Иезуитская миссия у гуронов в Новой Франции в 1634—1650 гг

Иезуиты в Новой Франции

Федин Андрей Валентинович
кандидат исторических наук,
доцент кафедры всеобщей истории
Брянского государственного университета

Иезуитская миссия у гуронов в 1634 — 1650 гг. была одним из самых ярких и интересных предприятий Общества Иисуса на североамериканском континенте. Ни до, ни после не удавалось достичь подобных результатов с другими индейскими племенами, а именно, — в течение нескольких десятилетий не только фактически полностью обратить в христианство многотысячный народ, но и сделать его верным союзником французской колонии, вплоть до ее гибели в середине XVIII века.

Карта Новой Франции

Превращение Квебека в центр французской светской и духовной колонизации в 20 — 30-х гг. XVII в. сделало особо важным создание союзов с местными индейскими народами, как с целью развития мехоторговли, так и укрепления обороноспособности молодой колонии. С этой точки зрения, наиболее привлекательным в качестве коммерческого и военного партнера, так же, как и объекта христианизации, представлялась конфедерация четырех ирокезоязычных племен, населявших территорию между озерами Гурон, Онтарио и Эри, называвшая себя и свою страну Вендат. Французы назвали их гуронами.

Используя свое стратегическое положение посредников между западными алгонкинскими племенами Великих озер и французами на р. Св. Лаврентий, гуроны фактически монополизировали всю европейскую торговлю в регионе, создав широкую торговую сеть. В результате именно они стали ведущими поставщиками мехов для французов: между 1616 и 1629 гг. гуроны поставляли две трети всех бобровых шкур, проданных на Св. Лаврентии1. Поэтому неизбежен был не только коммерческий, но и политический союз между конфедерацией и французской колонией, окончательно закрепленный соглашением в Квебеке в 1614 г. и несколькими совместными франко-индейскими экспедициями против общего врага — Лиги пяти ирокезских племен.

Ввязываясь в межплеменные отношения, Шамплен и представить себе не мог, что тем самым обрекает созданную им колонию на перманентную войну с могущественным индейским союзом, которая будет бушевать весь XVII в. и не раз поставит под вопрос само присутствие французов в Канаде. Ирокезская Лига, занимающая территорию к югу от озера Онтарио, была традиционным врагом северных племен и, прежде всего, гуронов. Помимо других противоречий, одним из основных оставался вопрос о контроле над р. Св. Лаврентия, с XVI в. ставшей главной торговой магистралью поступления продуктов европейского производства, прежде всего, изделий из железа2.

Миссионеры всегда рассматривались как основной элемент любой колониальной системы, более того, считались ее передовым отрядом и консолидирующим фактором. Основатели Новой Франции также рассчитывали на помощь католической церкви в укреплении и расширении системы военно-коммерческих союзов в регионе Св. Лаврентия. Поскольку с 1632 г. Общество Иисуса получило монополию на право распространения слова Божьего в Канаде, именно на его миссионеров и легла эта непростая задача.

Помимо мирских проблем поддержания и развития франко-индейских торговых и политических отношений перед миссионерами ордена стояли сугубо духовные цели обращения народов в христианство и «завоевания их ради Христа». И именно с этой точки зрения, гуроны представлялись супериорам (начальникам) миссии наиболее предпочтительным объектом евангелизации. Дело в том, что все народы, с которыми с 1611 г. работали иезуитские миссионеры в Новой Франции, были кочевыми охотниками и рыболовами, чья жизнь подчинялась сезонным ритмам хозяйства, не оставлявшим места для христианского образа жизни. «Они не могут посещать как положено мессу, ни молитвы, ни публичные службы, ни проповеди, ни причастие, даже иметь священников. Как же вы думаете, смогут они утвердиться в вере и милости Божьей, если не получают наставления, причем необходимого вдвое больше, нежели для других?», — вопрошал один из первых миссионеров в Канаде Пьер Бьяр3.

В отличие от них, гуроны были оседлым народом, сочетавшим охоту и рыболовство с земледелием в своих больших постоянных поселениях, лишь эпизодически перемещавшихся на новое место, исходя из потребностей обороны или в связи с истощением почвы. Как писал основатель гуронской миссии Жан де Бребеф генералу ордена Вителлески: "мы весьма надеемся на жатву большого урожая душ однажды в этой миссии. Гуроны живут в городах, не скитаясь по образу диких животных, или даже многих других дикарей. У них всего двадцать городов, некоторые из которых защищены очень крепкими деревянными стенами. Они достаточно цивилизованы, чтобы иметь превосходный ум и понимание"4. Вместе с тем, гуроны, будучи центральным звеном обширной торговой сети, включавшей десятки племен, становились важным плацдармом для дальнейших духовных завоеваний иезуитов в Северной Америке5.

Первоначально Гуронская миссия была совместным предприятием двух католических орденов, действовавших в Новой Франции: реколлектов и иезуитов, от которых туда в 1626 г. отправился о. Бребеф, активно начавший изучение языка гуронов. Однако, в 1629 г. английские каперы захватили Квебек, а отцов, в том числе и Бребефа, выслали из Канады. Но и находясь во Франции, иезуиты не оставляли надежды на возвращение и продолжение столь важных и перспективных трудов. К 1630 г. уже были созданы общие грамматические правила гуронского языка, без изучения которого миссия среди них была невозможна6.

Но вернулись в Новую Францию в 1632 г. только иезуиты: в силу разных причин, реколлекты до 70-х гг. XVII в. будут лишены возможности апостолата в Канаде7. В результате, иезуиты приступили к реализации христианского апостолата среди гуронов своими силами, и, прежде всего, силами Жанаде Бребефа, в будущем нареченного Апостолом гуронов. Сезонная флотилия гуронов, спускавшаяся ежегодно летом к Труа-Ривьер для торговли с французами, по возвращении в июле 1634 г. домой взяла на борт и трех отцов-иезуитов: Бребефа, Антуана Даньеля и Амбруаза Давоса и их слуг. В августе они поселились в первой своей миссии, получившей название Сент-Жозеф (в честь покровителя Канады св. Иосифа), основанной в небольшом гуронском селении Ихонатирия8.

Именно в результате этого путешествия 1634 г. к французам гуроны получили, помимо европейских товаров, и первую европейскую болезнь — оспу9. Бребеф писал, "что люди стран, через которые они проходят, почти все больны, и умирают в большом числе. Там была Эпидемия..., которая поразила даже французов"10. Эта эпидемия станет первой из трех, которые на протяжении 1630-х гг. поразят все индейские племена, находившиеся в контакте с французами. Для миссионеров болезнь станет, с одной стороны, огромным препятствием на пути к душам гуронов, озлобленных на европейцев и умиравших тысячами, но с другой, в конце концов даст миссионерам на деле доказать свою самоотверженность и бескорыстие, а также превосходство европейской цивилизации.

"Вначале, мы особо заботились о детях и пожилых больных людях, которые были близки к смерти; — сообщал Бребеф, — им мы не позволяли умереть без Крещения, или, по крайней мере, без наставления тем, кто наиболее нуждался в этом"11. Именно больные станут основным объектом внимания иезуитов. В условиях начальной миссии, когда не существовало еще тесного контакта, а вокруг массами умирали люди, единственным выходом было крестить безнадежно больных после краткого наставления и добровольного согласия катехумена (в случае с детьми до 7 лет иезуиты даже крестили украдкой, без ведома родных12). Во-первых, они умирали христианами, во-вторых, не успевали согрешить вновь, что обеспечивало им возможность Царствия небесного. «Много Дикарей просили у меня святого крещения, — писал супериор всей канадской миссии Ле Жен, — но мы были осторожны в даровании этого любому здоровому взрослому, кроме как после длительного искуса. Безусловно, нельзя отказывать в этом бедному человеку почти при смерти, кто дает доказательство, что он имеет веру, и кто показывает достаточную инструкцию. Это был бы странный акт жестокости, смотреть, как душа живая спускается в ад, через отказ в благословении, которое Иисус Христос заработал для этого ценой своей крови». И даже в случае выздоровления и возможного отступничества, иезуиты были убеждены, "что Таинство сделано для человека, а не человек для Таинства; и, следовательно, лучше подвергнуть опасности Таинство, нежели спасение человека"13.

Здесь существовала опасность двоякого рода: с одной стороны, многие индейцы воспринимали обряд крещения, совершаемый над умирающим, как часть самого процесса смерти, ассоциировали его с ней и вели себя соответственно: либо панически бежали от миссионеров, либо угрожали им, отказываясь от таинства; с другой стороны, особенно в случаях последующего исцеления крещеного больного, обряд воспринимался как лечебная магия и требовался именно с этой целью. "Они ищут Крещения почти лишь как помощи в болезни, — писал Бребеф в 1636 г. — Мы пробуем очистить это намерение, и заставить их принимать из рук Божьих одинаково и болезнь и здоровье, смерть и жизнь... Однако они имеют мнение, глубоко укорененное, что крещеные, особенно дети, больше не заболеют... Результат состоит в том, что они теперь приносят нам детей, чтобы крестить за две, три, даже за семь лиг отсюда"14.

В результате подобного подхода апостольские завоевания до конца 1634 г. были ограничены всего четырнадцатью крещениями взрослых и детей при смерти15. Одновременно иезуиты стали постепенно расширять ареал работы, посещая соседние с Ихонатирией деревни. В октябре Бребеф совершил поездку к племени петун, жившему к западу от гуронов в горах Блу-Маунтинс и связанному с гуронами торговыми и союзными отношениями16.

Очень скоро иезуиты войдут в ритм гуронской жизни, которая, внеся неизбежные коррективы, постепенно подчинит их апостольские труды своим законам. Например, со временем стало очевидным, что возможность более или менее массовой проповеднической деятельности существует здесь только зимой, когда все мужчины возвращаются в селения с охоты, из торговых экспедиций или с военной тропы, а женщины и дети заканчивают уборку маиса в полях и сбор ягод в лесах. Поэтому лишь в начале 1635 г. иезуитам удалось собрать большинство населения округи в Ихонатирии, чтобы «ознакомить их с причиной нашего появления в их Стране, которое не из-за мехов, но с целью объявить им об истинном Боге и его сыне, Иисусе Христе, всеобщем Спасителе наших душ». В результате, "86 были крещены, и, добавив к ним 14 прошлого года, получаем 100 душ всего. Из этого числа Бог призвал десятерых на Небеса"17.

Миссионеры, опираясь на традиционный для иезуитской идеологии рационализм, использовали для привлечения внимания индейцев и укрепления своего авторитета последние достижения европейской науки и техники. Бребеф поразил гуронов демонстрацией ручной мельницы, часов (которые индейцы посчитали живыми), магнита, лупы, но особенно искусством письма. Передача мысли, зафиксированной на бумаге или бересте, на расстоянии стало для туземцев абсолютным доказательством превосходства французских шаманов над доморощенными. Не последнюю роль в растущем уважении к иезуитам сыграла и их способность предсказывать затмения небесных светил18.

27 мая 1635 г., когда гуроны готовились к торговой поездке к Труа-Ривьер, Бребеф закончил письмо Ле Жену, которое останется как первая из Гуронских реляций, с этого момента ставших составной частью знаменитых ежегодных Иезуитских реляций — основного источника знаний о миссии ордена в Канаде. Подводя итоги первого года работы у гуронов, помимо отмеченных успехов в развитии апостолата, супериор миссии отмечал появление некоторой оппозиции, прежде всего укрепление в умах гуронов уверенности, что крещение убивало19.

1. AXTELL J. The Invasion Within. New York. 1985, p. 46.
2. HUNT G. The Wars of the Iroquois: A Study in Intertribal Trade Relations. Madison. 1940, p. 5ff; ФЕНТОН У. Н. Ирокезы в истории. Североамериканские индейцы. М. 1978, с. 180; TRIGGER В. G. Early Native North American Responses to European Contact: Romantic versus Rationalistic Interpretations. — The Journal of American History. Vol. 77, no. 4, Mar., 1991, p. 1209.
3. The Jesuit Relations and Allied Documents, Travels and Exploration of the Jesuit Missionaries in New-France, 1610 — 1791. (JR). Vol. III. Cleveland. 1896, p. 143.
4. Ibid., vol. XI, p. 7.
5. Ibid., vol. VI, p. 57 — 59.
6. CAMPEAU L., S.J., ed. Monumenta Novae Franciae. Vol. II. Etablissement a Quebec (1616- 1634). Roma, Quebec. 1979, p. 88 — 89* (MNF), vol. II, p. 238 — 242.
7. Ibid., p. 63 — 64*.
8. JR, vol. VII, p. 213 — 217; vol. VIII, p. 75. 89 — 101.
9. CAMPEAU L., S.J. La Mission des Jesuites chez les Hurons, 1634 — 1650. Montreal. 1987, p. 115 — 116.
10. JR, vol. VII, p. 221.
11. Ibid., vol. XVII, p. 11.
12. Ibid., vol. XVIII, p. 39.
13. Ibid., vol. XI, p. 139.
14. Ibid., vol. X, p. 13.
15. CAMPEAU L. La Mission des Jesuites, p. 120 — 121.
16. JR, vol. VIII, p. 135.
17. Ibid., p. 143; vol. X, p. 11.
18. Ibid., vol. VIII, p. 109, 113; vol. XV, p. 139.
19. Ibid., p. 155.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий