Летопись церковных событий 1951—1952 год

 Монах Вениамин (Гомартели)

 1951: 3 января по требованию Св. Синода новостильной Церкви Греции Советом Министров был выпущен следующий декрет: “…определено, чтобы: старостильное духовенство, не имеющее канонического рукоположения от канонических епископов нашей Православной Церкви и носящее духовное платье, должно быть лишаемо оного; монахов и монахинь, следующих старому стилю, арестовывать и заключать в монастыри, а тех, кто носит монашеское платье неканонично, – лишать оного и преследовать в судебном порядке; церкви, нелегально захваченные старостильниками, должны быть возвращены официальной Церкви, так же, как и монастыри, которыми они владеют незаконно и неустойчиво; исполнение вышеуказанного поручено Министерствам Общественного Порядка, Юстиции, Религии и Образования”.

Сей план был немедленно приведен в действие. В скором времени подвал Архиепископии в Афинах заполнился рясами истинно-православного духовенства. Батюшек приводили туда, брили, стригли, зачастую били и вышвыривали на улицу в мирском платье. Многие подвергались этой процедуре неоднократно, тогда как других арестовывали и ссылали. Так было по всей Греции. Один престарелый священник, о. Платон, был до смерти избит полицией в Патрах и затем наскоро похоронен, чтобы скрыть преступление. Все церкви в Афинах были опечатаны и сосуды из них изъяты, а несколько церквей в других частях Греции – даже осквернены… Скоро ни один истинно-православный священник не мог ходить открыто, и даже монахи и монахини не были защищены от этих нечестивых нападок. (Иером. Нектарий, “Краткая история священной борьбы старостильников Греции против всеереси экуменизма”).

1951: В феврале греческий старостильный митрополит Хризостом Флоринский в возрасте 81 года был арестован и, после повторных попыток заставить его переменить свои взгляды, был сослан в монастырь св. Иоанна на о. Лесбосе, расположенный на удаленном 800-метровом утесе, где ему пришлось пробыть больше года. Монахи относились к нему сочувственно, но условия были слишком тяжелыми для престарелого иерарха. Митрополит, однако, постоянно выражал свою радость о том, что был удостоен пострадать за веру.

1951: Из заявления Министра внутренних дел Греции г. Бакопулоса, относительно переговоров митр. Хризостома Флоринского с новостильным архиепископом Спиридоном Влахосом: “…Переговоры, которые ведутся с Архиепископом г. Спиридоном, идут успешно и дошли до точки, что бывший Флоринский полностью признал свое заблуждение… Официальная Церковь превзошла все пределы уступок. Она бы и старостильных епископов со временем реабилитировала, и их священников рукополагала… и ими совершенные таинства признавала бы как действительные, и храмы бы предоставлялись для тех, кто хотел бы праздновать согласно старому календарю. Со всем этим согласились как бывший Флоринский, так и другие старостильные епископы (Кикладский Герман, Мегаридский Христофор и Диавлийский Поликарп), и, согласно нашей информации, их представители, видные юристы, должны были сформулировать соотствественный акт… К сожалению, в последний момент вмешались безответственные деятели из мирского сословия… и воздействовали на слабый характер бывшего Флоринского, который опроверг сказанное раньше…” (“Ефникос кирикас” (“Национальный вестник”), 9-3-1951). Одним из условий соединения с официальной Церковью ставилось поминовение новостильного архиеп. Спиридона, на что митр. Хризостом заметил: “Старостильничество в сути есть один протест, непоколебимо закрепленный… Единственная власть, которая могла бы рассмотреть тот протест и принести окончательно решение ЗА или ПРОТИВ календарного новшества, есть Всеправославный Собор… Наше движение не упорствует… Мы расходимся в мнениях с руководством Автокефальной Церкви Греции… Вторая причина неудачи есть странная и неосмотрительная поспешность компетентных лиц, чтобы вынудить какое-либо решение. Так они предлагали, чтобы через три или шесть дней старостильники согласились поминать в церквах новостильного митрополита. Мы, для краткости, опускаем все другие причины, которые принятие этого предложения сделали неприемлемым, и спрашиваем греческий народ: как было возможно переменить психологические предпосылки столь быстро, чтобы старостильник, который до того дня считал митрополита, от которого много терпел, своим действительным врагом и гонителем, согласился считать его своим председателем и другом? Мы, по крайней мере, не нашли такую волшебную палочку. Зря мы искали установленный срок… [дополнительное время]” (там же).

1951: 24 марта, находясь под домашним арестом, скончался “флоринский” епископ Герман Кикладский.

1951: В апреле Ленинградский уполномоченный Совета по делам РПЦ А.И. Кушнарев с явным недовольством писал председателю Совета: «…(протоиерей. ред.) Верюжский, б.настоятель храма «Воскресения на крови», был репрессирован в свое время, как заядлый иосифлянин, и по возвращении в Ленинград ни разу не служил, продолжая оставаться враждебным Советской власти и, не желая участвовать в богослужениях, на которых за Советскую власть молятся. Несмотря на это, или в уважении к этому, патриархия всячески поддерживает Верюжского. Ему дали в Москве ученую степень доктора богословия, первую в Советском Союзе, его усердно желали продвинуть профессором в ЛДА, и только несогласие властей воспрепятствовало этому протежированию… В Москве насчет кафедры Византологии и истории славянских церквей начали действовать очень осторожно. Сначала, отдельным решением открыли с осени 1951 года кафедры этого предмета… Потом… стали подыскивать формулу, как протянуть в Академию Верюжского так, чтобы власть это проглядела и пропустила. Выход был найден во временном назначении Верюжского… Таким образом, Верюжский собирается читать лекции» (ЦХСД, ф.5, оп.16, д.650, л.18. Цит. по Шкаровскому).

1951: 19 апреля состоялся Собор Епископов Польской Православной Автокефальной Церкви, посвященный делу окончательного урегулирования канонического устройства этой Церкви, а именно, замещения вдовствующей в течение 3-х лет митрополичьей кафедры.

Собор епископов пришел к заключению, что “Члены его, в сознании особой важности переживаемого момента и Ответственности пред Богом, Церковью и Родиной, не чувствуют себя в силах нести тяжелые обязанности, какие ожидают будущего Митрополита и кормчего корабля Православной Церкви в Польше, и не находят ни в своей среде, ни среди духовенства и верующих Польской Автокефальной Православной Церкви достойного кандидата на столь ответственный пост”.

В своем определении Собор епископов Польской Церкви подчеркивал, что “История Церкви свидетельствует, что в подобного рода нуждах поместные Церкви обращались с просьбой о помощи к братским Церквам” и что “Наша (Польская) Церковь, являющаяся плотью от плоти и костью от кости Церкви Русской, в настоящей своей нужде естественно, должна обратиться за помощью к Церкви-Матери, в уверенности, что Св. Автокефальная Русская Церковь не откажет в удовлетворении просьбы нашей Церкви и окажет ей помощь”.

На основании вышеизложенного, Св. Собор Епископов Св. Автокефальной Польской Православной Церкви, определением своим, от 19 апреля 1951 года за №16, постановил:

“1. Обратиться к Святейшему Патриарху Московскому и всея Руси с просьбой о предоставлений канонического разрешения лицу, состоящему в духовном сане, достойному занятия митрополичьей кафедры и поста Первого Епископа и Главы Церкви, на переход в юрисдикцию Польской Автокефальной Православной Церкви, — лицу, в меру возможности, хорошо знакомому с своеобразным укладом церковно-религиозной жизни в Польше (с традициями, обычаями), к которому православный на — род нашего края привык в течение веков.

2. С этой целью направить в Московскую Патриархию в ближайшее время специальную делегацию, во главе с Председателем Собора — Высокопреосвященнейшим Архиепископом Тимофеем, в составе: Преосвященнейшего Епископа Михаила и протоиерея Владимира Вежанского.

3. Уполномочить Заместителя Митрополита Польской Автокефальной Православной Церкви Высокопреосвящен-нейшего Архиепископа Тимофея предпринять необходимые шаги к соорганизованию выезда делегации 10 мая 1951 года”. (К. Свитич… ЖМП, №8, 1951 г.).)

1951: 15 июня состоялось постановление Московского патриарха и Св. Синода за № 3, гласившее:

“Во внимание к ходатайству Собора Епископов Братской Польской Церкви, отпустить в юрисдикцию Польской Автокефальной Православной Церкви Преосвященного Архиепископа Львовского и Тарнопольского Макария”. Вновь назначенный глава Польской Церкви архиеп. Макарий прибыл в Варшаву в конце июня. (К. Свитич…)

1951: 8 июля в Варшавском кафедральном соборе архиеп. Макарий был возведен в митрополиты Варшавские и всея Польши.

1951: 12 июля еп. Женевским Леонтием (Бартошевичем) и еп. Брюссельским и Западноевропейским Нафанаилом (Львовым) архим. Виталий (Устинов), буд. первоиерарх РПЦЗ, был хиротонисан в сан епископа Монтевидеоского и назначен в Бразилию, в качестве викария архиепископу Феодосию (Самойловичу), проживавшему в Сан-Пауло.

В слове при наречении во епископа он отмечал: «Господь призывает меня служить в апостольском чине Его святой Церкви. Но в каких условиях живет Она!.. Мир, в котором так сиротливо живет теперь Православная Церковь, утратил свою духовную девственность. Лжеучители и лжехристы обтекли всю подсолнечную и каждому народу рассказали о Христе по своим лжеучениям, так что осталось только одно имя Спасителя, которым они прикрывают вымышленного Христа, и в нашей ревности мы почти вправе воскликнуть: лучше было бы им совершенно ничего не знать о Христе, ибо научать легче, чем переучивать… Вот перед какими трудностями стоит наше епископство Православной Русской Зарубежной Церкви. И на этот крестный путь архиерейства вступаю и я…» (Митрополит Виталий, «Юбилейный сборник, США, 2001 г.). Следует заметить, что на хиротонии вл. Виталия присутствовал в облачении англиканский епископ Йорка (на фото крайний слева).

1951: Святитель Николай (Велимирович) поселяется в св. Тихоновском монастыре (Американская Митрополия) в Пенсильвании, где он провел последние 5 лет своей жизни, владыка помогал в св. Тихоновской семинарии сначала в качестве преподавателя, затем декана и наконец ректора.

1951: 23 июля в Троице-Сергиевой Лавре предстоятели пяти автокефальных Православных Церквей обратились к христианам всего мира с призывом о мире:

“…мы, Предстоятели Поместных Православных Церквей — Антиохийской, Русской, Грузинской, Румынской и Болгарской, собрались в сердце русского Православия на празднование памяти Преподобного Сергия Радонежского, дабы испить от источника его святости, и здесь, переживая в ‘единении духа’ грозную тревогу нашего времени, нашли необходимым обратиться к христианам всего мира с новым пламенным призывом: умножить свои усилия в деле защиты мира во всем мире и повседневным исполнением долга веры и совести, любви и разума сделать невозможным вторжение в нашу жизнь ада новой мировой войны. Всем известно, как серьезно обострилось международное положение, угрожая миру гибельными последствиями. Ужасный пожар ожесточенной брани в Корее истребил более миллиона человеческих жизней и совершенно разрушил благополучие мирного корейского народа. Такая же убийственная гроза собирается и над остальными народами. Она сгущается по мере того, как агрессивные государства — во главе с США — вооружаются, обрекая народы на бедствия нищеты в настоящем и на поголовное истребление в будущем. Неслыханная тяжесть скорбей уже готова обрушиться на человечество.

Но угрожаемые бедствиями люди, во имя правды, справедливости и свободы, стремятся сложить с себя узы угнетения, бесправия и расового неравенства. Они усиливаются сбросить с себя и тяжелейшие узы вооружений, приближающих войну, и требуют заключения Пакта Мира между великими державами. Миллионы подписей под этим требованием, умножаясь с каждым днем, превращаются в могучую силу, грозную для замышляющих злое, и свидетельствуют о том, что люди доброй воли, в совершаемых ими делах освобождения, идут навстречу Царству Мира и хотят, чтобы ‘оно наступило здесь, а не в каком-то отдаленном месте, сейчас, а не в какие-то отдаленные времена’… Поэтому мы, обращаясь к отсутствующим среди нас Предстоятелям Константинопольской, Александрийской, Иерусалимской, Элладской, Кипрской, Сербской, Албанской и Польской Православных Церквей, выражаем глубокую уверенность в их благословениях такому святому предприятию, как взаимное обязательство великих держав решать все вопросы международной жизни мирным путем.

Сие совершится в ожидаемой полноте, если христиане всех исповеданий, вместе с нами, проникнутся сознанием великой ответственности за судьбы мира и примут единственно верное решение — пойти навстречу ‘стремлениям миллионов людей во всем мире, каково бы ни было их мнение о причинах, порождающих опасность мировой войны’, и ‘поддержать требование о заключении Пакта Мира, открытого для всех государств’…” (ЖМП, №8, 1951 г.).

1951: 8 октября по просьбе Св. Синода и Экзаршего Совета Православной Церкви в Чехословакии патриарх Московский Алексий I и Священный Синод Русской Церкви дали предварительное согласие на автокефалию Православной Церкви в Чехословакии. К 23 ноября все архиереи Русской Православной Церкви прислали свои подписи под этим постановлением Священного Синода. В этот день в Московской Патриархии был подписан следующий акт: «Русская Православная Церковь, в лице Патриарха Московского и всея Руси Алексия и всего освященного Архиерейского Собора, во внимание к ходатайству Собора Православной Церкви в Чехословакии, дарует сей Церкви, бывшей доселе Экзархатом Московской Патриархии, автокефалию. Русская Православная Церковь единым сердцем молит Небесного Пастыреначальника Господа нашего Иисуса Христа, да подаст Он Свое Божественное благословение юнейшей сестре в семье Православных Автокефальных Церквей, Церкви Чехословакии и да увенчает Он ее вечной славой. Алексий, Патриарх Московский и всея Руси. 23 ноября 1951 г». Торжество провозглашения автокефалии Чехословацкой Православной Церкви и интронизация избранного 2 октября 1951 г. Собранием Экзархата первого Предстоятеля Церкви — митрополита Елевферия состоялись в кафедральном храме г. Праги 8 и 9 декабря с участием представителей автокефальных Церквей Антиохийской, Русской, Грузинской, Румынской, Болгарской и Польской. Делегация Албанской Православной Церкви, задержавшаяся в пути, прибыла только для поздравления со свершившимся событием (К. Е. Скурат. История Поместных Православных Церквей). Константинополь не признал этой автокефалии, считая что Русская Церковь не имеет право на ее дарование, т.к. со времен свв. Кирилла и Мефодия Чешская Церковь находилась в юрисдикции Конст-ля.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий