Гробокопатели в Кремле

Сергей Фомин

....А Царь на блистательном ложе
Лег величаво, Владыка, забыв минувшую славу
И собирался народ, и мертвому ложе воздвигли,
И проносили Царя по городу лучшие люди.
После того, как достигли они знаменитого храма,
Там на покой положили Царя знаменитого тело
И к молодому пошли Государю…
Так и Владыки-Цари лишаются блеска и жизни.
Так настигает и Их напоенная горечью чаша.
Христофор Митиленский
На смерть Императора Романа III Аргира

  Бюст царя Иоанна Грозного. Реконструкцию облика царя сделал академик М. М. Герасимов после вскрытия саркофага в 60-е годы ХХ века Бюст царя Иоанна Грозного. Реконструкцию облика царя сделал академик М. М. Герасимов после вскрытия саркофага в 60-е годы ХХ века

«Подземные рули»

Главной (как и для Карамзина в его «Истории») в 1963 г. во время вскрытия могил и обследования останков Русских Царей, а, начиная с середины 1990-х гг., и Цариц, без всяких сомнений, была фигура Грозного Царя.

Это подтверждается, прежде всего, тем, чьи именно останки подвергались первоочередному вскрытию, чей облик преимущественно восстанавливался. В 1963 г. это были сыновья Государя Иоанна Васильевича — Царь Феодор Иоаннович и Царевич Иоанн Иоаннович. В наши дни — Великие Княгини Софья Палеолог (бабушка), Елена Глинская (мать), Царицы Анастасия (первая супруга), Мария (вторая супруга), Марфа (третья супруга), Мария (четвертая супруга). Останки остальных исторических лиц исследовались и продолжают изучаться лишь попутно. Главный интерес — не в них.

Более того, судя по опубликованным документам, первоочередной, главной задачей при вскрытии, например, 1963 г. было определение достоверности изображенного на картине Репина! В «Экспертной справке по материалам исследования...» так прямо и говорилось: "Учитывая исторические факты и отдельные литературные данные, при исследовании останков Ивана Грозного, его сыновей — Ивана и Федора, а также Скопина-Шуйского, судебные медики считали целесообразным выяснить 3 основных вопроса:

1. Имеется ли на останках трупов следы каких-либо механических подтверждений, а в случае установления их, следовало определить характер повреждений и каким орудием они нанесены. При исследовании останков Ивана Ивановича: Комиссии предстояло подтвердить или отвергнуть достоверность сюжета знаменитой картины художника И.Е. Репина, на которой изображено убийство Иваном Грозным своего сына ударом металлического посоха в область головы"1.

Антрополог М.М. Герасимов

Антрополог М.М. Герасимов на первом же заседании Комиссии по вскрытию так и заявил: "Меня сейчас волнует версия, что Иван Иванович убит. У нас есть возможность выяснить этот вопрос"2.

Приведенные слова, во-первых, подтверждают огромную силу воздействия на ученых подробно разобранного нами произведения художника. А, во-вторых, отражают все-таки существовавшие, видимо, и в их среде подспудные сомнения. О силе легенды свидетельствует, в частности, упоминаемый в документе совершенно фантастический металлический посох. Чтобы вполне оценить этот фантом ученых, представьте себе, к примеру, человека, разгуливающего с ломом руках (посох же был и еще повыше этого орудия труда).

До сих пор, с упорством достойным лучшего применения, нам пытаются внедрить мысль о том, что вскрытие проводилось-де лишь как результат реставрационных работ. Этим объяснялось как само вскрытие, так и объекты интереса ученых.

На совещании Комиссии 18 апреля 1963 г. с информацией по этому поводу выступил известный антрополог М.М. Герасимов (хотя это, как говорится, и не была его епархия). В первых строках протокола № 1 читаем: «Тов. Герасимов М.М. сообщает о реставрационных работах в приделе Иоанна Предтечи. […] В процессе работы выяснилась необходимость вскрытия погребений. Созрело решение вскрыть погребения»3. (Всё это, еще раз заметим, звучало в присутствии первых лиц дирекции Музеев Московского Кремля и опытных реставраторов.)

Развернутое объяснение содержится в «Окончательном заключении Комиссии» от 20 мая 1966 г.: «Вскрытию гробниц Ивана IV Грозного, его сыновей: Федора Ивановича и Ивана Ивановича, князя Михаила Васильевича Скопина-Шуйского, которые проводились в апреле-мае 1963 года, предшествовали работы по укреплению несущих конструкций придела Иоанна Предтечи (стены и своды), а также укрепление восточной стены (апсиды) Архангельского собора4. […] В связи с понижением пола в приделе Иоанна Предтечи в дьяконнике собора, надгробия Ивана Грозного его сыновей, а также Скопина-Шуйского, настроенные в конце XVII в., частично дополненные в начале ХХ века, потребовалось восстановить в своих изначальных формах. Так как надгробные плиты гробниц обнажились, было принять решение произвести их археологическое обследование»5.

Однако самое странное, что вводить в заблуждение продолжают и по сию пору. Хотя, следует признать, истина, пусть и понемногу, но все же начинает выходить наружу.

Известно, что на документах специалистов Государственного Эрмитажа о вскрытии саркофага Тамерлана (Тимура) в мавзолее Гур-Эмир в Самарканде в 1941 г. рукою не кого-нибудь, а И.В. Сталина было написано: «Работы по вскрытию начать не позднее мая. И. Сталин»6.

Трудно предположить, чтобы с могилами Русских Царей в Московском Кремле, резиденции советского правительства, было иначе, и разрешение получили не от первых лиц государства. И действительно, по свидетельству акад. Б.В. Раушенбаха, «много лет Михаилу Михайловичу хотелось сделать портрет Ивана Грозного – достоверных изображений Грозного нет, только скульптура Антокольского (естественно, не портретная) и какая-то старинная парсуна, выполненная в традиционно иконописном стиле. Герасимов много хлопотал по поводу Грозного еще при жизни Сталина, и тот сказал, что это, конечно, очень заманчиво, поручив Ворошилову встретиться с Герасимовым, и Ворошилов передал слова Сталина о том, что в принципе это было бы хорошо, но сейчас не время – идет война»7.

В начале 1960-х создалась благоприятная политическая атмосфера.

В 2002 г. в журнале «Итоги», едва ли не впервые, вещи были названы своими именами: «С согласия Никиты Хрущева в апреле-мае 1963 года в некрополе Архангельского собора под присмотром комендатуры Кремля и руководством спецкомиссии Минкульта СССР были вскрыты четыре усыпальницы: Грозного, царевича Ивана, царя Федора и князя Михаила Скопина-Шуйского»8.

Еще более категоричен кандидат юридических наук, в свое время бывший адвокатом Минского Епархиального управления, а в настоящее время член Минской областной коллегии адвокатов В.М. Ерчак (кстати говоря, один из немногих работавших в архиве Московского Кремля): «Это было задание Хрущева. Это время, когда развенчивался культ личности Сталина. Нужно было подтверждение порочности Сталина – потому что Иван Грозный был любимым историческим персонажем советского вождя»9.

Обработка добытых во время вскрытия 1963 г. материалов и обнародование их происходило в сложной внутриполитической обстановке. 14 октября 1964 г. Н.С. Хрущев, давший добро на гробокопательство, был смещен со всех государственных постов и, обвиненный в волюнтаризме, отправлен на пенсию. Близкая ему министр культуры СССР (этому министерству формально и подчинялась Комиссия) Е.А. Фурцева, хотя и оставалась на этом посту вплоть до своей смерти в октябре 1974 г., после ухода Хрущева ничем реально помочь уже не могла.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий