На пути к утверждению концепции «Москва – Третий Рим»

За религиозными обвинениями – политика?

Наверняка, будь в этой внешне религиозной борьбе хотя бы минимальный ущерб для позиции Ивана III, он моментально расправился бы с оппозицией. Тем более что на фоне происходящего московский князь пытался укрепиться на международном поле.

В том же 1490 г. «посолъ пріиде отъ короля Римского Максимьяна» Юрий Делатор (Георг фон Турн) «о любви и о дружбъ и о братствъ». Речь идет о депутатации по линии короля Германии (римский король) Максимилиана I, прибывшей для переговоров о заключении договора с Иваном III. Тот, предоставив добро, вскоре направил в Германию посланников в целях «взяти съ нимъ любовь и докончанье»(7/а).

Договор ожидаемо был скреплен, т. к. возник он не спонтанно. Дело в том, что в 1490 г. несколько европейских стран нацелились на борьбу за вакантный венгерский престол. Среди претендентов находились (в т. ч.) Максимилиан и сын короля Польши Казимира IV (он же — Великий Литовский князь) Владислав Ягеллон. На фоне назревавшего противостояния в Европе Иван III рассчитывал расправиться с Литвой, лишаемой польской поддержки из-за втягивания Польши во внутриевропейские «разборки». Посему обе стороны оказались заинтересованы в заключении договора, несшего фактически антипольскую направленность.

Вместе с тем, с 1487 г. Москва и Литва находились в состоянии пограничной войны, и со смертью Казимира, последовавшей в 1492 г., ситуация в приграничьи обострилась. В 1494 г. «забыв договоры и крестное целование, заключенные» с Казимиром IV, Иван III организовал военное наступление на Литву, завоевав "немало городов и волостей"8.

Успехи Москвы привели к заключению выгодного для ней договора о дружбе и взаимопомощи с Литвой. Документ зафиксировал отказ ВКЛ от притязаний на Новгород и некоторые другие территории. Политическим завоеванием Ивана III можно назвать согласие литовцев с принятым им на себя титулом «Государь Всея Руси».

Как раскрывает в этой связи российский исследователь Сергей Панасенко (Михалкин), в XV веке существовало три Руси: 1) Северо-Восточная Русь, состоявшая из множества княжеств, из них самое крупное и влиятельное Великое княжество Владимирское (центр Москва), которое историки ошибочно (по более позднему титулу) называют Русью; 2) собственно Русь, находившаяся под властью Литвы, по названию столицы называемая «Киевской Русью» (в состав Литвы также входили Белая и Черная Русь); 3) Русское королевство или Галицко-Волынское княжество (в немецких источниках Галиция и Лодомерия, в латинских — Рутения, то есть Русь), принадлежавшая Польше. Провозгласив себя господарем (великим князем) Всея Руси Иван III, фактически, предъявил претензии на чужие владения9.

В то же время, внешнеполитическая активность Ивана III не ослабляла его контроль за внутренней ситуацией в государстве. Посему, все-таки, не представляется, что фактор «жидовствующих» нес в то время какой-то значимый антивластный оттенок, ослабляя Московское княжество. Но, будучи грамотным политиком, Иван III не мог не видеть за конфессиональными спорами (религиозными силами) политическую борьбу во властных эшелонах. Вполне очевидно, что раз «еретики» довольно вольготно чувствовали себя в Москве, за ними стояли весомые политические круги. Отдельными мазками просматривается, что в определенной степени «еретики» «крышевались» сторонниками внука Ивана III, Дмитрия, после смерти отца (сына правителя от первого брака) ставшего наследником Московского княжества. Их оппоненты же чувствовали «зеленый свет» для своей деятельности со стороны другого сына Ивана III, Василия, и Софии Палеолог.

Но если окружение Ивана III разделилось по признакам поддержки той или иной партии во власти, он сам явно стоял над всеми, с высоты своего могущества принимая решения, выгодные ему на определенном этапе. Так, в 1498 г. он предоставил добро на венчание Дмитрия на великое княжение, что, безусловно, вызвало недовольство Софии и Василия, вследствие попытки антиивановского заговора оказавшихся в опале. Но лишь на время, потому что коронация Дмитрия оказалась символической.

Согласно Псковской летописи, в 1499 г. правитель «пожаловалъ» Василия «Новымъгородомъ и Посковомъ», т. е. посадил там на княжение. И через него «поималъ» в Новгороде "вотчины церковные и роздалъ дътемъ боярскимъ въ помъстье, монастырскiе и церковные, по благословенiю Симона митрополита"10. Т. е. посредством сына и заступившего на место Зосимы митрополита Симона он завершил окончательный этап секуляризации в Великом Новгороде. После же заточения Дмитрия и его матери под стражу, в 1502 г. Василий был посажен на великое княжение Владимирское, Московское и всея Руси самодержцем, став соправителем Ивана III.

Происходило это унисонно очередной войне с Литвой, завершившейся в 1503 г. заключением между государствами Благовещенского перемирия (сроком на 6 лет), однозначно укрепившего позиции Московского княжества. Иван III заполучил огромную территорию, охватывающую верховье Оки и Днепра с Черниговым Гомелем и др. (Литва лишилась около трети своих владений).
После чего уже ничто и никто не мешал ему разгромить одну из политических сил в государстве — под прикрытием инициированной акции против «жидовствующих». Церковный Собор 1504 г. однозначно и бесповоротно осудил «еретиков», многие из которых подверглись сожжению.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий