Иисус Христос. Том 2. Книга пятая. Смерть Ииуса Христа и последующие события

В нескольких словах Иисус намечает путь, по которому отныне пойдет человечество. В древности все народы, как и иудеи, жили под властью теократии, где смешивались и религия, и гражданственность. Силой обстоятельств, по воле Божией, израильский народ вынужден был разделить оба эти начала — утратив свою национальность, он сохранил только свою веру. Но в умах народа продолжала существовать честолюбивая надежда снова сделаться великим народом и возобновить древнюю теократию. Слова Иисуса: «отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» положили твердое основание разделению религии и государства. Духовное царство, которое Иисус пришел основать на земле, никогда более не смешается с царством земным; оно будет развиваться среди людей и часто подвергаться нападениям и преследованиям; но оно будет уважать человеческие права, оно никогда не возобновит учения Иуды Галилеянина, никогда не станет мстить людям за их ненависть, напротив — воздаст святой правдой, благостью и миром. Царствам нечего опасаться церкви Христовой: они увидят от нее только благо; и слова Иисуса: «отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу» будут служить самым верным охранителем их дальнейшего преуспевания и спокойствия.

В этих простых и сильных словах Иисуса заключается весь основной закон человечества, правильное развитие которого обусловливается неразрывным согласием между властью и свободой. Без Бога власть превращается в тиранию, свобода — в насилие. Когда политическая власть, всегда склонная к деспотизму, захочет насильственно властвовать над человеческой совестью, она встретит противодействие в учениках и последователях Иисуса, учившего, что Богу нужно воздавать Божие; если же народ, изнемогающий под бременем ига, вздумает обратиться к помощи бунта и насилия, он будет удержан словами: «отдавайте кесарево кесарю».

Вся жизнь Иисуса служила подтверждением этого учения. Никогда не видели Его возмущающим народ на площадях; никогда ни одного слова возмущения против власти не вырвалось из Его уст. Когда четверовластник грозит Ему, Он продолжает Свою мирную деятельность; когда представители религиозной власти сторожат и преследуют Его, Он с печалью удаляется. Когда народ, неспособный понять смысл Его учения, хочет провозгласить Его царем, Он поспешно уходит и отказывается от власти, открывая ему Свое истинное мессианское назначение. Хотя Он с любовью принимает радостные крики народа накануне Своей смерти, но этот народный восторг не может беспокоить мирских властей. Его Апостолы и их преемники всегда следовали Его примеру; среди ужасных гонений они проповедуют покорность и повиновение тем, кто держит меч, под ударом которого им суждено погибнуть10.

Козни посланных Синедрионом, чтобы найти повод к обвинению Иисуса, были разрушены. Эти лжесвидетели сами поражены мудростью Иисуса; они умолкают и в смущении удаляются.

Все партии, кажется, озлоблены против Иисуса. Его теснят, забрасывают вопросами. Приказано во что бы то ни стало привести Его в замешательство и уловить хитростью.

После первосвященников и законников, которые спрашивали у Иисуса о правах Его посланничества, после фарисеев и иродиан, которые надеялись уловить Его на словах, предлагая вопрос о законности подати римлянам, выступили во всем сомневающиеся саддукеи. Это были положительные умы своего времени. Мысль о будущей жизни казалась им бессмыслицей; они смеялись над набожностью фарисеев, жертвующих благами настоящей жизни ради неясных мечтаний о будущей. Им нет дела до пророков, они понимают Закон не иначе, как только в буквальном смысле, и видят в нем не что иное, как только мудрое руководство для пользования личными интересами и земными благами. В своих понятиях они опередили современную критику и, подобно ей, убеждены, что в Законе нет никаких подтверждений относительно бессмертия. Они отвергают воскресение мертвых. Слишком ограниченные узким кругозором своих понятий, они видели во всяком учении, отличном от их узаконенной мудрости, только одну нелепость. Будучи о себе слишком высокого мнения, они часто прибегали к насмешкам. Они думали смутить Иисуса, как обыкновенного фарисея, предложив Ему на решение один из таких вопросов, которые горячо оспаривались в их школах и решение которых приводило противников их в полное недоумение11.

«Учитель! — сказали они.— Моисей написал нам: если у кого умрет брат и оставит жену, а детей не оставит, то брат его пусть возьмет жену его и восстановит семя брату своему»12.

«Было семь братьев: первый взял жену и, умирая, не оставил детей».

«Взял ее второй и умер, и он не оставил детей; также и третий».

«Брали ее за себя семеро и не оставили детей. После всех умерла и жена».

«Итак, в воскресении, когда воскреснут, которого из них будет она женою? Ибо семеро имели ее женою».

Иисус с достоинством отвечает вопрошающим. Школьные ухищрения были чужды Ему. Его ответ исполнен мудрости всеведущего разума, который видит и тайны вечности и проникает в глубину настоящего. Иисус сказал им:

«Заблуждаетесь, не зная Писаний, ни силы Божией».

«Ибо в воскресении ни женятся, ни выходят замуж, но пребывают, как Ангелы Божии, на небесах».

«И умереть уже не могут, ибо они равны Ангелам и суть сыны Божии, будучи сынами воскресения».

Признак грубого, ограниченного разума состоит в том, что он судит обо всем со своей узкой точки зрения, не умея возвыситься до невидимого. Он создает себе Бога по своему образу и представляет себе вечность в виде всего скоропреходящего в этой земной жизни. Как брак, так и рождение человека совершаются в силу естественного закона, а по его понятиям этот закон будет действовать и в жизни небесной. Нет; вечность существует по образу Божию, и праведники, перешедшие пределы вещественного мира, познают только законы Духа; преображенные тела их избавятся от грубой, естественной жизни и будут свободными и светоносными, подобно Духу Божию13.

Вопрос, возбужденный саддукеями, не представляет никакого затруднения; он вполне свойственен их ложно направленной мысли. Сколько разноречий, сколько кажущихся невероятностей исчезло бы само собой, если бы мы умели смотреть на вещи не с точки зрения нашего ограниченного кругозора, а так, как требует того ясность и последовательность учения единого Учителя!

Желая дать Своим противникам ответ, основанный на св. Писании, которое они чтили, но плохо понимали, Иисус сказал им:

«А что мертвые воскреснут, и Моисей показал при купине, когда назвал Господа Богом Авраама и Богом Исаака и Богом Иакова».

«Бог же не есть Бог мертвых, но живых, ибо у Него все живы».

Сотворив мир и все живущее в нем, Бог печется о созданном. Форма изменяется, но сущность остается неизменной. Разумное существо — человек — может исчезнуть с земли, освободиться от своей бренной оболочки; но он живет духовно и его удел — или возмездие, или любовь Божия, смотря по тому, покорен ли он был или восставал против Бога, был ли благочестив или нечестив, падший ли нравственно или возрожденный.

Мудрость Иисуса снова восторжествовала над ухищрениями Его врагов; слушатели были вне себя от восторга; даже некоторые из книжников, довольные, что Иисус опроверг и смутил надменных саддукеев, сказали Ему:

«Учитель! Ты хорошо сказал»14.

«Один из них, законник, который слышал вопрос саддукеев и ответ Иисуса, подошел к Нему и спросил Его: какая первая из всех заповедей?»15

«Иисус отвечал ему: первая из всех заповедей: слушай, Израиль! Господь Бог наш есть Господь единый».

«И возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душою твоею, и всем разумением твоим, и всею крепостию твоею, вот первая заповедь!»16

«Вторая подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя. Иной большей сих заповеди нет»17.

«Книжник сказал Ему: хорошо, Учитель! истину сказал Ты, что один есть Бог и нет иного, кроме Его».

«И любить Его всем сердцем, и всем умом, и всею душою, и всей крепостию, и любить ближнего, как самого себя, есть больше всех всесожжений и жертв».

В этих словах законника ясно выражается вся сущность иудейства, как об этом проповедовал мудрый Гиллель. Любовь — выше всех жертв и всесожжений. Это было самым высоким предметом учения пророков, чего не признали узкие формалисты. Но одной любви мало для того, чтобы достигнуть праведности. Остается еще многое сделать тому, кто любит Бога и ближнего, как самого себя. Одобряя мудрость законника, Иисус продолжает Свою речь:

«Недалеко ты от Царствия Божия».

Истина учения и добродетель — не более как подготовление к Царствию Божию; но они еще не открывают врат его; искренняя и глубокая вера приведет человека туда. Только веруя в Иисуса, мы получим Духа Святого и, возрожденные от Него, становимся причастниками жизни божественной. До этого духовного возрождения мы — не более как слуги Божии; после же мы становимся Его любимыми детьми. До своего возрождения человек может любить Бога только всеми силами своего несовершенного существа; а после он будет любить Его этими же силами, но возрожденными и освященными Духом Божиим1.

Итак, среди волнений непрестанной борьбы, которую вел Иисус в притворе храма в этот последний день, когда учил народ, Он является еще более непобедимым и торжествующим над коварством врагов. Он разрушает все их козни. Рассчитывая погубить Иисуса, враги Его только увеличивают славу Его. Хитрость врагов вынуждает Иисуса проявить всю божественную силу Его. Эта могущественная сила просвещает и приводит к истине всех тех, кто подобно этому бесхитростному законнику приходит к Иисусу с миром и с искренним сердцем.

Примечания:

10.  К Рим., XII, 1; ср.1 Тим.,II; 1 Петр., II, 23
 11. Матф., XXII, 23-32; Марк, XII, 18-27; Лука, XX, 27-38.
 12. Второз., 25, 5.
13.  1 Кор., XV. Эго послание заключает в себе красноречивые комментарии на слова Иисуса о будущей жизни.
14.  Матф., XXII, 33; Лука, XX, 39.
15. Матф., XXII, 34-40; Марк, XII, 28-34
 16. Второз., VI, 4, 5.
 17. Левит, XIX, 18.
18. к Гал., III, 2-7; К Рим., VIII,15 и след.

 

Назад                          Начало                          Далее

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий