Крест и свастика. Нацистская Германия и Православная Церковь (продолжение)

Совместная пастырская работа в трудных военных условиях способствовала сглаживанию былых расхождений. Архимандрит Иоанн в своей книге отмечал: «Война смягчила атмосферу наших юрисдикционных расхождений. Этому в значительной мере спо­собствовали пастыри, прибывшие из России и Прибалтики... Огонь, падавший на нас, сжег солому юрисдикционных делений. Митрополит Серафим также не обострял этих делений и делал что мог для их смягчения». Действительно, 13 ноября 1943 г. настоя­телем кафедрального Воскресенского собора в Берлине был на­значен бывший протоиерей автономной Украинской Церкви из Киева А. Рымаренко, с которым у архимандрита Иоанна устано­вились «самые лучшие, братские отношения». А 24 августа 1944 г. митр Серафим поручил исполнять обязанности настоятеля церк­ви в Вене служившему прежде в Прибалтийском экзархате Мос­ковском Патриархии протопресвитеру В. Виноградову. В целяхже избежания конфликтов на национальной почве митрополит уч­редил в июле 1944 г. «Администратуру православных украинских приходов Германской епархии», назначив администратором про­тоиерея JI. Воронюка297, в ведении которого находилось как ми­нимум 9 украинских общин.

Число православных приходов на территории Германии рос­ло удивительно быстро. В конце 1941 г. их насчитывалось 15, а затем за 3 года общее количество приходов и мест, где постоянно совершались богослужения, увеличилось более чем в 5 раз. Иног­да, в редких случаях, местные власти даже передавали епархии церковные здания. Так, 20 июня 1941 г. правительственный пре­зидент Потсдама заключил договор с митрополитом Серафимом о предоставлении ему для использования здания много лет не функционировавшей старинной русской церкви св. Александра Невского в колонии Александровка. 14 августа 1941 г. состоялся официальный акт передачи храма приходу в Берлине. В дальней­шем в Потсдаме была образована своя община и назначен посто­янный священник — православный немец Павел Гекке. Интерес­но, что именно этот священник 20 ноября 1943 г. в берлинском храме Св. Владимира впервые отслужил всю литургию с песнопе­ниями на немецком языке, причем были использованы старин­ные григорианские мелодии. На ней присутствовало много как православных, так и инославных немцев298.

Другой подобный случай произошел в Вене, где рейхсштат­гальтер после многочисленных ходатайств передал православной общине здание бывшей русской посольской церкви. 13 августа 1942 г. РКМ известило рейхсштатгальтера, что МИД и РСХА не возражают против этого акта. Формальная передача храма состо­ялась 15 мая 1943 г. И уже 23 мая митр. Серафим освятил его299. А 24 марта 1943 г. Баварское министерство просвещения и церковных дел отправило письмо с предложением «русскому священ­ству в Мюнхене» взять на себя обслуживание греческой церкви в этом городе. Храм был закрыт в 1941 г., после нападения Герма­нии на Грецию. Церковь с согласия греческой колонии была в апреле передана русскому приходу, чтобы в ней совершались служ­бы для всех православных жителей города. Первое богослужение состоялось 22/23 мая при значительном стечении верующих300.

Но неизмеримо большее количество новых церквей и молит­венных помещений возникало «на пустом месте» стараниями быс­тро растущего численно русского населения. Первоначально речь могла идти только о тех германских городах, где работали пересе­лившиеся из Франции русские эмигранты. В газете «Новое слово» от 7 декабря 1941 г. говорилось, что назначенный в Ганновер свящ. Аркадий Моисеев, после того как весной 1941 г. он уже провел в этом городе православную пасхальную службу, снова принялся за церковные богослужения в специальном бараке сталелитейного за­вода.

Действительно, дирекция этого предприятия предоставила по­мещение для проведения православных служб, и в январе 1942 г. в Ганновере был образован самостоятельный приход301.

10 апреля 1942 г. в Людвигсхафене состоялось собрание рус­ских эмигрантов, работавших на местной фабрике, которое по­становило образовать приход и избрало церковный совет. 5 авгу­ста митрополит сообщил об этом РКМ, прося соответствующего разрешения, которое последовало 12 сентября. В октябрьском но­мере епархиального журнала сообщалось: «Сейчас там 600 пра­вославных, они обратились к Его Высокопреосвященству с просьбой об открытии самостоятельного прихода. Исполняющим должность настоятеля согласно ходатайству прихожан назначен священник Георгий Щербин. Его рукоположение во священника было 7/20 сентября в Берлинском соборе». В дальнейшем в уст­роенном и освященном на Кайзер-Вильгельм-штрассе храме бо­гослужения проводились регулярно по субботам и воскресеньям302.

Также в сентябре — октябре 1942 г. был устроен приход Грау- денцской церкви, для которой митрополит назначил постоянно­го священника. К апрелю 1943 г. организовались православные общины в Мангейме и Христианштадте, и митрополит Серафим возбудил в РКМ ходатайство о приеме их в состав Германской епархии. В августе 1943 г. в епархиальном журнале сообщалось о созданном в Мангейме приходе Св. кн. Александра Невского, пер­вое богослужение в котором состоялось 18 июля. Там служил свящ. Александр Попов303. А в дальнейшем, как только появились хоть какие-то полулегальные возможности, неудержимым потоком, одна за другой стали создаваться временные церкви в лагерях во­сточных рабочих.

Серьезным препятствием для развития церковной жизни, по­мимо противодействия властей, являлись ожесточенные бомбар­дировки, которым подвергалось большинство городов Германии. В октябре 1943 г. была разрушена недавно созданная церковь в Мангейме; 28 ноября сгорела квартира со всем архивом архим. Иоанна, а 24 ноября уже третья по счету квартира еп. Филиппа в Берлине; 13 сентября 1944 г. бомба почти полностью уничтожила храм Св. Николая в Штутгарте, так что остались лишь стены; в но­ябре 1944 г. погибла церковь в Людвигсхафене; 13 февраля 1945 г. очень сильно пострадал старинный храм в Дрездене и т.д.304 Об­становка того времени и чувства, возникавшие у верующих в свя­зи с бомбардировками, хорошо переданы в воспоминаниях о. Иоан­на (Шаховского): «Вокруг храма дома и улицы лежали в развали­нах... Сопастыри мои проявляли большое самоотвержение среди агонизирующего города. Приходилось утешать и укреплять мно­гих, всех. Служение мирян и мирянок, сестер Сестричества было беспримерным в эти годы. Церковь стала не духовным только, но и фактическим центром жизни всех. И принадлежать к ней хоте­ли все — ворота ее открывались уже настежь в иной мир... Общая исповедь (кроме личной, когда это было нужно и возможно) ста­ла не только правилом, но и необходимостью. Всем надлежало быть все время готовыми. И люди готовились. Падающие на нас бомбы я советовал воспринимать как явление самих апостолов и пророков»305. Существует много свидетельств, что службы в бер­линских православных храмах не прекращались даже во время самых жестоких бомбардировок.

Но, несмотря на все препятствия, в феврале 1945 г. число при­ходов и мест, где постоянно совершались богослужения, только на территории довоенной Германии доходило до 80306. Если же учитывать заметное увеличение православных приходов в Венг­рии, Словакии, Австрии и Западной Польше, то общее количе­ство общин, входивших в период войны в Германскую епархию, по подсчетам автора, составляло примерно 165. Ее священники и миряне, оказавшись в условиях нацистской тоталитарной систе­мы, искали Бога и свободу. Для подавляющего большинства духо­венства и руководства епархии был характерен пастырский подход, делающий невозможным их использование нацистскими ведомства­ми. Попытки изолировать русских священнослужителей-эмиг­рантов от их соотечественников на оккупированной территории СССР, попавших в плен и угнанных на работы в рейх, зачастую заканчивались неудачей.

Примечания:
297.  Иоанн (Шаховской), архиепископ. Указ. соч. С.367; СР, сентябрь 1944. С.2; декабрь 1943. С.2; июль 1944. С.1.
298.  BLHA Regierung Potsdam. Rep. 2AIIID, Nr. 25911. Bl. 1—2; CP, декабрь 1943. С.2.
299. РГВА, ф. 1470, on. 1, д. 11, л. 282. 286; СР, май 1943. С. 2.
300. АГЕ, д. Журнал протоколов заседаний приходского совета Св. -Николаевской церкви в г. Мюнхене с 4 марта 1944 г. по 26 ноября 1951 г., л. 21: Зайде Г. Указ. соч. С.24.
301. Gaede К., a.a.O. S. 142; Haugg W., ааО. S. 104, 109.
302. РГВА, ф. 1470, on. 1, д. 17, л. 362-365; СР, октябрь 1942. С. 1; Gaede К., ааО. S.142-143.
303. АГЕ, д. Приходы. Мюнхен 1929—1942, б/л; СР, апрель 1943. С. 3; август 1943. С.I.
304. СР, октябрь 1943. С.2; декабрь 1943. С.2; октябрь 1944. С.2; ноябрь 1944. С.2; Русская Православная Церковь за границей 1918—1968. Том 2. Иеру­салим, 1968. С.903.
305. Иоанн (Шаховской), архиепископ. Указ. соч. С. 372.
306. Распоряжения Высокопреосвяшеннейшего Серафима... август 1946. С. 3.

 Назад              Начало                   Далее

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий