Иезуитская миссия у гуронов в Новой Франции в 1634—1650 гг

Вместе с ним летом 1638 г. в Гуронию отправились еще два иезуита. В результате миссия достигла 10 иезуитских отцов и 12 слуг, "нескольких молодых людей, предоставленных нам для заботы о мирских делах, и заменяющих нам светских братьев [коадъюторов]"36.

Именно активное привлечение светских слуг (donnes) стало одним из важнейших изменений в миссионерской работе не только в Канаде, но и в иезуитской миссии в целом. Лалеман получил согласие французского провинциала Бине на привлечение молодых мирян для работы в миссии, причем пожизненно и бесплатно, что символизировалось особым обетом, который они приносили, получая взамен услуги церкви "в болезни и здравии"37. Огромная польза этого нового института в рамках Гуронской миссии была сразу оценена ее участниками. Она, столь удаленная от французских поселений, не могла, конечно, полностью обойтись без светского обслуживания. Традиционно у иезуитов эти обязанности выполняли коадъюторы: приготовление пищи, уборка помещений, подготовка проведения ритуалов. Но у гуронов такими делами могли заниматься и сами миссионеры. Другое дело, плохо согласующиеся с монашеским образом жизни и обетами, потребности в ношении и использовании оружия либо для охоты, либо для защиты миссионеров, рубка деревьев для строительства или очага и так далее. Коадъюторы здесь помочь могли мало, ибо сами давали монашеские обеты и являлись членами конгрегации.

И когда в середине 1640-х гг. в метрополии возник вопрос о несоответствии института donnes Конституциям ордена, все миссионеры встали на его защиту: было написано коллективное письмо генералу, призывающее не ликвидировать эту категорию рабочих, являющихся, по сути, основой выживания иезуитов в этой глуши. «В этой стране нет европейцев в трехстах лье в округе, — писали миссионеры. — Туземцы, даже если бы они этого хотели, не могут помочь. Поэтому нуждаемся в слугах приблизительно двадцати различных профессий, различных возрастов. Нет возможности найти столько коадъюторов. А если бы была, нет возможности управлять ими... В Парагвае имеются вьючные животные, рабы и неофиты, которые помогают; у нас этого здесь нет. И мы не можем надеяться на что-либо иное, чем на таких donnes». В результате эту категорию слуг отстояли38.

Кстати, во многом из-за помощи donnes миссия оказалась в перкрасном финансовом состоянии в последние годы своего существования. У метрополии перестали просить дотаций, а лишь новых миссионеров и слуг для новых миссий: "Мы можем обещать, что, если нам пришлют десять или даже больше Отцов, мы не увеличим наших расходов... Лучше сократить то, чего мы и так просим все меньше и меньше с каждым годом, — посылаемую нам материальную помощь. Мы сможем достаточно продержаться на том, что производим здесь. Мы получаем от [рыбной] ловли и охоты больше, чем прежде. И не только рыбу, но и куриные яйца, и свинину, и молоко; есть даже быки, от которых мы ждем большой пользы для нашего хозяйства"39.

Другим нововведением стала так называемая «летящая миссия» (mission volante), впервые опробованная Бребефом в Гуронии в ноябре 1638 г., в результате которой возникли две новые миссионерские станции — Сент-Мишель и Сент-Игнас. Создание приходских объединений (в Ля Консепсьон и Сент-Жозеф) не освобождало иезуитов от заботы о менее важных деревнях. Речь шла о методичных поездках по округе, центром которой являлась одна из двух резиденций. По двое, иезуиты проходили по деревням, ища христиан, чтобы их наставлять, больных, чтобы крестить, и, если возможно, остальных, чтобы их привлекать в Церковь и обучать. "Мы решили, что, поскольку трех старших с одним новичком будет достаточно для работы в винограднике каждой Резиденции, один старший с одним новичком могли бы заняться исследованием страны, и помогать исполнить планы божественного провидения для какой-нибудь предопределенной души"40.

Важнейшее изменение было связано со строительством центральной иезуитской резиденции вне каких-либо гуронских поселений, но в самом сердце страны Вендат. "И так, чтобы по прошествии нескольких лет мы не были вынуждены менять место, как делают Дикари, которые перемещает свою деревню с одного места на другое после восьми или девяти лет, мы выбрали место, где решили, что сможем обосноваться постоянно; откуда мы могли бы направить достаточное число миссионеров, с целью идти с наибольшей свободой, и передавать деревням и ближайшим нациям святое Имя Нашего Господа"41. Главная миссия Сент-Мари начала строиться летом 1639 года.

В результате изменилась вся структура миссионной территории. Осенью 1639 г. Лалеман разделил всю конфедерацию на четыре округа, направив в каждый по два миссионера. Первый округ сохранил имя Ля Консепсьон с центром в Оссоссане и обслуживал цепь поселков и деревень на западе гуронской страны (ок. 12). Возглавили его Франсуа Дюперон и новичок в миссии Жозеф-Мари Шомоно. Второй был назван Сент-Жозеф с центром в Теанаустайе и включал два поселка. Эту миссию взяли на себе Бребеф и Шателлен. Третий, насчитывавший три поселка, был назван Сен-Жан-Батист с центром в селении Контареа. Пасторами диоцеза стали Антуан Даньель и Симон Лемуан. У последнего округа, созданного вокруг главной резиденции и включавшего четыре поселка, было и соответствующее названиеСент-Мари. Его настоятелями стали Ле Мерсье и Пьер Пижар. В то время как каждая миссионерская команда проходила по своему округу, она давала святого патрона каждому поселку и составляла перепись населения42. Последняя команда, Шарль Гарнье и Изаг Жог, отправилась к петунам, союзной с гуронами лиге, составленной из двух племен. В результате возник еще один миссионерский округ — Св. Апостолов — построенный на основе "летящих миссий"43.

1 апреля 1640 г. Лалеман сообщил о более тысячи крещений за последний год, что в сумме с 1046 крещениями предыдущих лет давало более двух тысяч обращенных гуронов44. Тем не менее, доля смертей была по-прежнему высокой: иезуиты еще сохраняли практику крещения, прежде всего, больных, ведь 1639 — 1640 гг. стали временем третьей эпидемии оспы в Гуронии. Но именно с этого времени миссионеры постепенно стали отходить от практики поспешных крещений при смерти.

Одновременно с внутренней реорганизацией Гуронской миссии в 1638 — 1639 гг. происходят кардинальные изменения на ее внешних границах, приведшие, в конце концов, эту миссию к гибели. Речь идет, прежде всего, о нарушении баланса сил между Гуронской и Ирокезской конфедерациями, вызванным необычайным усилением последней в связи с приобретением европейского вооружения. Ликвидация торговой монополии Голландской Вест-Индской компании в 1639 г. привела к появлению в Новых Нидерландах большого числа частных предпринимателей, как голландцев, так и англичан, продававших ближайшим ирокезским племенам (могаукам) огнестрельное оружие45. В результате 1640-е годы стали временем постоянных поражений гуронов. Более того, ирокезы начали войну с французской колонией, фактически полностью перерезав все торговые пути к Квебеку. С этого момента не только гуроны, но и иезуиты оказались в настоящей ирокезской блокаде, пресекшей всякую возможность помощи из колонии.

Но в начале 1640-х гг. положение еще не казалось столь катастрофическим. Проводя свою реформу, Лалеман ставил перед собой цели не только увеличить эффективность апостольских трудов у гуронов, но и проникнуть далее на запад, где возможно был "выход к Китайскому морю"46. Супериор явно переоценивал позиции иезуитов. Хотя гуроны воспринимали иезуитов как часть их жизни, отнюдь не вся Гурония была обращена, существовала сильная оппозиция христианству в лице шаманов и старейшин, гуронские неофиты чаще рассматривались как парии в обществе, нежели лидеры, и составляли пусть активное, но все же меньшинство. Да и сама попытка расширить миссию за счет других народов была воспринята гуронами как нарушение их монополии на торговлю с французами, что привело к фактическому провалу миссии Бребефа и Шомоно к нейтральным зимой 1639/1640 годов. Гуроны распространили слухи об иезуитах как о злых колдунах, в результате чего миссионеры чуть не распрощались с жизнью47.

В результате в среде миссионеров в Гуронии зрело недовольство своим начальником. Весной 1642 г. противоречия вышли за рамки миссии: Лалеман и его основной противник Поль Рагено представили свои доводы на суд высшей инстанции, генералу ордена в Риме. Рагено критиковал не только стратегию супериора, чреватую разбрасыванием сил и возможной гибелью, но и стиль его руководства: «Иногда он даже не слушает с достаточным вниманием доводы тех, у кого есть иное мнение». Для Лалемана мученическая смерть была закономерным итогом истинно апостольской работы, так же как и необходимость донести слово Божие до всех возможных народов: "Я спрашиваю себя о том, стоит ли использовать всех наших рабочих [среди гуронов], или разделиться, направив часть к нашим Гуронам, а другую к соседним народам. Что касается меня, я склоняюсь ко второму методу. И это, мне кажется, соответствует лучше духу и практике Компании, всегда стремящейся ко всеобщему благу"48.

В Риме склонялись в пользу Лалемана, квебекский супериорат, более информированный о положении в стране, был на стороне Рагено. В этой ситуации противоречия были разрешены компромиссом: Жером Лалеман в 1644 г. был назначен отцом-настоятелем всей канадской миссии, а Поль Рагено — супериором Гуронской49.

Победа более реалистического направления в христианизации гуронов привела к дальнейшему росту влияния иезуитов в их среде. К середине 1640-х гг. динамика обращений усилитвается. Лалеман в своем последнем письме генералу из Гуронии 14 апреля 1645 г. заявлял следующее: "Я оставляю в общем каталоге более трех тысяч трехсот записанных крестившихся. Можно думать с полным правом, что половина этого числа, по большей части дети, отправилась на небеса"50. Если принять за основание расчетов число 3300, и добавить показания Рагено: 164 в 1646 г., 525 в 1647 и 732 в 1648 г.51, то получится 4721 человек — практически половина конфедерации.

В этот период христианские гуроны начинают постепенно выходить из изоляции. К немногочисленным женщинам и детям, а также выздоровевшим мужчинам, крещенным в 1630-х гг., добавились сотни крещений в здравии, причем не только обычных людей, но и вождей, и даже старейшин. В период изоляции были сформированы две основные христианские общины: в Оссоссане и Сент-Жозеф, а маленькие локальные объединения существовали во всех округах Гуронии. К этому времени были созданы основные структуры этих общин, которые концентрировались вокруг фигуры «дожика» (dogique). Этот термин происходит от японского слова «dojiku», которым иезуиты Японии называли обращенного, выступавшего учителем катехизиса и старейшиной общины в отсутствие священника или его помощником в наставлении других. По сути это представитель формирующегося «туземного духовенства». Подобные дожики были и в каждой гуронской общине: собирали паству на утреннюю и вечернюю молитвы, помогали мудрым советом, выступали от лица общины перед соплеменниками и миссионерами52. Постепенно дожики и другие представители христианского меньшинства стали более активны в общественных делах, с середины 1640-х гг. им стали поручать важные задания, касавшиеся судеб всей конфедерации. Так, например, в 1647 г. именно двум христианам были поручены важнейшие посольства: одно, мирное, к ирокезам, другое, с предложением военного союза, к андасте на Гудзон53.

36. JR, vol. XVIII, p. 11.
37. MNF, vol. IV. Les grandes epreuves (1638 — 1640). Rome-Montreal. 1989, p. 65 — 67, 203 — 204.
38. Ibid., vol. VI. Recherche de la Paix, 1644 — 1646. Rome-Montraal. 1992, p. 20 — 25, 52.
39. JR, vol. XXXIII, p. 253 — 257.
40. Ibid., vol. XV, p. 169 — 171; vol. XVII, p. 87, 99.
41. Ibid., vol. XIX, p. 133.
42. Ibid., p. 125 — 127.
43. Ibid., vol. XX, p. 43 — 51.
44. MNF, vol. IV, p. 468 — 470.
45. BRODHEAD J. B. Documents relative to the Colonial History of the State of New York, procured in Holland, England and France. Vol. I. Albany. 1856, p. 182.
46. JR, vol. XVIII, p. 237.
47. Ibid., p. 39 — 41.
48. MNF, vol. V. La bonne nouvelle recue (1641 — 1643). Rome-Montreal. 1990, p. 255, 258 — 259.
49. CAMPEAU L. La Mission des Jesuites, p. 244.
50. MNF, vol. VI, p. 249 — 250.
51. JR, vol. XXIX, p. 243; vol. XXX, p. 223; vol. XXXIII, p. 69.
52. Ibid., vol. XV, p. 137; vol. XXXV, p. 263, 277.
53. Ibid., vol. XXXIV, p. 133, 147 — 155.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий