История Закавказских Молокан и Духоборов

Этот набор звуков, по мнению участников молитвенного собрания, является свидетельством того, что человек удостоился принять духа" и теперь он пророчествует и говорит на языках всех народов. Тот, кто его пророчеств не понимает, значит  тот не очистился от земной скверны и недостоин его благодати.

Общины молокан-прыгунов имелись в Закавказье, на Северном Кавказе и Дальнем Востоке. После эмиграции части из них из Закавказья, они появились в США и  Австралии.

Во второй половине XX столетия в течении молокан-прыгунов выделилась небольшая, наиболее фанатично преданная идеям М.Рудометкина община, членов которой именуют «максимистами».

В молоканстве со временем появился еще один толк, называемый «духовными молоканами», которые проповедовали необходимость каждодневного покаяния, а не покаяния один раз в жизни — перед смертью. Духовные молокане разделялись на признающих водное крещение (мокрые молокане) и по-прежнему отвергающих его (молокане сухие).

 Молокане постоянные по своим убеждениям ближе стоят к донскому толку и придерживаются первоначального учения С.Уклеина. В отличие от донского толка они не признают водного крещения и «преломления хлеба», не были особыми сторонниками монархизма, но и  не отрицали его.

Было в молоканстве и течение молокан-пресников, которые отвергали употребление в пищу все­го квасного, кислого, лука, чеснока, сахара, хмеля и т.п., боясь, что такая «закваска» приведет их в «геенну огненную». При этом ссылались на слова евангелия: «берегитесь закваски фарисейской и саддукейской» (Матф. XVI, 6).

Так же недолго просуществовало и течение молокан-перевоплощенцев,заимствовавших от хлыстов идею перевоплощения Христа в конкретных лицах, как например, Адам, Авель, Ной, Моисей, Иисус и др.  Молокане-перевоплощенцы отрицали конец мира через второе пришествие Христа, гак как «христы будут, не переставая, приходить на землю». 

У молокан тамбовского толка на молитвенных собраниях каждый вновь пришедший отвешивает всему собранию низкий поклон, потом подходит к присутствующим, к каждому отдельно, снова отвешивает глубокий поклон, говоря при этом: «Пречистому образу твоему преклоняемся, владыко»; после чего производят «святое лобзание» со словами: «целую образ твой святой, владыко».

Молокане-субботники принимают все установления молоканской веры, но отрицают праздник воскресенье, признавая только субботу, но слову заповеди пророка Моисея: «Помни день субботний, чтобы святить Бога».

Молокане, несмотря на наличие среди них боль­шого количества толков тем не менее не теряли общения между собой и во всех «мирских» делах стойко поддер­живали друг друга, иногда устраивая съезды и сходки. Взаимопомощь у них была значительно развита.

Непосредственными   причинами   дробления секты на толки можно утверждать следующее:

— недовольство   диктаторством   вождя   и    желание какого-либо «апостола» самому  сделаться  «пастырем душ человеческих»;
— расхождения в толкованиях Библии   и  различия в обрядах;
— влияние других вероучений;
— поиски    верующими   успокоения, которого они   не могут найти в одной религии и ищут другую религию или   организацию, где они   могли   бы найти   то, что ищут, иногда сами  не зная чего.

Такая раздробленность секты на толки и на классовый состав приводила к возникновению острых религиозных споров и противоречий, иногда вызывая волнения и недовольство особенно среди «низов» секты существующими порядками и политикой «верхов», искавших компромисса с правительством и господствующей  церковью.

Этим попытались воспользоваться большевики, которые решили заняться политическим просвещением сектантов, надеясь найти среди них поддержку своей борьбы. Ленин просил у Бонч-Бруевича адреса сектантов, которым можно посылать газету «Искра». Своей статьей в журнале ''Жизнь" (издававшемся в Лондоне) в 1902 году 'Значение сектантства для современной России" Бонч-Бруевич изложил принципы работы среди сектантов:

— издание брошюр, прокламаций и т.п.;
— использование связей сектантов  для распространения идей большевизма;
— создание революционных ячеек среди молоканских общин;
— направление партийных пропагандистов и  органи­заторов в среду сектантов.

В  1901   году   В.Д.Бонч-Бруевич и   В.М.Величкина, в сотрудничестве с Д.А.Хилковым и другими, издавали ано­нимные   брошюры   под   названием   «Народные   листки», которые рассылались сектантам

Вопрос о работе среди последних в 1903 году был включен в повестку дня

II съезда РСДРП, на котором намечалось разработать программу по привлечению сектантов к социал-демократии. Бонч-Бруевич подготовил доклад «Раскол и сектантство в России», зачитанный Лениным на съезде. На основании решения съезда с января 1904 года в Женеве стал издаваться социал-демократический листок для сектантов под названием «Рассвет», который выходил в виде ежемесячного журнала, тиражом в 2 тысячи экземпляров. Всего вышло 9 номеров, после, чего издание прекратили.

Работа большевиков на этом поприще не дала никаких результатов и совершенно не повлияла на идеологию молоканского вероучения, которой были чужды идеи большевизма. Значительно большим успехом у молокан пользовались идеи баптизма, который в начале XX пека быстро стал распространяться в России и даже, по мнению многих, стал серьезно угрожать существованию молоканства вообще. На IV съезде баптистских миссионеров в Киеве в 1908 г. открыто заявлялось о том, что молоканство — секта разлагающаяся, вымирающая, а пото­му необходимо расширять работу по привлечению молокан в баптизм.

Не помогала молоканству и активизация деятель­ности его вождей и идеологов, издание специальных жур­налов «Молоканский вестник» и «Духовный христианин», основание Общества образованных молокан, поставившего задачу исключить всякое противоречие между религией, а также наукой и преобразовать традиционное консерватив­ное сектантство в новое религиозное направление молокан. Во время  Первой Мировой войны (1914—1918 гг.) молоканская верхушка опять поддержала политику царского правительства. Вот, что писал в 1914 году журнал «Духовный христианин» в номере 8/9: «Идите, сражайтесь, завоевывайте людям вечный мир. После этой войны больше не должно и не может быть войн. Все человечество разделилось на на два лагеря. Обе части напрягают все же свои силы, чтобы это война была последняя война...»

В условиях назревания в России революции, когда велась жесткая борьба различных партий и идеологий, молоканство оставалось хотя и сравнительно многочис­ленной, но инертной сектой, ее руководители не могли четко определить свое место в складывающейся действи­тельности.

По отношению к революции 1917 года молокане заняли    враждебную позицию.   Они    выступили    против  политики новой власти, службы в Красной Армии, продразверстки и продналогов. Верхушка и зажиточная часть повела открытую борьбу и во многих молоканских селах стали вспыхивать восстания, имевшие целью свергнуть большевистскую власть. Особенно широкие контрреволюционные мятежи имели место в молоканских селениях Амурской и  Донской областей.

До двадцатых годов XX века молокане, в отличие от других крупных сект, не имели своего центрального руководящего органа и не были объединены в единую общероссийскую организацию. Каждая община действова­ла самостоятельно. Поэтому в 1920 году было решено созвать I Всесоюзный съезд молокан, который, хотя и  сыграл для них определенную роль, но тем не менее не смог объединить их в единый всесоюзный союз духовных христиан.

В 1923 году по инициативе Владикавказской общины был создан Всероссийский союз религиозных общин духовных христиан-молокан. Были организованы районные, окружные и краевые правления союза, создан его устав. Во главе Союза встал Центральный совет Союза, возглавляемый Н. Ф. Кудиновым, видным деятелем молоканского движения. Эти времена характерны тем, что складывающаяся в стране обстановка ослабляла позицию всех религиозных конфессий и усиливала отток верующих от религии. Молодежь стала активно включаться в новую жизнь, тогда как старшее поколение упорно придер­живалось реакционных настроений и отвергало все новое.

Ненависть к большевикам, разрушителям старых устоев жизни, с укреплением позиций Советский власти стала вынужденно утихать. Молокане вынуждены были смириться с нею, чему способствовала и новая экономи­ческая политика (НЭП). На II Всесоюзном съезде молокан, который проходил в 1924 году в Самаре, в повестку дня был включен вопрос «Об отношении к Советской   власти», где   молокане   уже   заявляли    о   её признании. В материалах Съезда отмечалось:"Как ныне духовные христиане подтверждают свое благожелательное отношение к Советской власти, основываясь на словах святого писания, а именно: послание апостола Павла к римлянам Гл.XIII, ст.1-4, где сказано: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо противящийся власти противится божию установлению, а противящиеся сами навлекут на себя осуждение».

В протоколах съезда подчеркивалось, что все события объясняются волей божьей согласно пророческим писаниям.

Настроение сильно изменилось уже через пару лет, когда повелась политика на ликвидацию НЭП-а и переходу к коллективизации, которую молокане не желали признавать и упорно отвергали. Это нашло свое отражение на позиции III съезда молокан в 1926 году. В их среде стали распространяться слухи о предстоящей эмиграции в Америку. Туда поедут те, кто не вступит в колхозы. Обещался бесплатный проезд на пароходе и многое другое.

Начался убой скота и умышленное сокращение сельскохозяйственного производства. При выборах в местные органы власти руководители молокан призывали их бойкотировать, заявляя, что «власть есть насилие».

Все это заставило властей перейти к репрессиям. Многие руководители общин и активисты движения были высланы на Север на вечное поселение, многие заточены в тюрьмы и т.п. Руководство молокан стало маневрировать, выдвигать предложения об организации особых «моло­канских колхозов» и создании «всесоюзного сельско­хозяйственного общества молокан», куда войдут эти колхозы.

Оно собрало в Самаре в сентябре 1929 года IV съезд молокан,  где   было   принято   решение:    «Съезд   находит необходимым    приостановить    временно    деятельность Центросовета Союза молокан как религиозной организации и   обратиться к братству с призывом принять участие в организации колхозов и переселении на свободные земли, согласно докладам с мест».3

Под свободными землями имелись в виду в основном Сальские степи (Северо-Кавказский округ), где Советское правительство предоставило молоканам земли для создания на них сельскохозяйственных кооперативов и куда затем переехали.

После ликвидации Центросовета Союза политику и руководство в молоканском движении некоторое время фактически осуществляла Пятигорская молоканская община, как наиболее активная и сильная организация. Последовавшая затем сплошная коллективизация сельско­го хозяйства окончательно подорвала молоканское дви­жение, многие стали оставлять свои хозяйства и переби­раться в города,  пополняя ряды пролетариата и  участвуя в    широко   развернувшейся   индустриализации    страны, окончательно   порывая   с   религией.    Служба   в   армии, участие в комсомольской жизни, учеба -   все это лишало пополнения   и    на   местах   оставались   предоставленные самим себе молоканские общины, основу которых состав­ляли     старики,   иждивенцы,   домохозяйки,   инвалиды, пенсионеры    и    т.п.    Если    в    1915    году    в    колыбели молоканского   движения    -    Тамбовской    губернии  -   насчитывалось  более  8000   молокан, то   в   1959  году   их оставалось уже 300 человек. Аналогичная динамика имела место и  во всех других регионах страны.

Примечания:

1.   К.Литвинов    Амурские    сектанты:    молокане    и    духоборы. Христианское чтение", 1887 г., ноябрь—декабрь,стр. 550

2.   И.П.Морозов... Молокане. Москва, 1931 год, стр.54

3.   А.И.К.шбанов   Религиозное сектантство в прошлом и   настоящем.' Москва, 1973 год. стр.   152.       многие малоземельные молокане из Закавказья.

IV Глава                                   Глава  V

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий