Летопись церковных событий 1926 год

Продолжение, Начало читать  Здесь

Монах Вениамин (Гомартели)

   1926: 19 февраля на 91-м году жизни почил о Господе митрополит Московский Макарий (Невский). Святитель Макарий более 50 лет миссионерствовал на Алтае, митрополит Московский с 1912 г., в 1917 г. был снят с Московской кафедры Временным правительством. Владыка отличался простотой нрава и святостью жизни. На Юбилейном Архиерейском Соборе МП в августе 2000 г. он был причислен к лику святых.

1926: 26 февраля архиепископ Верейский Иларион (Троицкий) пишет из заключения митрополиту Сергию:

“Для меня затруднительно суждение о частностях и подробностях этой жизни, но, думаю, общая линия церковной жизни — и ее недостатки, и ее болезни мне известны. Главный недостаток… это отсутствие в нашей Церкви Соборов. Церковная практика, включая и постановления Собора 1917–1918 гг., к этим новым условиям не приспособлена, так как она образовалась в иных исторических условиях. Положение значительно осложнилось со смертью Святейшего Патриарха Тихона. Вопрос о местоблюстительстве… тоже сильно запутан, церковное управление в полном расстройстве. Не знаю, есть ли среди нашей иерархии и вообще среди сознательных членов Церкви такие наивные и близорукие люди, которые имели бы нелепые иллюзии о реставрации и свержении советской власти и т. п., но думаю, что все желающие блага Церкви сознают необходимость Русской Церкви устраиваться в новых исторических условиях. Следовательно, нужен Собор, и прежде всего нужно просить государственную власть разрешить созвать Собор. Но кто-то должен собрать Собор, сделать для него необходимые приготовления, словом — довести Церковь до Собора. Потому нужен теперь же, до Собора, церковный орган.

К организации и деятельности этого органа у меня есть ряд требований: 1) Временный церковный орган не должен быть в своем начале самовольным, то есть должен… иметь согласие Местоблюстителя. 2) По возможности во временный церковный орган должны войти те, кому это поручено Местоблюстителем митрополитом Петром или Святейшим Патриархом. 3) Временный церковный орган должен объединять, а не разделять епископат, он не судья и не каратель несогласных — таковым будет Собор. 4) Временный церковный орган свою задачу должен мыслить скромной и практичной — созыв Собора… Над иерархией и церковными людьми встает отвратительный призрак (обновленческого, ред.) ВЦУ 1922 г. Церковные люди стали подозрительны. Временный церковный орган должен как огня бояться хотя бы малейшего сходства в своей деятельности с преступной деятельностью ВЦУ… Его единственная цель — созыв Собора, причем Собор этот должен быть именно собран, а не подобран. Собор подобранный не будет иметь никакого авторитета и принесет не успокоение, а только новое смятение в Церкви. Едва ли есть нужда увеличивать в истории количество разбойничьих Соборов. Довольно и трех: Ефесского 449 г. и двух московских — 1923 и 1925 гг. Самому же будущему Собору мое первое пожелание то, чтобы он мог доказать свою полную непричастность и несолидарность со всякими политически неблагонадежными направлениями, рассеять тот туман бессовестной и смрадной клеветы, которым окутана Русская Церковь преступными стараниями злых деятелей (обновления)… Я верю, что на Соборе обнаружится понимание всей важности ответственного церковного момента и он устроит церковную жизнь соответственно новым условиям” (Л. Регельсон, стр. 130-133).

1926: 5 марта (ст. ст.) митрополит Сергия (Страгородский) пишет письмо митрополиту Петру Крутицкому с обоснованием своего “права”, как “первого епископа”, подвергать других епископов запрещению до Собора — в качестве прецедентов приводит подобные действия св. патриарха Тихона и самого митрополита Петра:

“…Когда нет ни Собора, периодически созываемого… или организованного Церковного Управления, то обязанность охранять в Церкви благочиние, естественно, целиком падает на “первого епископа”, и он не только может, но и обязан принять досудебную форму пресечения, не дожидаясь Собора… Так действовал, между прочим, и Святейший Патриарх Тихон, запретивший, например, быв. архиепископа Владимира Путяту, епископа Иоанна Киструсского и других. Так поступили и Ваше Высокопреосвященство в деле, например, Леонтия (Устинова)…” (”Трагедия Русской Церкви 1917—1945″, Лев Регельсон).

1926: 30 марта, во время подготовительной работы к созыву VIII Вселенского Собора в Константинополе, митрополит Антоний (Храповицкий) написал послание ко всем главам Православных Церквей с протестом против приглашения на этот Собор русских “епископов” “Живой Церкви”. Константинопольский патриарх в ответном письме написал, что они приглашают все части Русской Церкви включая местоблюстителя митрополита Петра, и на этом Соборе будет разрешен вопрос кто прав в этом церковном споре. 12 окт. митр. Антоний писал на Афонскую Карулю иеросхим. Феодосию: “О готовности нашей пойти на Конст-ий Собор не скорбите. Конечно никакого собора и не будет, но если и будет, и если мы поедем, как попал св. Флавиан на собор разбойничий, то, конечно, веру сохраним,а отступников предадим анафеме. Но, пока они не сказали последнего слова, пока вся Церковь на вселенском соборе не повторила проклятий патриарха Иеремии, то надо держаться общения, дабы самим нам не лишиться спасения, и оцеживая комара не проглотить верблюда” (Письма митр. Антония, стр. 195).

1926: В Великий Четверг 450 иеромонахов и монахов Святой Горы во главе с о. Арсением (Коттеасом) подписали документ против нового календаря. Была создана «Священная Лига монахов-ревнителей». В том же году Лига начала выпускать свою Конституциональную Хартию под названием “Якорь Православия”, пока она не была запрещена новым законом об Афонской Горе, принятым греческим правительством в 1927 г. (Вл. Мосс. Прав. Церковь на перепутье. Гл. 4).

1926: 2 апреля 25 русских архиереев, находившихся на свободе, обратились с посланием к митрополиту Сергию, в котором выражено полное согласие с его прещениями против “григорьевцев”. Правота митрополита Сергия в его действиях против самозваных претендентов на высшую церковную власть нашла поддержку большей части епископата, духовенства и мирян. (о. Вл. Цыпин, Ист. Русск. Церк.).

1926: 5 апреля (ст. ст.) На основании завещания св. патриарха Тихона о правопреемстве местоблюстителей патриаршего престола, митрополит Агафангел Ярославский выпускает Обращение ко всей Русской Церкви о своем вступлении в права Патриаршего Местоблюстителя. Митрополит Агафангел, после митрополита Кирилла Казанского, находящегося тогда в заключении, являлся, согласно завещанию патриарха Тихона, следующим местоблюстителем патриаршего престола. К обращению была приложена Сопровождающая записка архиереям с просьбой о возношении его имени как Первоиерарха. (Л. Регельсон, “Трагедия Русской Церкви 1917—1945″). В это время митрополит Петр еще не отменил своего решения о передаче церковной власти коллегии с участием архиепископа Григория, и потому враги Церкви злорадствовали: у тихоновской Церкви объявилась четвертая глава, кроме митрополитов Петра и Сергия, архиепископа Григория, еще и митрополит Агафангел.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий