Иисус Христос. Том 2. Книга пятая. Смерть Ииуса Христа и последующие события

Решение Его неизменно. Скорбь душевная в Нем утихла. Укрепив­шись в Боге, Он снова является среди Своих спящих учеников. Усталость одолевает их, от печали смежаются их глаза; у них не хватило бодрости для молитвы и они близки к тому, чтобы впасть в искушение. Иисус ожи­дает решительной минуты и бодрствует. И вот эта ужасная минута насту­пила. Он говорит Своим ученикам:

«Встаньте, пойдем: вот, приблизился предающий Меня».

И как бы желая Сам Себя предать в руки врагов, Иисус, в сопровож­дении одиннадцати учеников, пошел навстречу предателю, ко входу в сад Гефсиманский.

Он говорил еще с учениками Своими, как появилась толпа народа14. Она состояла из солдат римского войска и служителей храма. Между ними можно было заметить несколько лиц из высших духовных сановников, старейшин и книжников, и даже самого начальника римского войска. Судя по тому, что солдаты соединились с служителями храма, можно пред­положить, что иудейские власти сговорились с римским правителем о взятии Иисуса. По римскому законодательству в завоеванных провин­циях ни один арест не мог быть совершен без вмешательства граждан­ской власти. К тому же нужно было избегать всякого шума и беспорядка; даже действуя ночью и с большой поспешностью, следовало опасаться, что народ пробудится и, узнав об аресте Пророка, поднимет мятеж Елеонская гора была местом остановки и пребывания на время праздников богомольцев из Галилеи. Римское войско принимало участие в этом со­бытии, готовое тотчас же подавить всякое волнение в народе.

Поцелуй Иуды

Все эти люди были вооружены мечами, кольями, со светильниками и факелами в руках. Впереди всех шел один человек и вел за собой толпу: это был Иуда-предатель.

«Знал это место и Иуда, предатель Его, потому что Иисус часто соби­рался там с учениками Своими»15.

Сюда Иуда и привел всю толпу Во избежание ошибки, предатель при­думал знак, чтобы указать толпе на Жертву.

«Кого я поцелую, — сказал он,—Тот и есть, возьмите Его и ведите ос­торожно».

Обыкновенно, Иисус лобызал Своих учеников; сами же ученики ред­ко делали это.

Только что Иуда вошел в Гефсиманский сад, как Иисус в сопровож­дении Своих одиннадцати учеников вышел к нему навстречу

Иуда приблизился и сказал: «радуйся, Равви!» и поцеловал Его.

«Иисус же сказал ему: друг, для чего ты пришел? Иуда! целованием ли предаешь Сына Человеческого?»

Эго были последние слова, которые несчастный предатель слышал из уст своего Учителя. В ответ на его лицемерное приветствие Иисус от­вечает словами дружбы. Иуда мог почувствовать в этих словах Учителя всю Его божественную любовь, которая готова все простить чистосер­дечно покаявшемуся —даже лицемерие и измену.

Иисус решительно приблизился к толпе и спросил:

«Кого ищете?»

«Иисуса Назорея».

«Иисус говорит им: это Я».

При этих словах воины отступили назад и пали на землю.

Тот, Кто обнаружил столько божественной благости по отношению к предателю, в одном слове являет Свое всемогущество. Можно отвергнуть Его любовь, но никго не в состоянии противиться Его могуществу, если бы Он захотел уничтожить все. Его власть, если Ему угодно показать ее, превосходит все; Его величие, если Ему угодно проявить его, поразительно и ужасно. Этой-то именно властью Он изгнал продавцов из храма и не­сколько раз заставлял выпадать камни из рук озлобленных врагов Своих. Теперь Он в последний раз проявляет Свое грозное могущество и Свое божественное величие; пусть знает мир, что Он добровольно делается жертвой за грехи человечества. Его могли схватить только потому, что Он Сам хочет этого. Учеников Его не тронут; Его одного возьмут, потому что такова Его воля.

Когда павшие ниц встали, Иисус снова спросил их:

«Кого ищете?»

«Они сказали: Иисуса Назорея».

«Иисус отвечал: Я сказал вам, что это Я; итак, если Меня ищете, ос­тавьте их, пусть идут».

Говоря это, Иисус показал на Своих учеников, стоявших позади Его.

«Да сбудется слово, реченное Им: из тех, которых Ты Мне дал, Я не погубил никого»16.

В эту минуту воины возложили руки на Иисуса и взяли Его. Учени­ки, видя это, сказали Иисусу:

«Господи! Не ударить ли нам мечом?»

Чувство злобы овладело ими.

Симон-Петр, не дожидаясь ответа Иисуса, вынул меч и ударил им одного из рабов первосвященника по имени Малха, которому отсек пра­вое ухо.

Иисус тотчас же успокоил Своих учеников и, обратившись к Петру, сказал:

— Вложи меч в ножны, «ибо все, взявшие меч, мечом погибнут».

«Неужели Мне не пить чаши, которую дал Мне Отец?»

«Или ты думаешь, что Я не могу теперь умолить Отца Моего, и Он представит Мне более, нежели двенадцать легионов Ангелов?»

«Как же сбудутся Писания, что так должно бьггь?»

Затем Он прикоснулся рукой к уху Малха и исцелил его.

Тогда Иисус сказал стоявшим тут же первосвященникам и воинам: «как будто на разбойника вышли вы с мечами и кольями, чтобы взять Меня».

«Каждый день бывал Я с вами в храме и учил; и вы не брали Меня... но теперь ваше время и власть тьмы»17.

В это время все ученики оставили Иисуса и разбежались.

«Один юноша, завернувшись по нагому телу в покрывало, следовал за Ним; и воины схватили его».

«Но он, оставив покрывало, нагой убежал от них»18.

Итак, Иисус остался один, связанный по рукам и ногам, под стражей римских воинов, представителей народа и служителей, посланных Си­недрионом.

Нельзя не заметить, с какой твердостью и силой, еще в начале Своих страданий, Иисус — жертва человеческой ненависти — отвергает для за­щиты Себя всякое насилие, даже внушаемое добрым чувством. Тот, Кто говорил: «Я пришел жизнь Свою отдать за людей», не желает, чтобы ради Его защиты было совершено покушение на жизнь Его врагов. Впрочем, взятие Иисуса, хотя совершенное грубым и насильственным образом, ис­ходило от законной римской власти, представителями которой явились народные трибуны и воины, и от власти духовной в лице служителей храма и посланных от первосвященника. Вооруженное сопротивление, в поры­ве негодования проявленное Петром, было совершенно неразумно и на­прасно. Если бы даже это сопротивление имело успех и вызвало возмуще­ние среди галилеян, оно было бы противно воле Иисуса и воле Божией.

Приказывая Своему ученику вложить меч в ножны, Иисус тем самым вовсе не осуждает законного употребления силы. Человеку дозволено прибегать к самозащите, и во всяком благоустроенном обществе власть имеет оружие в руках для защиты правды, для наказания виновных. Та власть, которая не умеет бороться со злом и защищать невинность,—та­кая власть изменяет своему божественному полномочию. Но превыше всяких земных обществ, основанных на законах человеческого правосу­дия, Иисус Своей смертью создает новое общество, основанное на зако­нах всепрощающей любви. В первом сила должна пользоваться своим правом и сохранять его за собой; во втором же — его приносят в жертву. Только добровольное самоотречение и кротость являются проводниками Царствия Божия, чистоты душевной и блага людей.

Иисус никогда не употреблял насилия; Он всегда является образцом кротости и любви. Пока не пришел Его час, Он скрывается и избегает злобы людей. Он не защищается силой и хочет, чтобы ученики следовали Его примеру. Если их будут преследовать, они могут скрываться; но если их схватят, они должны принять смерть.

Повеление Иисуса Петру — вложить меч в ножны — это Его вечная воля. Человек, служащий Богу, бьггь может, по примеру Петра, много раз будет пытаться поднимать меч на защиту истины и Христа; но каждый раз он услышит кроткий голос божественного Учителя, Который скажет ему: «Остановись! поднявший меч, мечом и погибнет». Любовь и мило­сердие Божие исцелят раны, нанесенные жестокостью людей. Научен­ные примером Иисуса, ученики Его возложат все упование свое на Бога и отдадут себя под Его защиту; будучи невинными жертвами человече­ской злобы и ненависти, они пойдут на смерть с таким же святым муже­ством, как их божественный Учитель.

Примечание:

14. Матф., XXVI, 47 и след.; Марк, XIV, 43 и след.; Лука, XXII, 47 и след.
15. Иоанн, XVIII, 2-11.
16.  Иоанн, XVII, 6 и след.
17. Лука, XXII, 52,53.
18. Марк, XIV, 51, 52

Назад           Начало               Далее

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий