Иисус Христос. Том 2. Книга четвертая. Великие события в Иерусалиме

Иисус Христос. Том 2

Глава третья. Новые свидетельства о Иисусе как Месии

Жизнь народов переживает кризисы, которые ведут их или к благоденствию, или гибели. Праздник Кущей в 29 году был роковым кризисом для иудейского народа.

Мессия, Которого он ждал в продолжение долгих столетий, явился наконец в Иерусалиме и в храме: Он говорил народу, взывал к нему, свидетельствовал о Себе. И что же? Был ли Он принят и прославлен народом или не узнан и отвергнут им? От этого вопроса зависело все будущее иудейского народа. Если бы он принял своего Мессию, он не спас бы своей национальности, потому что она должна была исчезнуть с лица земли, не имея смысла своего существования; но тогда иудейский народ исполнил бы величайшую из задач — он был бы провозвестником Бога и Его Сына и апостолом св. Евангелия. Иначе, упорно придерживаясь мнимых интересов своей национальности и отстаивая букву закона, он отверг Иисуса и должен быть отвергнут в свою очередь Тем, Кого он не хотел признать за Мессию; он обречен влачить на земле бесславную жизнь, рассеянный среди народов, присоединенных к единому Царству Божию, беспокойный, полный обманчивых надежд на спасение и в то же время не признавший этого спасения в лице Спасителя Иисуса.

Иисус хорошо понимал всю силу переживаемого иудейским народом кризиса. Этот кризис Он обобщал в более глубоком и обширном смысле, в смысле кризиса больной человеческой души. Объявляя Себя народу, Он говорит о человечестве вообще. И на первом плане ставит иудейский на¬род и его храм, а на втором — душу человеческую; Его речи обьемлют безграничное и общечеловеческое.
Его стремление — охранить народ, который возрастает и усиливается пропорционально увеличивающейся злобе врагов. Ничто не удерживает Его правдивого слова, ничто не приводит Его в уныние; Он ратует против слепоты народа, против злобного недоверия фарисеев и первосвященников.

Видя, что вражда усиливается, Иисус с глубокой грустью предсказывает упорствующим грозные последствия их неверия. Его призыв, с которым Он обратился, остается напрасным. Он удаляется. Его пришествие есть не что иное, как переход; как Он пришел от Отца, так и возвратится к Нему. Горе тем, которые не поняли Его!

«Опять сказал им Иисус: Я отхожу, и будете искать Меня, и умрете во грехе вашем1».

Величайшее преступление — это противиться воле Божией. Те, кто противятся, умрут во грехах своих.

Если бы еще людям оставалась надежда, что менее всего возможно, снова возвратить это!

«Куда Я иду, туда вы не можете прийти»,— прибавил Он2.

Христос идет к Своему Отцу, и никто не может возвыситься до Его небесного престола, если не последует за Ним. Дух Божий есть единственная сила, способная возвысить человеческую природу до бесконечного, а Он дается только тем, кто уверует в Сына Человеческого.

История иудейского народа служит ярким и ужасным доказательством слов Иисуса. Час мессианских ожиданий прошел, Израиль тщетно ищет Того, Кто мог бы ответить на его безмерную нужду в спасении. Побеждающее зло удручает, угнетает и убивает его; он блуждает во тьме смерти, не находя нигде пути жизни.

Таинственное удаление Иисуса, о котором Он говорит, невозможность последовать за Ним возбуждали насмешки иудеев, а в особенности саддукеев. Они притворялись непонимающими Его.

— Неужели Он убьет Сам Себя, если говорит: «куда Я иду, вы не можете прийти»? — усмехались они между собой3.

Не обращая внимания на эти насмешки, Иисус с глубокой проницательностью видит тайну их заглохшей совести и обнаруживает затаенный смысл их непримиримой вражды к Нему.

«Он сказал им: вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира».

«Потому Я и сказал вам, что вы умрете во грехах ваших: ибо если не уверуете, что это Я, то умрете во грехах ваших»4.

Нижние — это ничтожество, всякая тварь; вышние — это божественное существо Бога-Отца. Занимая место между этими двумя полюсами, человек может возвыситься к Богу или вращаться в собственном ничтожестве. Если он отвращается от Бога, то становится существом низшим, уносимый мятущимся вихрем, который зовется миром. Все его познания — не что иное, как глубокий мрак, в котором он не знает, откуда идет и куда направляется; его мудрость и осторожность — только безумство, ибо они отдаляют его от его предназначения. Он становится добычей всевозможных иллюзий, утопает в житейской суете, в ослеплении, изнемогает под бременем горя, господства себялюбия и страстей. Возмущаясь против воли Божией, он старается забыть Бога, избежать Его; он хотел бы, чтобы Бога совсем не было, и, будучи не в силах уничтожить Бога, человек отрицает Его и изгоняет из своих помыслов и жизни.

Иисус, происшедший от Отца чрез вечное рождение, есть Существо высшее. Придя в мир, Он не теряет ничего из Своего божественного естества и соединяет в Себе божественную и человеческую природу, в которую Он воплощается. Все человеческое в Иисусе — от Бога, и все, что Его воля требует и предписывает человеку — тоже от Бога; Его уста возвещают только волю Божию; живя в мире, Он не от мира сего, и если Он встречает на Своем пути неразумие, ненависть и вражду, то они падут на голову тех, которые, вместо того, чтоб исполнить волю Божию, коснеют в слепом упрямстве своей воли и себялюбии.

В этом заключается причина борьбы Иисуса против заблуждений Своего народа. Он взывает к голосу человеческой совести: Ему отвечают ложная религиозность, мнимая законность, отжившие предания, национальный или личный эгоизм. Между существом плотским, рабом житейских страстей, и между Иисусом, существом высшим — не может быть соглашения; разрыв полный и роковой.

Угроза наказания, как бы она ни была ужасна, остается пока без действия; Иисус не прибегает еще к этому и выдает Себя как единственно имеющий власть над злом и смертью5. Кто отталкивает Его, тот не избежит ни того, ни другого. Противясь воле Божией, что само по себе составляет уже сущность греха, ослепленный человек не будет иметь части в царстве Небесного Отца, а это равносильно смерти, смерти душевной и вечной.

— Да! — воскликнул Иисус с выражением, показывающим Его горячее желание спасти человека,— «если не уверуете, что это Я, то умрете во грехах ваших».

При словах: «если вы не уверуете, что это Я», фарисеи прерывают Его. Выражение Иисуса напомнило им Ветхий Завет, в котором Иегова открывает Себя словами: «это Я», заключающими в себе все Его существо6.

«Тогда сказали Ему: кто же Ты?»7 По-видимому, они желали чтобы Иисус назвал Себя Христом, чего Он постоянно избегал до сего времени, так как этим могли злоупотреблять против Него. Он назовет Себя Христом, когда придет время, а пока Иисус не желал подвергаться ухищрениям Своих врагов; Он избегал возбуждать их злобу и отвечал кротостью на их низкие и оскорбительные вызовы.
«Иисус сказал им: от начала Сущий, как и говорю вам».

Человек постоянно ошибается в самом себе; в силу робости или бессознательно он не выскажет всего, что думает о себе; увлеченный честолюбием, он приписывает себе иногда большее, чем имеет, и часто лживый или полный коварства говорит о себе то, чего нет на самом деле. Слова Иисуса ярко озаряют все Его существо и истинно все то, что Он свидетельствует о Себе. Те чистые души, в которых Его слова найдут веру, познают, что Иисус есть — истинный храм, источник живой воды, утоляющей душевную жажду, свет небесный, хлеб и вечная жизнь. Эта испытанная уверенность и полное познание Его божества верующими сердцами — выше всех доводов рассудка. Слова Иисуса укоренятся в сердцах тех, кто уверится в фактах внутренним чувством, которое никогда не обманывает.

Иисус снова начал укорять упорствующих иудеев.

«Много имею говорить и судить о вас; но Пославший Меня есть истинен, и что Я слышал от Него, то и говорю миру»8.

Можно заметить настойчивость, с которой Иисус в Своем учении ссылается на Свое постоянное внутреннее и полное общение с Богом-Отцом; Он происходит от Него и возвратится к Нему; Отец дал Ему все; Он послал Его в мир, Он вдохновляет Его речь, внушает слова и управляет Его жизнью. Это постоянное, не прекращаемое единение с Богом-Отцом окружает таинственностью образ Иисуса, вместе с тем обнаруживает Его божественное Сыновство, и оно есть источник истины, доброты, могущества, святости, превышающее в Нем человеческую природу.

Это постоянное соотношение между Богом-Отцом и Его божественным Сыном совсем не было понято иудеями. Сама особенность и величие такой речи Иисуса давали повод к частым ошибкам и ложным выводам этих умов, ослепленных софизмами, и сердец зачерствелых и недоступных для глубокой веры. Многие из народа спрашивали друг друга: Кто был Пославший в мир этого нового Пророка, о Котором Он говорит вообще, не называя Его имени. Они, быть может, мечтали, следуя сложившемуся мнению, о таинственном существе, которое должно предшествовать Мессии и с которым Иисус поддерживал тайное сношение; они не понимали, что Он говорил им об Отце9.

Но неразумие и упрямство человека не отталкивали и не останавливали Иисуса. Предстоящие страдания не угнетали Его духа: Он часто намекал на это; Он знает, что страдания Его и смерть не будут препятствием Его посланничеству, а наоборот, сделаются исходной точкой Его торжества, и, полный этого сознания, Он не боится возвещать тем, кто Его угнетает и отвергает теперь, что они признают Его позже.

Непроницаемое будущее обыкновенно пугает смертного человека; он боится увидеть там могилу своей славы и ничтожество своих деяний; Иисус смотрит вперед с доверием и спокойствием, потому что будущее вознаградит Его за страдания настоящего времени.

«Итак Иисус сказал им: когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я и что ничего не делаю от Себя, но как научил Меня Отец Мой, так и говорю.

Пославший Меня есть со Мною; Отец не оставил Меня одного, ибо Я всегда делаю то, что Ему угодно»10.

История вполне оправдала эти пророческие слова Иисуса. Смерть Сына Человеческого была Его «возвышением», как Он Сам любил называть, сравнивая Свой страдальческий крест с престолом славы. Истощив в ухищрениях против Иисуса весь свой гнев, презрение и ненависть, и думая победить Его, люди подготовили этим полное торжество Его славы. Испытав все невзгоды и страдания человеческой жизни, на которую Он самоотверженно обрек Себя, Иисус воссияет в лучах Своего необъятного могущества. Тогда воссияет яркий свет; весь мир увидит распятого Страдальца, вознесенного от земли; даже иудеи наконец узнают в Том, Кого они отвергли теперь, божественный образ Сына Человеческого, признают всю истину Его учения и Его неоспоримую святость.

Несмотря на общую враждебность, слова Христа не всегда разбивались о закоренелое упрямство; Его речь, возбуждая бурю злобы, в то же время смягчала не одну человеческую душу в этой взволнованной толпе. Многие, слыша Его слова, говорит св. Евангелист, уверовали в Него и, потрясенные Его учением, признали в Нем Мессию11. Даже некоторые из начальников иудейских поколебались12. Могущество проповеди и искренность речи, блеск душевной чистоты Иисуса покорили наконец человеческие предрассудки: уверовавшие чувствовали, что учение великого Посланника Божия не было пустым самовосхвалением.

Иисус хотел укрепить слабую, колеблющуюся веру этих новых Своих приверженцев:

«Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и познаете истину, и истина сделает вас свободными»13.

Последние слова подняли бурю; со свойственной Ему прозорливостью Иисус ограждал Себя от иудеев, закоренелых в своем невежестве и ложном понятии о мессианстве.

«Ему отвечали: мы семя Авраамово, и не были рабами никому никогда; как же Ты говоришь: сделаетесь свободными?»14

Старая иудейская закваска сказалась и в тех, кто, казалось, готовы были верить в Иисуса. Одно предположение о рабстве их обижает; и их кровная гордость отвергает и не допускает даже мысли о рабстве.

Но недоразумение должно было рассеяться, потому что речь идет не о политическом, личном и гражданском рабстве, а о подчинении души рабству греха и порока. Речь Иисуса становится более торжественной:

«Иисус отвечал им: истинно, истинно говорю вам: всякий, делающий грех, есть раб греха».15

Примечания:

1.   Иоанн, VIII, 21.
2.   Там же.
3.   Иоанн, VIII, 22.
4.   Иоанн, VIII, 23,24.
5.   Иоанн, VIII, 24
6.   Иоанн, VIII, 24
7.   Второз., XXXII, 39; Исаия, XLIII, 10.
8.   Иоанн, VIII, 26.
9.   Иоанн, VIII, 27.
10. Иоанн, VIII, 28,29.
11.  Иоанн, VIII, 30.
12.  Иоанн, XII, 42.
13.  Иоанн, VIII, 31, 32.
14.  Иоанн, VIII, 33.
15. Иоанн, VIII, 34.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий