашим, пусть и не всегда образцово-благочестивым, но все-таки богобоязненным предкам.

Что касается незнания русского православного обряда погребения и желания поживиться за счет покойных Царей, то это совершенно справедливое замечание, обличающее действительных инициаторов кощунства: прежде всего это люди не только по происхождению не русские и не православные по традиции, для которых обычаи этой страны чужды и отвратительны, но и сохранившие на генетическом уровне представления о богатых гробницах восточных Царей, где есть что разграбить.

Вот еще один пример подобного рода. В 1940–1960-е гг., освобождая фрески Архангельского собора Московского Кремля от позднейших наслоений, исследователями были обнаружены граффити – процарапанные на штукатурке надписи. Имелись они и в диаконнике – усыпальнице Царя Иоанна Васильевича и Его сыновей. Выявили их на северной и западной стенах, на самом нижнем, декоративном поясе – т.н. «полотенцах».

Автор специальной статьи, хранитель Архангельского собора Е.С. Сизов (входивший, как мы помним, в состав Комиссии 1963 г.), рассматривал три варианта, по всей вероятности, одной и той же надписи. Исследователь справедливо полагал, что они предшествовали захоронению Царя72, но, по нашему мнению, не на столь значительное время. Скорее всего их сделали непосредственно сразу же после кончины. Вполне резонно Сизов определяет и их возможного автора. Он «принадлежал к узкому кругу лиц, которые имели доступ в алтарь Царского храма. Это или мастер, участвовавший в его украшении, или кто-то из церковного причта»73.

Нельзя лишь согласиться с его чтением первой строки надписи: «даносу пожалуй»74. Интересно наблюдать трансформацию в статье смысла надписи, начиная с предположительного («возможно, иронический»75), уже на следующей странице переходящего в развернутое «обоснование» после замены второй (ясно читающейся) гласной буквы и прибавления двух знаков препинания, отсутствующих в самой надписи: «Выражение “доносу, пожалуй!”, появившееся в Дворцовом некрополе во второй половине Царствования Ивана Грозного, когда по навету буквально над каждой головой нависала угроза самого тяжкого обвинения, – это несомненное [sic!] свидетельство немалой дерзости автора граффити. Находясь в центре бурных и трагических событий, он не мог не понимать, что, оставив здесь весьма двусмысленную фразу, он как бы подбрасывает подметное письмо в святая святых – в месте, которое уже тогда, при жизни самодержца, превращалось в его будущую гробницу»76.

Словно не о верноподданных Русского Царя и православных служителях Алтаря идет речь, а о каких-то партизанах и подпольщиках в тылу немецко-фашистских оккупантов. Что поделаешь: советское клишированное сознание.

Но ведь дальше и еще увереннее сказано: «…Эти надписи несут в себе отзвуки острой борьбы в придворных кругах», «в них передаются настроения страха, глухого ропота, подспудного протеста»77.

Что касается самой надписи (учитывая все три ее варианта), то вот как расшифровала ее по фотоматериалам указанной публикации филолог из Московского университета доктор филологических наук Н.А. Ганина, долгое время занимавшаяся средневековой палеографией и эпиграфикой, опубликовавшая ряд работ на эту тему: «На рис. 2 отчетливо видно, что третий знак надписи представляет собой не “Ν” (“наш”), а “и” (“иже”). Таким образом, возникает вариант расшифровки иω = “Иωанн” или “ИωΝа”.

Следует обратить внимание, что для путаницы была своя причина: и в имени “Иоанн” (ИωаΝΝ или ЇωаΝΝ), и в имени “Иона” (ИωΝа) присутствуют буквы “и” и “Ν”. И хотя автор надписи выписывал имена не полностью, графический облик их был ему известен. Изложенная версия подтверждается наблюдениями автора статьи: “Об авторе своеобразных граффити можно сказать, что он не был опытным писцом, хотя грамоте был обучен […] Он дает не всегда верное положение перекладины у буквы ‘н’ и ‘и’, путая их. ‘У’ в одном месте он поставил задом наперед”78.

Вся надпись расшифровывается как “Да [и] Иω[анн] Су[дарь] пожалу[и]”, то есть как молитвенное обращение к Царю Иоанну (или схимнику Ионе).

“Су” – обычная для той эпохи форма сокращения от “государь / осударь / сударь”, краткое уважительное обращение к лицам высокого статуса 79. Тем самым в надписи отражается как стиль, так и этикет эпохи.

Упоминание во второй строке надписи просвиры (с хорошо читаемым “в” на рис. 3) означает в таком случае указание на особое поминание (частицу за упокой души Царя-инока?) за Литургией. Вариативность “и” – “Ν”, очевидно, связана с тем, что пишущий (-ие?) путал (-и) эти похожие знаки (ср. “обратные написания” у детей)».

Простота и органичность такого чтения – лишнее доказательство его верности. Что до предыдущей усложненной целым рядом допусков расшифровки, то сия идеологическая накрутка (сама по себе, как мы уже убедились, не стоящая и выеденного яйца) делала всё же свое дело. Занимаемое автором положение, вкупе с его ссылкой-благодарностью на известного историка А.А. Зимина80, многих заставляет, пусть и бездумно, верить выводам, построенным на песке. До сих пор.

При этом хочется подчеркнуть: в основе всех научных споров, которые мы ведем, лежит единственная/единая цель: установление Истины, совпадающей с восстановлением Правды о первом Русском Царе, а также очищением и нас самих от грехов цареборчества и клеветы.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий