Казаки

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ УЧАСТНИКА ГРАЖДАНСКОЙ ВОЙНЫ 1917 ГОДА Н.В.Федорова Атамана Донского союза за рубежом скончавшегося на 101 году жизни в Штат Нью-Йорк 2003 году.

28 сентября 2003 года в штате Нью-Йорк на 102 году жизни скончался Атаман Тройственного Казачьего Союза за рубежом, Георгиевский Кавалер, участник гражданской войны Николай Васильевич Федоров.

Рассказывать о жизни Николая Васильевича нелегко – так много пришлось пройти ему дорог, перевидать и претерпеть горя и потерь… В судьбе Николая Васильевича отразились все перипетии и события прошедшего века, и как истинный патриот России Федоров никогда не оставался в стороне, особенно, когда решалась участь его Родины. Николай Васильевич родился 30 ноября 1901 года в потомственной казачьей семье на хуторе в низовьях Дона. В своей книге «От берегов Дона до берегов Гудзона» Федоров подробно описал уклад жизни в старой дореволюционной России. Это был удивительный гармоничный мир, основанный на православии, преданности царю и любви к Отечеству.

…В своих воспоминаниях Федоров так живо и красочно рисует картины далекого детства, в тончайших деталях передает обычаи и обряды казачьей станицы что, читая, чувствуешь вкус горячей ухи, слышишь запах свежеиспеченного хлеба, восхищаешься красотой заката над Доном и не можешь поверить, что написаны эти строки в эмиграции, человеком, не видевшим своей Родины более 80 лет. Кровавая большевистская революция разрушила все святое, что было в России. В 1918 году Федоров стал очевидцем начала великой трагедии. Желая защитить Россию от коммунистической чумы, он, семнадцатилетним подростком, вступил в ряды Добровольческой Армии. В девятнадцать лет Федоров стал командиром взвода и в 1920 году, за проявленное в боях мужество, был награжден Георгиевским крестом четвертой степени… О тяжелых кровопролитных сражениях, о поражении Белой Армии, трагической эвакуации из Новороссийска, об острове-смерти Лемнос и эмиграции в Болгарию Николай Васильевич написал в своей книге. Многое из этих воспоминаний довелось лично услышать и записать нашей съемочной группе. Работа над фильмом «Рожденные Русскими» началась ровно год назад. Мы приехали в православный монастырь Ново-Дивеево в штате Нью-Йорк, на территории которого проживают потомки офицеров Белой Армии. В старческом доме при монастыре произошла наша первая встреча с известным ученым гидравликом, почетным членом Нью-йоркской Академии Наук, Атаманом Тройственного Союза за рубежом.

…В дверях узенькой скромной комнатки нас приветствовал Николай Васильевич Федоров. В начале мы немного опешили. Столетний атаман, легендарный герой Гражданской Войны был очень маленького роста, ниже метра пятидесяти. При всей солидности его возраста на старичка Федоров был совсем не похож. Сильное рукопожатие, пронизывающий взгляд… Он заметил мое смущение. Предложил присесть на стул, поцеловал мою руку. Не давая нам опомниться он сам начал разговор, живо расспрашивал меня и оператора о России, о нашей жизни в Америке… Как-то быстро и очень легко он расположил нас к себе. Атаман шутил, рассказывал прибаутки из казачьей жизни, мы от души смеялись, смеялся и он. В моей памяти Николай Васильевич навсегда останется не только человеком удивительной судьбы, но и редкой души. В течение года часто приезжали мы к нему в Ново-Дивеево. Почти тридцать часов воспоминаний Николая Васильевича удалось записать за эти месяцы. Много горького и страшного довелось нам услышать. Были минуты, когда, несмотря на свое удивительное мужество, Атаман плакал… Скупо, тихо, как плачут очень сильные люди, ибо даже спустя восемьдесят лет не могло забыть его сердце всех зверств пережитых во время революции. Слушая его плакали и мы… Но Николай Васильевич умел удивительно воспрянуть от горьких дум, и с невероятной легкостью, свойственной его жизнелюбивой натуре, рассказать что-нибудь веселое… На всякие восторженные отклики с моей стороны он любил говорить: «Вашими бы устами, да мед пить». В том, что скромность его была не показная, мог убедиться каждый, кто зная богатую биографию Федорова, навещал его комнатку в старческом доме. После пятидесяти лет профессорской деятельности в Колумбийском Университете, сотни публикаций научных и исторических трудов, он не оставил себе почти ничего, кроме пишущей машинки и нескольких стареньких парадных костюмов.

…Все свои сбережения Николай Васильевич отдал на организацию кадетского училища имени любимого царя Николая Второго. В 1992 году, спустя более восьмидесяти лет на чужбине, Федоров приехал в родной Ростов. Вся его многочисленная семья была расстреляна большевиками. Не осталось ни братской могилы, ни записей в архивах НКВД. Казаков уничтожали в спешке, не ведя даже формального учета. Большевики отняли у Атамана Федорова, юные годы, семью, Родину и только Богу известно как мог он среди бесконечных потерь постоянно делиться с ближним и отдавать последнее часто малознакомым людям. Про Атамана Н.В. Федорова говорят – с ним ушла эпоха. И это правда. Время неумолимо, и не осталось уже в живых участников Гражданской Войны. Но для нас, для десятков верных его друзей и для пяти сотен ростовских кадет – Федоров не ушел,… просто окончились мучения от изнурительной раковой опухоли, сковавшей в последние месяцы этого энергичного сильного человека. Николай Васильевич так желал возрождение России и так много сделал, чтобы приблизить его. Своим терпением и мужеством он превзошел многое и многих, был часто почитаем и нередко одинок. Такова участь очень честных и сильных людей. Нам же, идущим следом, нужно только свято верить. «…. Николай Васильевич, благодарим Вас и простите за все то, что при Вашей жизни мы не успели сделать или сделали не так…»

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий