Летопись церковных событий 1945 год

Святитель Николай Сербский (Велимирович) 1945: 8 мая в местечке Кицбил, в Тироле 36 американская дивизия освободила из заключения святителя Николай (Велимировича) и Сербского патриарха Гавриила. За время своего заключения владыка Николай написал молебный канон и молитвы Богородице и “три молитвы в тени немецких штыков”, которые читаются как молитвенный дневник его заключения.

1945: 9 мая. День Победы совпал со светлыми днями Пасхи Христовой. Во всех храмах Русской Церкви совершались благодарственные молебны и служились панихиды по воинам «на поле брани живот свой положившим». Особенно торжественно прошла служба в первый день победы в патриаршем Богоявленском соборе в Москве, которую служил патриарх Алексей с сонмом иерархов и множеством духовенства. Во время службы патриарх сказал след. слово:

„…Бог посрамил дерзкие мечты злодеев и разбойников, и мы видим их теперь несущими грозное возмездие за свои злодеяния.

Мы уверенно и терпеливо ждали этого радостного дня Господня, — дня, в который изрек Господь праведный суд Свой над злейшими врагами человечества, — и Православная Русь, после беспримерных бранных подвигов, после неимоверного напряжения всех сил народа, вставшего как один человек на защиту Родины и не щадившего и самой жизни ради спасения Отечества, — ныне предстоит Господу сил в молитве, благодарно взывая к Самому Источнику побед и мира за Его небесную помощь в годину брани, за радость победы и за дарование мира всему миру.

Но только ли сознание радости несет победа? Она несет также сознание обязанности, сознание долга, сознание ответственности за настоящее и будущее, сознание необходимости усилить труд, чтобы закрепить победу, чтобы сделать её плодотворной, чтобы залечить раны, нанесенные войной.

Много еще предстоит нам трудного дела, но мы теперь можем дышать свободно и радостно приняться за труд, — тяжелый, но созидательный.

Если во время войны в непоколебимой вере в конечное торжество правого дела мы победоносно преодолели все трудности, все лишения, все тяготы на фронте и в тылу, то с какою же удвоенной силой мы примемся за воссоздание наших городов, из которых каждый — герой войны; наших дорогих и священных памятников, — всего того, что создала могучая воля и державная мощь нашего великого народа.

С благоговением вспоминая подвиги нашего доблестного воинства и тех наших близких и родных, кто положил за наше счастье временную жизнь в надежде восприять вечную, — мы никогда не перестанем молиться о них и в этом будем черпать утешение в скорби о потере дорогих сердцу и укреплять свою веру в бесконечное милосердие Божие к ним, отошедшим в горний мир, и во всесильную помощь Божию нам, оставленным для продолжения земного подвига и для благоустроения жизни во всем мире.

Да исправится же молитва наша, яко кадило пред Господом.
Да пройдет небеса.
Да принесена будет святыми молитвенниками за землю Русскую к Престолу Господню.

Бог мира да продолжит благословения Свои на родную землю нашу и да споспешествует вождям и правителям нашим мирным оружием государственной мудрости и правды побеждать всё, что враждебно миру и благу великого Отечества нашего и совокупными трудами народов-победителей установить во всем мире такой порядок, при котором невозможно было бы повторение ужасов войны. Святую Церковь нашу в лице ее архипастырей, пастырей и верных чад призываю с таким же усердием и с такою же пламенной верой молиться о мирном преуспеянии нашей страны, с какими она молилась в годину испытаний за победу над врагами нашими. И да будет эта молитва так же благоугодна пред Богом.

“Благословен еси, Боже, звери укротивый и погасивый огнь…” (Канон службы Похвалы Божией Матери)“. (”Журнал Московской Патриархии, 1945, № 5).

Митрополит Николай (Ярушевич) 1945: В мае Великобританию посетил митр. Николай (Ярушевич), встречавшийся с королем Георгием VI, архиепископом Кентерберийским и эмигрантской русской общиной. Он прозондировал почву для организации в Лондоне приходов Московской патриархии, участия англичан в планируемой всемирной конференции христианских церквей в Москве. В ходе визита архиепископ Йоркский выступил с антикатолическими заявлениями, назвав Ватикан общим врагом православия и англиканства. Это дало повод Г. Карпову в отчете ЦК ВКП(б) сделать вывод, что “Англиканская церковь, так же как и Русская православная церковь отрицательно относится к Ватикану и готова принять участие в тех или иных мероприятиях, направленных против Ватикана, хотя и занимает пока в этом вопросе пассивные позиции” (РЦХИДНИ, ф. 17, оп. 125, д. 407, л. 37).

1945: В мае-июне патриарх Московский Алексий (Симанский) отправился с официальным визитом к Иерусалимскому и другим восточным патриархам. В Святом Граде патриарх попытался убедить монастыри и общины, находившиеся в юрисдикции РПЦЗ, перейти под омофор Московской Патриархии. Глава Духовной Миссии архим. Антоний (буд. архиеп. Лос Анжелосский) занял твердую позицию и на уговоры не поддавлся. По согласованию с предстоятелем Иерусалимской Церкви патриарху Алексию было позволено посетить Елеонский и Гефсиманский монастыри.

Примечательны, в этой связи, воспоминания матери Таисии:

«За несколько дней до его (патриарха Алексия) приезда в Палестину архимандрит (о. Антоний Синькевич буд. архиеп. Лос-Анжелосский) был предупрежден иерусалимским губернатором об этом событии: дано понять, что ворота обители должны быть открыты для посещения Патриархом, но предоставлена полная свобода в характере приема… Его посещение было назначено в 4:30 ч. веч., время нашего вечернего богослужения. Незадолго до его приезда у ворот обители появился наряд моторизованной вооруженной английской полиции, которая возвестила о прибытии гостей. Служба уже началась. Все сестры были в храме. Я вышла в притвор, чтобы лучше видеть всех сестер; оглянулась назад, и увидела вдали нашей длинной аллеи, ведущей от врат обители, странное шествие: два белых клобука (Патриарха и митрополита Николая Крутицкого), окруженных духовенством греческим, сирийским и своим, и целой толпой, в черных рубашках, чекистов; по обе стороны их шли по два английских полицейских с ручными пулеметами, готовыми на прицел… С приближением шествия к храму, я прошла внутрь его. Патриарх и все его окружение дошли до середины церкви и остановились; ни одна сестра не двинулась. В момент его входа в храм, певчие пели псалом: Блажен муж, иже не иде на совет нечестивых… Царские врата оставались закрытыми. Греческий Архиепископ Афинагор прошел в алтарь и раскрыл царские врата. Патриарх прошел через южные [двери] и все духовенство за ним… Архидиакон, сопровождавший Патриарха, проходя с ним к выходу, обратился к сестрам, стоявшим по обе стороны храма, с опущенными вниз глазами, со словами: Матушки, что вы не подходите взять благословение у Святейшего? Все сестры продолжали стоять и молились”.

Храм равноапостольной Марии Магдалины Храм равноапостольной Марии Магдалины

Такой же прием ожидал патриарха в обители Святой Марии Магдалины в Гефсиманском саду. Патриарх был раздосадован таким поворотом событий, но вместе с тем, как человек благородного происхождения, не смог не восхититься твердостью и послушанием сестер. Матушка Таисия вспоминает: «кто-то из стоявших рядом с патриархом расслышал его реплику: «Ну и дисциплина у архимандрита Антония!» (Н. Тальберг, Святая Русь на Святой Земле, Православная Русь, 1958, № 16, стр. 8).

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий