Иисус Христос. Том 2. Книга четвертая. Великие события в Иерусалиме

Наконец Иисус произносит слово, имеющее более глубокий смысл и значение, чем все Его чудесные свидетельства о Себе, и говорит прямо:

«Я и Отец — одно»8.

Из всех понятий о Мессии — это самое глубокое и возвышенное. Между Мессией и Богом существует не только общение воли, разума, могущества, но и общение естества. Отец и Сын — два различных Лица, но существо их едино.

Никогда столь поражающие и неисповедимые слова не исходили из уст человеческих; никогда до сих пор Иисус не объявлял о Себе так пря­мо и открыто. Если бы иудеи, перед которыми Он говорил, действитель­но обладали глубоким и правильным знанием св. Писания и оставались верными учению пророков; если бы, отвернувшись от своих ложных принципов и религиозных и политических заблуждений, вникнули в уче­ние Христа, озарились лучами Его божественного света, подчинились пленяющей силе Его чудес и Его свидетельств, они признали бы божест­венность своего Мессии в лице Иисуса и поняли бы всю высоту Его мес­сианства; они поняли бы, что Мессия-Бог не мог иметь другой задачи, как объединить людей в познании божественного Духа, и что основан­ное Им вечное царство не могло бьггь достоянием одного народа, но все­го человечества; они сознали бы, что всякий писаный закон должен от­ступить перед этим законом божественного Разума. Только этот закон мо­жет проникнуть в сознание человека.

Ослепленные своим мнимым превосходством, закоснелые в своем упрямстве, заключенные в правила своей ложной религиозности, иудеи видели в словах Иисуса только богохульство, а в Иисусе — преступника, которого следовало предать казни.

Фанатизм довел их до исступления. Они схватили камни и хотели побить Иисуса.

Спокойный перед этими угрозами, Иисус нисколько не смутился. Его спокойствие и твердость обезоружили противников. Камни выпали из рук их.

«Много добрых дел,— сказал иудеям Иисус,— показал Я вам от Отца Моего; за которое из них хотите побить Меня камнями?»Такова была испорченность этих людей, что святые и добрые дела Иисуса, вместо того, чтобы образумить их, разжигали их ненависть к Нему и доводили их до ярости. Раздраженные иудеи кричали Иисусу:

«Не за доброе дело хотим побить Тебя камнями, но за богохульство и за то, что Ты, будучи человек, делаешь Себя Богом».

Эти фанатики ошибались; Иисус не делал Себя Богом. Он был Бог, Который воплотился в лице человека — Иисуса.

Богохульство в глазах иудеев, согласно их учению, состояло в пори­цании «Священной основы». Священная основа — это Бог, храм, закон. Отрицание единства Бога-Отца, вечности храма и закона — это величай­шее преступление против религии. Слыша, что Иисус указывал на Свое единство с Богом-Отцом, называл Себя единым с Ним Существом, иу­деи возмутились и назвали Его богохульником.

Ясно, что эти невежды в учении не имели истинного понятия о Мес­сии. Во времена всеобщего упадка самые возвышенные истины остаются закрытыми, самые необходимые вопросы избегаются, слабые и немощ­ные умы изощряются в напрасных хитростях и мелочах, придавая важ­ное значение всяким пустякам и забывая все главное и существенное. Иудейские школы и их учителя, священство и его начальники представ­ляют это печальное зрелище. Божественность Мессии, о Котором ясно учили пророки и Которого торжественно явил в Себе Иисус, кажется им только богохульством; они закрывают глаза и отворачиваются от Него, потому что Он не отвечает их предрассудкам и их национальному тще­славию.

Тот, кто хорошо знает закоренелое упорство этого народа, неумоли­мый дух его закона, тот может составить себе весьма определенное мне­ние о твердости Иисуса, решившегося свидетельствовать о Себе и Своем деле перед лицом представителей народа.

Подтверждая Свою божественность, Иисус являлся наиболее винов­ным из богохульников; даже тогда, когда учители закона в принципе и признали святость личности своего Мессии, личная вражда их к Иисусу была настолько сильна, что видя, как Он присваивает Себе святое имя и божественное достоинство Посланника Божия, они снова предали Его проклятью и хотели побить камнями как ложного пророка.

Но Иисус не колебался.

Гневу людскому Он противопоставлял Свое спокойствие, проявляв­шееся в Его святости и истине. Он взывает к св. Писанию, к этим свя­щенным письменам, перед которыми благоговейно преклонялись Его враги; и во имя этого Писания, которое для них выше всего, Он отвергал их обвинение.

«Не написано ли в законе вашем: Я сказал: вы боги?»9

«Если Он назвал богами тех, к которым было слово Божие, и не мо­жет нарушиться Писание,— Тому ли, Которого Отец освятил и послал в мир, вы говорите: богохульствуешь, потому что Я сказал: Я Сын Божий?»10

Приводя негодующим наставникам это смелое название, которым Сам Бог в св. Писании именует представителей человечества, Иисус воз­будил и вызвал одну из идей, наиболее укоренившихся в сознании иуде­ев. Для еврейского народа Бог — существо живое и личное, слово и дело которого так или иначе постоянно являются народу. Те, к кому обраща­ется слово Божие, заимствуют от него и характер святости: царь, судья или пророк — они делаются орудием Бога и становятся ближе других к Нему. Если бы даже в смысле этого частного единения с Богом люди и были называемы богами, то ужели Тот, Кто послан Отцом принести Себя в жертву за людей, Кто воплотил в Себе всю силу божественного Духа, ужели Он достоин названия богохульника за то, что назвал Себя Сыном Божиим?

Этот аргумент стоял выше всяких возражений. Затем Иисус сделал последнее усилие, чтобы заставить эти предубежденные умы признать Его единение с Богом, Который есть источник Его мессианской задачи; но так как слова Его не могли убедить их и повлиять на их совесть, Он ска­зал им:

— Видите ли Мои дела?

«Если Я не творю дел Отца Моего, не верьте мне».

«А если творю, то, когда не верите Мне, верьте делам Моим, чтобы узнать и поверить, что Отец во Мне и Я в Нем».

Они не хотели ни видеть, ни слышать, и удалились раздраженные, сговариваясь схватить Его и представить на суд Синедриона. Но Иисус уклонился от их рук. Окруженный Своими учениками, Он оставил храм и город и направился по дороге, которая вела из Иерихона в страну, ле­жащую по ту сторону Иордана.

Удаляясь из Иерусалима, Иисус обернулся к городу и долго смотрел на него с душой, преисполненной тяжелой грусти.

Последняя попытка доказала Ему непреоборимое упорство народа. Полный скорби, Иисус громко воскликнул, и голос Его походил на горь­кую жалобу.

«Иерусалим, Иерусалим, избивающий пророков и камнями побиваю­щий посланных к тебе!»

«Сколько раз хотел Я собрать детей твоих, как птица собирает птен­цов своих под крылья, и вы не захотели!»

«Се, оставляется вам дом ваш пуст».

«Ибо сказываю вам: не увидите Меня отныне, доколе не воскликне­те: благословен Грядый во имя Господне!»11

Действительно, Иисус в последний раз появлялся в стенах Иеруса­лима и его храме. Он вернется туда только для того, чтоб умереть. Люби­мый Им, но неблагодарный город слышал всю высоту и святость Его уче­ния и отверг Его; он не внял Его горячему, полному любви призыву, и оттолкнул Его. Теперь он должен узнать все ужасные последствия отверг­нутой им любви; и ожидая грозный час правосудия Божия, легкомыс­ленный и ослепленный народ сам идет навстречу всей скорби и ужасу своего будущего.

Примечания:

8.   Иоанн, X, 28-30
9.  Пс., 81, 6
10.   Иоанн, X, 34-36.
11. Матф., XXIII, 37-39.

Назад                                  Начало                             Далее

 

 

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий