Иисус Христос (продолжение)

К чему было Иосифу со своей семьей оставаться среди этой языческой Галилеи, лучшие жители которой говорили: «Из Назарета может ли быть что доброе?»21. Ничто не удерживало его там.

Он решил перейти жить в Иудею, вблизи от Вифлеема; в этом месте, по его мнению, должен был возрастать Мессия, так как оно было уже местом Его рождения. Прием, оказанный ему там после рождения Иисуса со стороны местных пастухов и их хозяев, еще более утвердил в его намерении; это-то, без сомнения, и послужило поводом к новому путешествию. Вскоре после своего возвращения в Назарет Святое семейство снова отправляется в Вифлеем, где и намерено поселиться окончательно. Вот почему, когда Иосиф с Матерью и Младенцем возвращаются из Египта, он идет не в Назарет, а в Вифлеем, и изменяет свое решение только по повелению Божию; в Назарете должен был скрываться Христос до начала Своей общественной жизни.

Вот во время этого-то вторичного пребывания в Вифлееме, вероятно в конце месяца Адар (наш февраль—март), незадолго до праздника Пасхи 750 года, произошло несколько событий, о которых нам передает одно только первое Евангелие. Эти события бросают на детство Иисуса новый свет, полный величия и тайны.

Религиозные упования евреев относительно будущности их народа и Мессии, призванного покорить мир, не были заключены в тесные рамки этого маленького племени; они пробились сквозь мрак и туман язычества и распространились по всему Востоку, бросая лучи надежды даже в разочарованные умы граждан Римской Империи.

Упования эти, если можно так выразиться, носились в воздухе; всем приходилось считаться с ними: поэтам, историкам, философам, священникам и астрологам, вопрошающим будущее.

В одной из стран, которую Евангелие не называет по имени,—думаем, что это была Халдея, Месопотамия, Персия или каменистая Аравия, так как именно эти страны обозначены в Писании под названием Востока22,— мудрецы, читавшие звездные книги и по ним разгадывавшие тайны будущего, волхвы, как их обыкновенно называли, увидели в небе яркую звезду23.

Был ли то метеор, обыкновенная звезда или комета? Пораженные этим явлением, они обратились к преданиям предков и учителей своих и, вероятно, озаренные божественным светом, узнали знамение великого властителя, обещанного Иудеи.

Книга Даниила, в которой говорится о смене одних царств другими и предсказывается время пришествия Сына Человеческого, не должна была быть им чужда. Может быть, они даже были потомками языческого пророка Валаама, говорившего: «Восходит звезда от Иакова и восстает жезл от Израиля»24.

Трое из них немедленно оставили свою страну и отправились в Иерусалим.

Их богатый, блестящий караван произвел в городе большой переполох. Они всюду осведомлялись и расспрашивали и, не допуская ни малейшего сомнения в ухе совершившемся по их мнению событии, говорили: «Где родившийся Царь Иудейский? ибо мы видели звезду Его на востоке и пришли поклониться Ему»25.

Слова чужеземцев дошли до слуха Ирода. Царь сильно встревожился, и Иерусалим, вечно живущий в трепетном ожидании Освободителя, заволновался.

Встревоженный Ирод немедленно собрал первосвященников и книжников и спросил у них о месте, где должен родиться Христос Все единогласно ответили ему: «В Вифлееме Иудейском». Писания выражались в данном случае совершенно определенно, предания —вполне единодушно, а один из пророков прямо сказал следующее: «И ты, Вифлеем-Ефрафа, мал ли ты между тысячами Иудиными? из тебя произойдет Мне Тот, Который должен быть Владыкою в Израиле»26.

Престарелый тиран, в тревоге, тайно, призвал к себе волхвов и просил их точно установить время, в которое они увидели звезду.

—Идите в Вифлеем,—сказал он им,—там родился Царь Иудейский; «тщательно разведайте о Младенце и, когда найдете, известите меня, чтобы и мне пойти поклониться Ему»27.

Волхвы, по-видимому, не поняли, какая хитрость крылась в почтительных словах Ирода. Ясно, что им была неизвестна ужасная история этого честолюбивого интригана, который был и сам не без притязаний на роль Мессии и который никогда не останавливался перед преступлением, если нужно было устранить тех, кто мог вредить его царственной безопасности.

Выслушав царя, волхвы отправились в Вифлеем. Не успели они выйти из Иерусалима, как над ними снова появилась яркая звезда, виденная ими на Востоке. Увидев ее яркое сияние, волхвы сильно обрадовались.

Звезда шла над ними, предводительствовала ими и остановилась как раз над тем местом, где находился Младенец. Они вошли в дом, нашли Младенца с Матерью и, падши, поклонились Ему28.

Следуя обычаю своей страны, они поднесли Ему богатые дары и положили к Его ногам привезенные ими сокровища: золото, ладан и смирну.

Очевидно, туг не одна только восточная манера приветствия. Мудрецы эти, пришедшие с далекого Востока, озарены не тем светом, который светит простым астрологам. Звезда —символ света Божия, озаряющего человеческое сознание, и божественного вдохновения, ведущего его к вечной истине.

В этом новорожденном Младенце волхвы приветствовали не будущего завоевателя; они видят в нем Еммануила, истинного Христа, покоящегося в убогой колыбели; озаренные Духом, они уверовали в Него и поклонились Ему. До нас не дошло ни одно слово, в котором бы выразилась их вера; но в дарах их скрыт глубокий смысл: они поднесли золото Царю будущего, ладан —священнослужителю, а смирну —принесенному в жертву, Который смертью Своей установит вечное царство и вечное священство.

Сыны Валаама пророчествовали лучше своего предка. Они открыли путь, по которому пошли язычники; человечество толпой пошло за ними. Следуя их примеру, Ему несли золото, ладан и смирну. Ему поклоняются, молятся, страдают с Ним и любят Его любовью, доводящей их до мученической смерти.

Ирод ожидал возвращения волхвов, но они, узнав Того, Кого они искали, колебались известить о Нем царя, начиная подозревать его коварство. Сон, ниспосланный им самим Богом, подтвердил их решимость; они не захотели вернуться к нему и отправились в свою страну другой дорогой, вероятно, следуя южным берегом Мертвого моря.

Посещение благочестивых шейхов, их щедрость, поклонение и вера в божественного Младенца бросила некоторый свет на бедное жилище Иосифа. Как могло случиться, что чужеземцы в сопровождении богатого каравана пришли с далекого Востока нарочно для того, чтобы увидеть бедного еврейского Младенца? На Востоке вся жизнь проходит под открытым небом, и слухи о чудесном событии понеслись из домика в домик маленького Вифлеема. Очевидно, имя Мессии и Освободителя было произнесено не раз. Иосиф невольно почувствовал страх: жестокость Ирода и его коварство были известны всем евреям.

И действительно, гроза надвигалась.

Видя, что волхвы не возвращаются и что расчеты его таким образом рушились, Ирод пришел в ужасающую ярость. Он был рожден с душой царедворца: искательный и приниженный со своими римскими повелителями, он жестоко и повелительно относился к своим подданным. Злость была одной из отличительных черт этой недоверчивой натуры; он успокаивался только тогда, когда ярость его находила себе исход, а исход этот был всегда кровавый. Он не изгонял, он убивал. Как только кто-либо покушался повредить его власти, он немедленно казнил смертью.

Смертоубийство было главным орудием его царствования.

Не успев вступить на престол, он просит у Антония казни побежденного Антигона: Антигон обезглавлен29. Он приказывает умертвить всех членов Синедриона, которые высказались против него и его союзников во время осады Иерусалима. Ирод велел утопить в бане, в Иерихоне, своего шурина Аристовула, сына Александры, и под самым пустым предлогом отдал в руки палача восьмидесятилетнего Гиркана, последнего из Асмонеев; он подозревал его в измене30.  Несправедливому подозрению подверглась также и жена его, Мариамна: и она должна умереть. Интриги Ферора и Саломеи возбудили также его недоверие по отношению к двум его сыновьям, Александру и Аристовулу, и он велел задушить их31. С наступлением старости его жестокость и подозрительность усиливаются. Фарисеи, выведенные из себя его антирелигиозной и антинациональной политикой, составляют против него заговоры и поднимают восстания: он схватывает двух вождей их, Иуду и Матфея, и сжигает их живыми32.

Когда он увидел, что весь Иерусалим пришел в волнение при мысли о родившемся Освободителе, старый деспот принял быстрое решение: «Схватить Его и умертвить». Но как найти Младенца? Напрасны все усилия и труды приспешников свирепого Ирода. Во всем Вифлееме начинаются тайные розыски. Ярость Ирода росла по мере того, как обнаруживалась тщетность этих розысков. Тогда мучитель не остановился перед последней, ужасающей душу мерой. И вот человек, чье царствование ежегодно отмечалось кровавым убийством, человек, повелевший перед самой своей смертью лишить жизни родного сына, и который, боясь, что его смерть никем не будет оплакана, и чувствуя ее приближение, приказал умертвить в Иерихонском цирке главнейших своих военачальников,— этот человек издал приказ умертвить всех грудных младенцев в Вифлееме и его окрестностях.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий