Католичество и Православие

Католичество и Православие

Олег Кочевых

Почему мы «не вместе»

Этот текст не имеет цели свысока рассказать, «что мы, правильные, думаем о них, неправильных». Мы также не берёмся излагать здесь полную историю вопроса. Наша задача — обозначить основные вехи того пути, на котором Восток и Запад повернули в разные стороны.


Есть такая стереотипная схема: раннехристианская Церковь тысячу лет была едина — пока не раскололась на католичество и православие в 1053 году. Тому есть всем понятное доказательство: многих западноевропейских святых до Х века (включая немало римских пап) православные признают и своими святыми. А восточноевропейских тогдашних святых признают своими католики. В итоге масса людей и у нас, и у них уверены, что католичество (или православие) «на полпути», как-то «вдруг», откололось от основного общехристианского исторического движения. Между тем, предпосылки для нашего разделения существовали всегда.

В апостольские времена не было единой формы церковной жизни; формы богослужения у каждой общины возникали свои. Римская община уже в эпоху мужей апостольских имела в себе такие мировоззренческие отличия, из которых прямо вырастают позднейшие католические черты. Впрочем, эти «римские» особенности укоренены ещё в дохристианской истории, но об этом скажем позже.

Не совсем соответствуют истине представления о былом будто бы крепком и благом единстве Церкви на гигантских многонациональных пространствах — к тому же пропитанных наследием нескольких древних и очень различающихся цивилизаций. Западноримская традиция уже с III–IV столетия соединяла довольно различные поначалу «латинское», «кельто-германское», «иберийское» (испанское) направления христианства. Восточноимперская традиция соединяла не менее отличающиеся эллинскую, египетскую, сирийскую, кавказскую традиции.

Эти «разницы» и породили спустя много веков Реформацию и протестантизм на Западе. А ранее на Востоке — уход целых народов в монофизитство и несторианство, а затем и быструю сдачу без борьбы этих ближневосточных народов завоевателям-мусульманам, чтоб только не принадлежать империи православных византийцев.

Уже почти тысячу лет нет между Православной и Католической Церковью евхаристического общения, и тем не менее, православные и католики в гораздо большей степени «вместе», чем это кажется иным патриотам или антизападникам. «Вместе» мы, конечно, не внутри сомнительных экуменических попыток и многочисленных уний. А в самой глубинной подоснове христианской литургической и евхаристической, епископской, священнической и монашеской (определения можно продолжать) Церкви. Именно такой христианской Церковью с таинствами является католичество, равно как и православие.

Первенство пап — до падения Рима

Специалисты по сравнительному богословию, говоря о разделении древней Церкви, неизменно начинают с вопроса первенства (так называемого «примата») римского папы — и лишь продолжают различиями собственно вероучения. Некоторых православных это удивляет: как можно некий административный вопрос считать важнее вероучительного?

Между тем, вопрос о роли римской общины не просто возник раньше всех остальных отличий западного и восточного христианства, того же filioque1 — но и остаётся более важным знаком принадлежности к католичеству. Общецерковная установка современного католицизма допускает исповедание веры как с filioque, так и без него. Но никто там не подвергает сомнению сложившийся статус папы. И это логично: сакральное отношение к римской кафедре в «сгущённом» символическом виде выражает многие (если не все) вполне вероучительные особенности католичества.

Уже с первых лет ІІ века римская община называет себя председательствующей в Церкви. В послании коринфянам святого папы Климента (конец І века) уже прослеживается намёк на первенство римского епископа по отношению ко всем христианам. Прослеживается и то, что в такое первенство адресаты послания, восточные христиане, уже тогда не верили — в отличие от общины отправителя. Не верят и посейчас.

Тогда же возникли споры касательно обрядовой стороны празднования Пасхи (а подразумевалось: и всякой церковной бытовой традиции). Великий святой ІІ века Поликарп Смирнский был вынужден отстаивать сформировавшуюся на Востоке традицию совершения праздника перед папой Аницетом (160-е годы), настаивавшем на обязательности для всех христиан сформировавшейся в Риме несколько иной пасхальной традиции.

Но безуспешно — через несколько десятилетий папа Виктор І (190-е годы) не только угрожал отлучением, но и впервые прерывал общение римской общины с восточными общинами из-за самого факта сопротивления мнению римского епископа (в споре о Пасхе).

В ІІІ веке папа Стефан І уже прямо настаивает на том, что именно римский епископ, и только он, имеет право решать спорные вопросы для всей Церкви (спор тогда шёл о процедуре принятия еретиков — характерно, что на Востоке её предлагали осуществлять не так строго, как этого требовала римская община, но последняя в лице папы возмутилась самим фактом спора). Святой Киприан Карфагенский тогда же объявил: «Вне Римской Церкви нет христианства!».

И тут нельзя не согласиться с протопревситером Александром Шмеманом: вина православного Востока — несомненно в том, что на такие претензии церковного Запада, всегда чётко и даже афористично сформулированные, нараставшие и неизменные, Восток, бурно мыслящий и привыкший к ересям, зачастую вообще не отвечал. На Востоке эти гордые заявки проглатывали как некую досадную неловкость коллег, случайную заносчивость столичных жителей.

В свою очередь, росло самосознание и восточных общин — но росло совсем по-другому. Поначалу они подчёркивали своё значение восточным положением Святой земли и первых христианских общин; у восточных епархий был статус основательниц Церкви. Затем, уже в ІV веке, вся Римская империя стала христианской — и на христианский Восток заметно повлиял тот факт, что император, пошедший на этот шаг, святой Константин Великий, основал новую столицу именно на Востоке (Константинополь). А его мать, святая Елена, найдя Крест Господень, установила, как это восприняли на Востоке, некую прямую сакральную связь восточного христианства с апостольским первохристианством (если не с самим фактом и местом Воскресения).

Повлияло на самосознание Востока и зарождение, и быстрый расцвет монашества именно в восточной части Церкви с первых десятилетий ІV века — вкупе с быстро оформившимся переходом к монашествующим возможности становиться епископами (так называемая «монашеская революция»). Когда монашество через несколько десятилетий начало покорять и Запад — в Египте и Малой Азии монастыри были уже, как и сейчас, серьёзнейшими и влиятельнейшими церковными центрами, кузницей епископских кадров, неким фокусом духовности. И всё это воспринималось как явственно восточная традиция.

Немонашеское духовенство Востока тогда же остаётся принципиально женатым. Тогда как на Западе Эльвирский собор 316 года в испанской общине, а затем и собрания прочих западных общин, вводят для всего духовенства обязательный целибат (безбрачие). К слову, тот же собор утвердил на Западе временный запрет на настенную живопись (в пользу скульптуры), тогда как на Востоке иконопись и мозаика именно тогда, после христианизации империи, и начали развиваться.

С другой стороны, на Востоке в ту же эпоху запрещают в храмах музыку (большой орган, кстати, был восточным, греко-египетским изобретением IV века, но играли на нём поначалу слишком бурно, страстно и беспорядочно, что и вызвало «аскетический» запрет), на Западе — наоборот.

Как видим, бытовые различия нарастают, как снежный ком, — и это ещё годы государственного единства империи. А ведь вскоре разделится и империя, и к тому же в восточной её половине греческий язык сразу начнёт вытеснять латинский (что закончилось к концу VI века на Востоке полным исчезновением латыни, если не считать территорию Румынии).

Наконец, курьёзный, но символичный аспект: восточные источники того времени настаивают на сохранении бород мужчинами-христианами — тогда как на Западе брадобритие стало признаком отличия цивилизованного римского человека от лохматых «новых римлян» варварского происхождения. Вследствие этого бритьё бороды и выбривание части волос стало традиционным и у западного духовенства.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий