Летопись церковных событий 1945 год

1945: В сентябре состоялось воссоединение 75 евлогианских приходов с Московской патриархией в результате поездки во Францию митрополита Николая (Ярушевича).

Вопрос о запрещении, наложенном на митр. Евлогия (и его духовенство) 15 лет до этого, не обсуждался, был как бы предан забвению, и приехавший митрополит служил соборне с митрополитом Евлогием и его духовенством в Александро-Невском храме. 11 сентября выходит указ Московского Патриархата № 1171 о воссоединении – с постановлением о сохранении Экзархата западноевропейских церквей, а митрополита Евлогия, его возглавляющего, предписывается считать экзархом патриарха Московского. Правда данное достижение в конечном итоге оказалось временным. Уже 25 декабря 1945 г. заместитель наркома иностранных дел В. Деканозов с тревогой писал Г. Карпову:

“Успехи митрополита Николая Крутицкого вовсе не закреплены и могут быть легко разрушены. Тов. Богомолов (посол во Франции) считает, что следует поспешить с присылкой в Париж постоянных представителей Московской патриархии и закрепить первоначальные успехи Николая, иначе англо-американцы захватят заграничные православные организации в свои руки и обратят их в орудие борьбы против нас” (ГАРФ, ф. 6991, оп. 1, д. 65, л. 452). Митр. Евлогий дважды обращался к Вселенскому патриарху за разрешением вернуться под юрисдикцию Москвы, но ответа не последовало. Поэтому до конца жизни он оставался в зависимости от Константинополя и назывался также экзархом Вселенского патриарха. (Путь моей жизни. Стр. 613).

1945: В сентябре воссоединился с Московской патриархией и глава Западно-Европейской епархии РПЦЗ митрополит Серафим (Лукьянов). После смерти митр. Евлогия он был возведен в экзархи МП, но парижская паства его не приняла, впоследствие он опять вернулся в РПЦЗ, а затем вновь перешел в МП и стал митрополитом Одесским. В одном из своих писем за границу вл. Серафим писал, что за ним тут полный уход и к нему приставлена постоянная “няня”.

1945: 28 сентября Преосвященный Иоанн Шанхайский получил телеграмму из Женевы от митрополита Анастасия — Первоиерарха Зарубежной Церкви — с уведомлением о том, что Зарубежный Синод действует (телеграмму было бы невозможно послать архиеп. Виктору в Пекин из Женевы, потому она и была направлена его викарию в Шанхай) и ему следует и дальше подчиняться Синоду. Из Шанхая 29 сентября 1945 г. свят. Иоанн передал в Пекин телеграфное сообщение о возстановлении контакта с Синодом митрополита Анастасия — возможно, эта телеграмма и не дошла. Свят. Иоанн — сознавая необходимость подчинения своей законной церковной власти, сразу оставил попытки перейти в подчинение к Московской Патриархии. По устному преданию братии обители преп. Иова, телеграмма была послана настоятелем обители архим. Серафимом (Ивановым) от имени митрополита, т.к. связь с последним временно была прервана в связи с передвижением линии фронта и переездами Синода из Белграда в Мюнхен, затем в Женеву. Говорят, что узнав о таком “самоуправстве” владыка митрополит поблагодарил о. Серафима, но попросил впредь его именем не пользоваться.

митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий 1945: 18 октября в Финляндию приехал митрополит Ленинградский и Новгородский Григорий, принял в каноническое общение Коневецкий и Валаамский монастыри, 2 прихода в Хельсинки и взял письменные обязательства архиереев Финляндской Православной Церкви о скором возвращении их из Константинопольской патриархии в Московскую. (М. В. Шкаровский. “Моск. патриархия на международной арене. В центре “большой политики” “Христианское Чтение” №12. ЖМП, № 11, 1945, стр. 5).

1945: В октября патриарх Алексей направил в Харбин церковную делегацию во главе с архиепископом Ростовским Елевферием (Воронцовым) для переговоров с зарубежными архиереями, находившимися в Китае. В результате переговоров архиепископ Елевферий и митрополит Харбинский Мелетий (Заборовский), возглавлявшие Харбинское епископское совещание, подписали акт о воссоединении. В этом документе говорилось, что духовенство и миряня Дальневосточной Православной Церкви готовы «встать под высокую руку Святейшего Отца нашего Алексия, Патриарха Московского и всея Руси, законного преемника Святейшего Патриарха Тихона».

Определение Синода МП от 27 декабря 1945 г. за №31 по слушании доклада преосвященного Елевферия о результатах поездки делегации Московской Патриархии в Харбин: “…считать воссоединенными с Русской Православной Церковью с 26.10.45 архипастырей: митрополита Харбинского Мелетия, архиепископа Димитрия, архиепископа Нестора, архиепископа Виктора, епископа Ювеналия и начальника Корейской Миссии архимандрита Поликарпа (Приймака), клир и мирян Харбинской епархии…” В пределах Китая и Кореи был образован единый Митрополичий округ с присвоением митрополиту титула Харбинский и Восточно-Азиатский.

Высокопреосвященнейшему митрополиту Мелетию по болезни предоставлялся отпуск. В декабре Московской Патриархией в пределах Китая и Кореи первоначально был создан единый Митрополичий округ. Временно управляющим округом был назначен архиепископ Камчатский Нестор (Анисимов). (Свящ. Д. Поздняев. Православие в Китае.)

1945: октябрь. Из послания митр. Анастасия к русским православным людям по поводу “Обращения Патриарха Алексия к Архипастырям и клиру так называемой Карловацкой ориентации”.

“… Поскольку нынешний глава Русской Церкви подражает примеру и заветам своего предшественника в своих отношениях к Советской власти (о чем он неоднократно заявлял в печати), и даже идет дальше его в приспособлении к духу века сего, мы не находим возможным для себя войти с ним в каноническое общение и подчиниться его власти…. Если многие зарубежные епископы и с ними большое число духовенства и верных мирян остаются вне канонической связи с нынешней церковной властью в России, то их побуждает к этому не «гордость» – мать всех ересей и расколов, а голос их церковного сознания и православной совести, которая повелевает повиноваться более Богу, чем людям (Деян. 4, 19)…

Чтобы побудить русских изгнанников отказаться от занятого ими непримиримого положения к Советам и созданному ими почти невыносимому строю жизни на Руси, им стараются внушить убеждение, что времена переменились, что гонения на веру давно, прекратились в России, что власть оказывает ныне открытую поддержку и покровительство Церкви и старается поощрять везде лучшие национальные стремления Русского Народа. Нас радовал бы каждый просвет в жизни наших страждущих братьев в России, если бы могли быть уверены, что он существует на самом деле. К сожалению, достоверные известия, привезенные прибывшими оттуда во время войны, вполне авторитетными духовными лицами и другими преданными Церкви людьми и особенно тот факт, что некоторые из поверивших добрым обещаниям и настойчивым призывам Советов и поспешивших возвратиться после войны на Родину, снова поспешили бежать из нее заграницу, — не дают нам возможности успокоиться на этой мысли. Не подлежит сомнению, что, уступая требованию иностранного общественного мнения и, идя на встречу пробудившемуся русскому национальному самосознанию, подъем которого был так существенно нужен для успешного окончания войны, советская власть решила изменить свое прежнее ярко отрицательное и недоброжелательное отношение к Церкви, дав ей и всем верующим некоторую свободу в выражении своей веры во вне. Но льготы, предоставленные им, были слишком незначительны, чтобы искупить все зло, причиненное Советами Церкви в прежние годы.

К тому же они, как и все, что делается вынужденно и неискренне, кажутся непрочными. (Ведь основных законов против религии не отменили.) Многие опасаются, что эти льготы могут быть отняты с такою же легкостью, с какой, даны, когда минует в них политическая необходимость. Но особенно печально то, что Церковь за полученную ею ограниченную долю свободы должна была заплатить дорогой ценой потери своей внутренней независимости. В благодарность за оказанное ему доверие духовенство от высших своих представителей до низших обязывалось стать деятельным сотрудником и пропагандистом Советской власти. Соединив свою судьбу с правительством, которое не перестает заявлять себя безбожным, оно потеряло способность исповедывать истину. В угоду власти даже высшие и наиболее ответственные иерархи не стыдятся распространять повсюду заведомую неправду, что религиозных гонений при Советском управлении в России никогда не было, и тем кощунственно насмехаться над сонмом русских священномучеников и мучеников, которых они открыто именуют политическими преступниками…

Неудивительно, что авторитет таких лукавых пастырей настолько пал в глазах верующих людей, что они часто опасаются ходить к ним на исповедь, видя в них обуявшую соль…

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий