История покушения на Цесаревича Николая II Романова во время путешествия

Цесаревич Николай Александрович в Нагасаки.

Двадцатидвухлетний цесаревич Николай Александрович отправился в большое путешествие с целью повышения уровня знаний и ознакомления с государственным устройством других стран.

 Государь наследник цесаревич Николай Александрович,1865

В понедельник, 29 апреля [11 мая] 1891 года, утром принцы трёх стран — русский Николай, греческий Георг и японский Арисугава Такэхито, сопровождавший цесаревича на протяжении всего визита в Японию, — и их свита из Киото отправились в расположенный на берегу озера Бива город Оцу, чтобы насладиться достопримечательностями. Там они посетили храм Мии-дэра и обедали в префектурном управлении. Также как и Киото, в Оцу принцев приветствовали размахивавшие флажками и фонариками японцы. Из-за узких улочек города движение колясок с пассажирами происходило с использованием не конного экипажа, а рикш, тянуть возницу которым помогали толкачи.

К полицейским, которые охраняли принцев, предъявлялись высокие требования. Они должны были следить за тем, чтобы за процессий никто не наблюдал со второго этажа, поскольку никто не должен был находиться выше людей с таким высоким статусом; а при появлении кортежа проконтролировать, чтобы зрители сняли головные уборы и закрыли зонты. Кроме того, согласно этикету, полицейским было запрещено поворачиваться к августейшим особам спиной, что делало невозможным наблюдение за той толпой, которая находилась за спиной служащего.

После посещения озера принцы со своей свитой отправились обратно в Киото. Они ехали в колясках друг за другом: Николай — в пятой по счёту, Георгий — в шестой, а Арисугава — в седьмой; в первых четырёх расположились чиновники из префектуры Сига (в которой расположен город Оцу) и Киото. В то время как процессия из 40 рикш пересекала наполненную людьми улицу, где полицейские отстояли друг от друга на 18 метров], один из них, Цуда Сандзо, внезапно бросился к Николаю и успел нанести ему два удара саблей. Николай выпрыгнул из коляски и бросился бежать.

По показаниям свидетелей, первым, кто попытался задержать преступника, оказался Георг: бамбуковой тростью, купленной в тот же день, он ударил нападавшего, однако не сумел сбить его с ног. Следом на замешкавшегося Сандзо бросился рикша Николая Мукохата Дзисабуро, и после того, как сабля Цуды выпала у него из рук, рикша Георга, Китагаити Ититаро, схватил оружие и ударил им нападавшего по спине.

Придя в себя, цесаревич заявил: «Это ничего, только бы японцы не подумали, что это происшествие может чем-либо изменить мои чувства к ним и признательность мою за их радушие». По сообщению газеты «Токио асахи», «когда преступник упал навзничь, начальник охраны русской свиты, подбежав, навалился на него и связал. Перепуганная свита в один миг окружила наследника, была быстро подготовлена постель в доме владельца галантерейного магазина. Однако наследник оказался лечь в постель; его усадили у входа в магазин и сделали перевязку, при этом он спокойно курил». Согласно медицинскому заключению, подписанному фон Рамбахом, Вл. Поповым и М. Смирновым, в результате нападения у цесаревича от сабли были два раны в правой волосистой части головы длиной 9 и 10 см, соответственно, а также отщеплён кусочек кости. После окончания перевязки Николай снова сел в коляску и в сопровождении других принцев, свиты и построенной для его охраны солдат девятого японского караульного отряда добрался до здания префектурного управления, где ему также оказали медицинскую помощь. После этого под усиленной охраной цесаревич был доставлен в гостиницу в Киото, где ему врачами российской эскадры были наложены швы.

Рикши принцев Георга и Николая.  Слева — Китагаити Ититаро, справа — Мукохата Дзисабуро.

Через 20 минут после происшествия принц Арисугава в своей телеграмме заявил об ужасном характере раны, и в японском правительстве, сформированном Мацукатой Масаёси пятью днями ранее, поднялась паника: многие из его членов опасались, что покушение может привести к войне между двумя странами.

Ужас общественности отражали в своих статьях японские газеты. Согласно «Нити нити симбун», «ни один японец, не будь он безумцем, идиотом или фанатиком, не смог бы задумать такое действо», а в «Тоё симпо» утверждалось, что «злодей, нанёсший раны знаменитому гостю, которого весь наш народ стремился чтить, не будет достаточно наказан, пока его тело не будет разрезано на сто кусков». В деревне Канаяма префектуры Ямагата, родной для Цуды Сэндзо, был срочно созван совет, в результате которого была принята резолюция о запрете называть детей именем Сандзо и фамилией Цуда; родственники покушавшегося стали изгоями. Не выдержав «национального позора», покончила с собой, заколовшись кинжалом, перед зданием киотоской мэрии 27-летняя Хатакэяма Юко. Поступило несколько предложений о переименовании «опозоренного» города Оцу.

В знак уважения к раненому цесаревичу на следующий день после нападения были закрыты Токийская биржа, некоторые школы, токийский театр кабуки, а также другие крупные места развлечений. Ради покоя Николая к подъезду гостиницы не подпускались экипажи и рикши, на гостиничную стоянку коляски доставлялись на руках; в течение пяти дней в публичных домах было запрещено исполнять музыку и принимать клиентов.

На суде Цуда показал, что совершил покушение, так как считал Николая шпионом. 25 мая 1891 года Цуда Сандзо на судебном процессе был приговорён к пожизненному заключению, которое он был должен отбывать на Хоккайдо, нередко именовавшемся «японской Сибирью». Однако 30 сентября этого же года Цуда скончался в тюрьме от пневмонии. Согласно другой версии, он уморил себя голодом.

 

rpczmoskva.org.ru

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий