Как беженец изобрел античный напалм

Греческий огонь

Калинник из Гелиополя бежал от мусульман, завоевавших Сирию. Для императора Византии он изобрел ужасное чудо-оружие. В течение 800 лет созданный им греческий огонь сжигал каждого, кто желал завоевать город на Босфоре.

В 424 году до н. э. в сухопутном сражении при Делии древнегреческими воинами из полого бревна выпускалась некая зажигательная смесь.

Римская империя поддерживалась мощью легионов — их дисциплиной в бою и способностью во время схватки действовать сообща. Это знают все. Но менее известно, что Восточная Римская Империя обладала супер-оружием, позволившим Византии пережить гибель западной части империи на 1000 лет. Многочисленные враги, которые угрожали постоянно сокращавшейся территории вокруг византийской столицы (нынешнего Стамбула) со всех сторон, держались на расстоянии, опасаясь своеобразного античного напалма, который называли «греческим огнем».

Вещество под названием «греческий огонь», по данным «Хронографии» Феофана Исповедника и трактата Константина Багрянородного «Об управлении империей», изобретён был инженером и архитектором Каллиником из завоёванного арабами сирийского Гелиополя (современный Баальбек в  Ливане),  возможно, эллинизированным евреем, который сконструировал для метания зажигательной смеси специальное устройство — «сифон», устанавливавшийся на гребных судах-дромонах. Около 668 года Каллиник бежал в Византию и там предложил свои услуги императору Константину IV в борьбе против осадившего Константинополь арабского флота, с помощью нового оружия разгромленного в 673 году в морском сражении при Кизике.

Античный огнемет с принудительным нагнетанием воздуха (реконструкция).

Античный огнемет с принудительным нагнетанием воздуха (реконструкция).

1 – жерло огневой трубки; 2 – жаровня
3 – заслонка для отклонения воздушной струи; 4 – колесная тележка;
5 – скрепленная железными обручами деревянная труба для нагнетания воздушного потока;
6 – щит для обслуги; 7 – мехи; 8 – рукоятки мехов

Установка с «греческим огнём» представляла собой медную трубу — «сифон», или сифонофор, через который с грохотом извергалась жидкая смесь. В качестве выталкивающей силы использовался сжатый воздух, или мехи наподобие кузнечных. Позже появилось портативное ручное устройство для метания — хейросифон (cheirosiphōn).

В эллинистическую эпоху был изобретен огнемет, который, однако, метал не горючий состав, а чистое пламя вперемежку с искрами и угольями. Как явствует из подписей к рисунку, в жаровню засыпалось топливо, предположительно древесный уголь. Затем при помощи мехов начинал нагнетаться воздух, после чего с оглушительным и страшным ревом из жерла рвалось пламя. Скорее всего, дальнобойность этого устройства была невелика – метров 5-10.

Воин с ручным огнеметным сифоном.  Из Ватиканской рукописи "Полиоркетики" Герона Византийского (Codex Vaticanus Graecus 1605). IX-XI вв.

Воин с ручным огнеметным сифоном.

Из Ватиканской рукописи «Полиоркетики» Герона Византийского
(Codex Vaticanus Graecus 1605). IX-XI вв.

Впрочем, в некоторых ситуациях эта скромная дальнобойность не кажется столь уж смехотворной. Например, в морском бою, когда корабли сходятся к борту борт, или во время вылазки осажденных против деревянных осадных сооружений противника.

Рецепт этого убийственного вещества был строжайше охраняемой государственной тайной империи, передаваемой от императора к императору вплоть до падения империи в 1453 году. С гибелью Византии был утрачен и точный состав смеси, который не удалось восстановить до сих пор.

Предположительно, максимальная дальнобойность сифонов составляла 25-30 м, поэтому изначально «греческий огонь» использовался только во флоте, где представлял страшную угрозу медленным и неуклюжим деревянным кораблям того времени. Кроме того, по свидетельствам современников, «греческий огонь» ничем нельзя было потушить, поскольку он продолжал гореть даже на поверхности воды. Впервые сифоны с «греческим огнём» были установлены на византийских дромонах во время битвы при Киликии. Историк Феофан писал о ней:

В год 673 ниспровергатели Христа предприняли великий поход. Они приплыли и зазимовали в Киликии. Когда Константин IV узнал о приближении арабов, он подготовил огромные двухпалубные корабли, оснащённые греческим огнём, и корабли-носители сифонов… Арабы были потрясены… Они бежали в великом страхе.

Использование огня в качестве оружия было обычном делом на войне. Противники применяли горящие стрелы и горшки с горящими жидкостями против обороняющихся, пускали катящиеся горящие тюки на ряды наступающих воинов. Чтобы усилить воздействие огня, тряпки и дерево смачивали жиром или нефтью. При осадах поджигали даже жирных свиней. Но греческий огонь обладал совершенно иными качествами, делавшими его схожим с сегодняшним напалмом. Его ужасное воздействие и шум изрыгаемого пламени напоминали современникам Апокалипсис. С обычным ведением войны это не имели ничего общего.

Вторая попытка была предпринята арабами в 717-718 гг.

«Император подготовил огненосные сифоны и поместил их на борту одно- и двухпалубных кораблей, а потом выслал их против двух флотов. Благодаря Божьей помощи и через заступничество Его Пресвятой Матери, враг был наголову разбит.»

Греческий огонь возник в непростой для империи ситуации. Ко времени Константина IV Погоната (668–685 гг.) из всех предпринятых до этого попыток восстановить страну в былых границах ничего не вышло. Император стоял перед новым вызовом — нападениями арабов, после смерти Пророка подчинивших себе восточные области империи. И поэтому новое чудо-оружие подоспело как раз вовремя. Рецепт ужасной смеси разработал Калинник из Гелиополя, бежавший из родной Сирии, которая была захвачена арабскими завоевателями. Хотя, согласно более поздней легенде, первоначальный рецепт передал еще Константину Великому ангел прямо из Царствия Небесного.

Материал загорался при контакте с воздухом сам собой, клейкую субстанцию нельзя было потушить водой. Она прилипала ко всему, с чем соприкасалась. Смесь оставалась на дереве и коже, прожигала их и продолжала гореть, пока материал, к которому она пристала, не начинал гореть сам. Даже волны моря превращались пылающий ад. Только пропитанные уксусом или отстоявшейся мочой кожи или тенты давали хоть какую-то защиту. Греческий огонь стал идеальным оружием для войны на море — при попадании на вражеский корабль он неминуемо сжигал его.

Материалом наполняли глиняные горшки, которые бросали в противников или метали с помощью катапульт. На кораблях использовались специальные аппараты, состоявшие из длинной трубы и своеобразной предварительно разогревавшейся печи. Горючая смесь выталкивалась из труб с помощью насосов, и в результате возникала огненная струя длиной в десятки метров, изгибающаяся в воздухе.

Если на суше войска византийцев нередко терпели от арабов поражения, то на море «греческий огонь» давал превосходство византийскому флоту над противником. Благодаря ему в 717 году была одержана крупная морская победа над арабами, снова осадившими Константинополь, а в 941 году с помощью «греческого огня» византийцы разгромили подошедший к их столице флот князя Игоря Рюриковича. «Греческий огонь» применялся против венецианцев во время Четвёртого крестового похода (1202—1204).

Византийский император Лев VI Мудрый в своей «Тактике» (кон. IX в.) сообщает:

Мы владеем различными средствами — как старыми, так и новыми, чтобы уничтожить вражеские суда и людей, сражающихся на них. Это огонь, приготовляемый для сифонов, из коих он мечется с громовым шумом и дымом, сжигающий суда, на которые его направляем... Помещайте также спереди на носу корабля сифон в бронзе, чтобы метать огонь на врагов...

Византийские авторы называли огненосную смесь по-разному: хронист Феофан — «морским огнём», император Константин VII — «влажным огнём», историк Иосиф Генезий — «военным огнём», император Лев VI в «Навмахии» — «обработанным огнём», полководец Никифор Уран (болг.)русск. — «блестящим огнём». Причём последние два автора указывают, что её можно было как метать из сифонов, так и помещать в горшки, выливать из котлов или смачивать ей паклю, обёрнутую вокруг стрел, выпускавшихся из катапуль

Маленькие огненосные корабли византийцев превращались в злых огнедышащих драконов. Несколько раз им удавалось полностью уничтожать превосходящие по численности вражеские флоты. Воздействие огня было настолько впечатляющим, что оно даже вдохновило создателей сериала «Игра престолов». Ярко-зеленый «дикий огонь», спаливший в битве у Черноводной целый флот, — литературная версия греческого огня.

Кроме того, у византийцев были переносные трубы, которые использовались как огнеметы. В одном из источников можно прочитать: «С сосен и некоторых других вечнозеленых деревьев собирают горючую смолу. Ее перетирают с серой и помещают в трубки, сильно дуют в них, выталкивают смесь, и она летит вверх. Затем она, подобно огненному смерчу, падает на лица врагов». Чтобы подогреть панику в рядах противника, одновременно с огненными зарядами на них сбрасывали «чеснок» — скрепленные между собой металлические шипы, настолько острые, что они прокалывали сандалии воинов.

Позднее, в X веке, византийский император Константин VII Порфирогенет, так описывал это событие: «Некто Каллиник, перебежавший к ромеям из Гелиополя, приготовил выбрасываемый из сифонов жидкий огонь, сжегши которым у Кизика флот сарацинов, ромеи одержали победу».

Другой византийский император, Лев VI Философ, приводит такое описание греческого огня: «Мы владеем различными средствами – как старыми, так и новыми, чтобы уничтожить вражеские суда и людей, сражающихся на них. Это огонь, приготовляемый для сифонов, из коих он мечется с громовым шумом и дымом, сжигающий суда, на которые его направляем.»

Сифоны, как принято считать, изготовлялись из бронзы, а вот как именно они метали горючий состав – неизвестно. Но легко догадаться, что дальнобойность «греческого огня» была более чем умеренной – максимум 25 м.

Известен и ряд других прецедентов успешного использования «жидкого огня» византийцами для обороны своих морских рубежей.

В 872 году ими было сожжено 20 критских кораблей (точнее сказать, корабли были арабскими, но оперировавшими с захваченного Крита). В 882 году огненосные византийские корабли (хеландии) снова нанесли поражение арабскому флоту.

Также следует заметить, что византийцы с успехом применяли «греческий огонь» не только против арабов, но и против русов. В частности, в 941 г. при помощи этого секретного оружия была одержана победа над флотом князя Игоря, который подошел непосредственно к Константинополю.

 

Подробный рассказ об этой морской битве оставил историк Лиутпранд Кремонский:

«Роман [византийский император] велел прийти к нему кораблестроителям, и сказал им: „Сейчас же отправляйтесь и немедленно оснастите те хеландии, что остались [дома]. Но разместите устройство для метания огня не только на носу, но также на корме и по обоим бортам“.

Итак, когда хеландии были оснащены согласно его приказу, он посадил в них опытнейших мужей и велел им идти навстречу королю Игорю. Они отчалили; увидев их в море, король Игорь приказал своему войску взять их живьем и не убивать. Но добрый и милосердный Господь, желая не только защитить тех, кто почитает Его, поклоняется Ему, молится Ему, но и почтить их победой, укротил ветры, успокоив тем самым море; ведь иначе грекам сложно было бы метать огонь.

Итак, заняв позицию в середине русского [войска], они [начали] бросать огонь во все стороны. Руссы, увидев это, сразу стали бросаться с судов в море, предпочитая лучше утонуть в волнах, нежели сгореть в огне. Одни, отягощённые кольчугами и шлемами, сразу пошли на дно морское, и их более не видели, а другие, поплыв, даже в воде продолжали гореть; никто не спасся в тот день, если не сумел бежать к берегу. Ведь корабли руссов из-за своего малого размера плавают и на мелководье, чего не могут греческие хеландии из-за своей глубокой осадки.»

Историк Георгий Амартол добавляет, что разгром Игоря после атаки огненосных хеландий довершила флотилия других боевых византийских кораблей: дромонов и триер.

На основании этого ценного признания можно сделать предположение относительно организационной структуры византийского флота X века. Специализированные корабли – хеландии – несли сифоны для метания «греческого огня», поскольку, надо полагать, считались менее ценными (чем дромоны и триеры), но более конструкционно приспособленными для этой функции.

В то время как крейсерами и линкорами византийского флота были дромоны и триеры – которые сражались с неприятелем в классической для всей эпохи допороховых парусно-весельных флотов манере. То есть посредством тарана, обстрела различными снарядами из имеющихся на борту метательных машин и, если требовалось, то абордажем, для чего располагали достаточно сильными отрядами бойцов.

Позднее византийцы использовали «греческий огонь» против русов как минимум еще один раз, в ходе Дунайской кампании князя Святослава, сына Игоря («Сфендослава, сына Ингора» у историка Льва Диакона). В ходе борьбы за болгарскую крепость Доростол на Дунае византийцы блокировали действия флота Святослава при помощи огненосных кораблей.

Вот как описывает этот эпизод Лев Диакон: «Тем временем показались плывущие по Истру огненосные триеры и продовольственные суда ромеев. При виде их ромеи несказанно обрадовались, а скифов охватил ужас, потому что они боялись, что против них будет обращен жидкий огонь. Ведь они уже слышали от стариков из своего народа, что этим самым „мидийским огнем“ ромеи превратили в пепел на Евксинском море огромный флот Ингора, отца Сфендослава. Потому они быстро собрали свои челны и подвели их к городской стене в том месте, где протекающий Истр огибает одну из сторон Дористола. Но огненосные суда подстерегали скифов со всех сторон, чтобы они не могли ускользнуть на ладьях в свою землю.»

Далее, известно, что в 1106 году «греческий огонь» был применён против норманнов во время осады последними Дураццо.

«Греческий огонь» применялся и против венецианцев во время Четвёртого крестового похода (1202—1204). Что, впрочем, не спасло Константинополь – он был взят крестоносцами и подвергнут чудовищному разорению.

Сегодня предполагается, что греческий огонь состоял из смеси нефти, дегтя, серы, сосновой или кедровой смолы, извести и битума, к которой добавляли еще и селитру. Для противника эта адская смесь оставалась загадкой. Хотя материал и соответствующие аппараты попадали к ним в руки, сами они воспроизвести смесь не могли. Подобные смеси использовались позже арабами и крестоносцами, но они не могли сравниться с оригиналом в эффективности. Императоры Византии прибегали к греческому огню только в крайних случаях, чтобы сохранить его секрет. 800 лет он охранял стены города. Так было, пока не появилось новое чудо-оружие. При штурме города османский султан Мехмед II применил тяжелые осадные пушки, дальнобойность которых многократно превышала дальность действия смертоносного огня.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий