Летопись церковных событий 1947—1948 год

Монах Вениамин (Гомартели)

1947: 4 февраля патриарх Константинопольский Максим пишет письмо патр. Алексию I, в котором спрашивает последнего – «принять ли, и в какой форме, участие в т. Наз. Экуменическом движении, охватившем собой все прочие христианские общины мира, кроме Римо-Католической Церкви».

1947: Из письма Совета по делам Русской православной церкви на имя Заместителя Председателя Совета Министров Союза ССР тов. Белышева

Секретно

Совет Министров Союза ССР своим Постановлением N1132-465/сс от 29 мая 1946г. разрешил Совету по делам Русской православной церкви дать согласие Московской Патриархии на проведение в Москве Вселенского предсоборного совещания с участием глав всех автокефальных православных церквей мира для обсуждения вопросов о выработке общей линии по борьбе с Ватиканом, об отношении к так называемому экуменическому движению, о созыве Вселенского Собора и некоторых других. В соответствии с этим Московская Патриархия разработала предварительную программу проведения Вселенского предсоборного совещания и обратилась в Совет с ходатайством разрешить ей созвать совещание в первых числах октября с.г. 21 марта 1947 года Зам. Председателя Совета по делам Русской православной церкви при Совете Министров СССР Белышев

(АВП РФ. Ф. 7. Оп. 12. Пап. 9. Д. 111. ЛЛ. 20, 21).

1947: В июне на Архиепископский престол Кипрской Церкви, при участии представителей Константинопольской Церкви, возведен бывший митрополит Пафский Леонтий. Через 37 дней после восшествия на Архиепископский престол он скончался. Его преемником в конце 1947 года был поставлен бывший митрополит Киренийский Макарий II. Одновременно были хиротонисаны митрополиты на все исторически сложившиеся епархии: на Пафскую — Клеопа, Киренийскую — Киприан и Китайскую — Макарий (впоследствии Архиепископ Новой Юстинианы и всего Кипра Макариос III). Так после четырнадцатилетнего перерыва Кипрская Православная Церковь вновь получила полную каноническую иерархию.

1947: 16 июня Александрийский патриарх Христофор прислал свой письменный отказ на предложение патриарха Алексея I принять участие в Всеправославном Совещании в Москве, изложив подробно причины: “…когда в минувшем году Высокопреосвященный Митрополит Ленинградский Кир-Григорий, по поручению Вашего Блаженства, рассуждал со мною о возможности созыва такого Собора в Москве, мы ответили ему, что мы не согласны собираться в Москве, а предпочитаем или Иерусалим, как место Великого и Всехристианского поклонения, или Св. Гору, где есть особо пригодное место для христианской молитвы и аскетических подвигов и где бы мы были совершенно избавлены от великого земного житейского смятения и всякого политического вмешательства и давления. Но теперь, когда прекратились и утихли страшные политические бури, возможно, чтобы немедленно и в том же году на мирной Св. Горе был созван этот Собор, но возможно это и в Иерусалиме, и гораздо меньше — в Москве. По всем этим причинам, Блаженнейший брат о Господе, мы полагаем, что в настоящее время у нас нет доводов в пользу созвания Всецерковного Собора именно в Москве” (ЦГА Спб. Ф.9324. Оп.2. Д.17. Л.3. Цит. по Ольга Васильева. Я хочу сильного Православия). Такой же отказ был получен 3 июля от патр. Иерусалимского Тимофея: «Мы не готовы к участию в предложенном Совещании».

1947: 7 декабря патриарх Алексий (Симанский) посылает патриарху Христофору II Александрийскому разъяснительное письмо по поводу его приглашения на Всеправославное совещание в Москву: “Полагаю, что тут имеется большое недоразумение. Мы поставили вопрос о созыве не Вселенского Собора, а лишь Совещания. Предстоятелей Православных Церквей, каковое Совещание, как по своему составу, так и по своей компетенции существенно отличается от собора. Священные каноны требуют, чтобы на Соборе присутствовали все Епископы (1-го Всел. Пр. 5; IV, 19; VI, 8), кроме тех, коим есть препятствие (Карф. 84), и кто без причин не явился на Собор, тот винит сам себя (Лаод. 40) и подвергается епитимий (IV, 19; VI, 8; Карф. 84 и 85). Между тем, мы пригласили на Совещание только Предстоятелей Церквей, над которыми мы не имеем никакой влас-ти, и поэтому их прибытие на Совещание зависит только от их доброй воли.

Тогда как постановления Собора являются обязательными, — постановлениям Совещания будет следовать лишь тот, кто с ними согласится и, притом, если и Епископат данной церкви будет согласен со своим Предстоятелем… Вы желаете уверить нас, что греческие церкви неповинны в том, что греческая печать пишет против русской Церкви. И нам хотелось бы, чтобы это было так и на самом деле. Но разве мы можем закрыть глаза на статью в официальном органе Элладской Церкви и притом принадлежащую перу митрополита Закинфского Хризостома, где заявляется, что славянские церкви являются столь же опасными врагами церквей греческих, как и папизм, и что ни одна православная церковь не должна сотрудничать с Московским Патриархатом… (”Екклесиа” № 29-31 от 1.УШ.1947). И, насколько знаем, ни один греческий иерарх не нашел мужества возразить против такого странного утверждения в защиту единства греко-славянского православного мира, против которого ополчается лукавство инославных”. (ГАРФ, ф. 6991, оп. 2, д. 65, л. 79-85)

1947: Во главе Западно Европейского экзархата становится митр. Владимир (Тихоницкий). Это был монах, молитвенник, далекий по духу от парижских богословов, по его собственному признанию членам братства преп. Иова, которые навестили его в Нице во время своего переезда в Америку. (Из личных воспоминаний архим. Киприана Пыжова, которыми он поделился с автором Летописи). Его близким другом был архиеп. Виталий (Максименко), первый игумен св. Троицкого монастыря в Джорданвилле, с которым он во время учебы в дух. академии разделял келлию и до конца поддерживал переписку. Митр. Владимир был далек от властолюбия, встав во главе экзархата он почти сразу предложил митр. Анастасию войти в подчинение Зарубежному Синоду если тот в свою очередь войдет в состав Константинопольского патриархата, на что митр. Анастасий не пошел и митр. Владимир остался с Константинополем. (На фото, слева направо: митр. Владимир, архим. Иов, митр. Анастасий, архим. Леонтий (Бартошевич).

Назначенный в Западную Европу Зарубежным Синодом архиеп. Нафанаил (Львов) сразу нанес визит митр. Владимiру и Сергиевскому подворью (его принимали все профессора), он сослужил владыке Владимiру. В мае 1947 г. в Общежитии русских мальчиков в Веррьере был Съезд деятелей молодежи и была литургия при сослужении двух архиереев. А потом Владыка Нафанаил, уже один, служил молебен, при сослужении ему духовенства обеих юрисдикции. (Из воспоминаний архиеп. Серафима Брюссельского и Зап. Европейского. “Русский пастырь” №36, 2000 г.).

1947: Митрополит РПЦЗ Берлинский Серафим (Ляде) в беседе с протоиереем А. Закидальским говорил: “Жить мне осталось недолго. На сделки со своею совестью мне уже идти нельзя. Патриарха (Алексия I) я считаю вполне законным и каноническим. Одной ногой я стою уже в могиле. Православие принял по убеждению… Теперь, перед смертью, моим желанием является умереть в мире с русской православной церковью. Анастасий о моих настроениях знает и поэтому всеми силами старается меня из Синода выгнать. Рано или поздно, между нами разрыв наступит… Если мне почему-либо не удастся войти в юрисдикцию Патриарха Московского, тогда я войду в подчинение Патриарха Вселенского. Против Православной Русской Церкви, против Русского народа я никогда не выступал. Если выступал, то только против коммунизма” (ГА РФ. 6991. Оп. 1. Д. 129. Т. 1, Л. 185).

1947: 30 декабря Румынский король Михай отрекся от престола. Была провозглашена Румынская Народная Республика. В стране начались социалистические преобразования. Это отразилось и на жизни Церкви.

1947: В декабре скончался схиархимандрит Алексий (Кабалюк), выдающийся карпаторусский миссионер и исповедник, благодаря подвижническим трудам которого около миллиона карпатороссов вернулось из унии к вере отцев — Святому Православию. В феврале 1999 года были обретены его нетленные мощи, а в 2001 г. он был прославлен в Украинском экзархате МП.

1947: Старостильный греч. митроп. Хризостом Флоринский в своем меморандуме для буд. Всеправославного Собора писал: “Триумф Церкви Христовой [в СССР] был достигнут всемогущей силой Христовой, Который, как свои средства и органы использовал выдающегося руководителя Сталина и его великолепных соратников, политиков и генералов. Это — “изменение десницы Всевышнего” (Пс. 76, 11).

(Иерей Андрей Сиднев…).

1947: Во главе Комиссии по вероисповеданиям Югославии правительством Тито был поставлен католик. Патриарх Гавриил Сербский на Всеправославном Совещании в июле 1948 г. говорил, что “в последнее время арестовано много православных священников, в том числе один младший викарий, осужденный на 11 лет каторги за то, что заявил с амвона, что не пятилетка поднимает благосостояние народа, а Бог. Этого викария в тюрьме обрили и угнали на каторжные работы…» (АВП РФ. Ф. 7. Оп. 21. Пап. 7. Д. 8. Л. 30).

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий