На пути к утверждению концепции «Москва – Третий Рим»

Вокруг секуляризации

В то же время, ряд исследователей говорят о незавершенности Иваном III одного проекта, планировавшегося им к разрешению.

Как известно, с присоединением Новгорода Иван III изъял в свою пользу свыше половины земельных владений новгородских монастырей, постепенно лишая собственности почти все церкви. Аналогично он намеревался поступить и с московскими церковными владениями.

Весьма симптоматично, что и в этом вопросе проявились значительные политические веяния. Так, идеологическим рупором секуляризации фактически стала группа, возглавляемая Нилом Сорским — основателем на Руси скитского жительства (жилище отшельника, самостоятельное или структурно выделенное в монастыре). Вследствие призывов членов группы против «стяжания» церковью земель и другого имущества, они получили наименование «нестяжатели». Нередко Нила Сорского относят к числу «жидовствующих», т. к. они ратовали за отчуждение церковной собственности светскими властями. Крупнейший специалист в области истории древнерусской литературы Владимир Кусков считает очевидным одобрением «еретиками» принятых Иваном III мер "по отношению к новгородскому боярству и высшему духовенству"11.

В свою очередь, открыто активное сопротивление этой политике Ивана III оказали ведомые архиепископом Геннадием борцы с «еретиками», выступившие против повторения в Москве проведенных антицерковных акций в Новгороде. Эта группировка фактически являлась сторонником сохранения за монастырями крупных земельных наделов, собственности, пытаясь приблизить роль церкви к системе политической власти в государстве. Т.е. фактически пробивалось становление церкви в качестве самостоятельной влиятельной силы. Причем эта линия продвигалась (в т. ч.) идеологически. Например, монах Вениамин, о котором говорилось выше, утверждал о превосходстве духовной власти над светской: «По апостольскому учению паче подобаеть повиноватися богови, неже человеком, мирьстии бо властели человеци суть: тело отняти могуть, души же ни». Вслед за чем, рассматривая аспект «святотатьства», он формулировал, что "по учителем убосвятым насилствовати или отняти вещи церковные и насилствуяй и отимаяй стяжаниа церковная нарчется святотатець"12.

Ни более, ни менее. Адресат конкретизации, безусловно, однозначно высвечивался в образе никого иного, как Ивана III.

Нередко ряд экспертов утверждают об отражении внутриполитической борьбы на этот счет на Соборе 1503 г., где Геннадий, вкупе с Иосифом Волоцким, решительно воспротивился планам Ивана III упразднить монастырское землевладение. Правда, соборного постановления по этому апекту не обнаружено (в отличие от других вопросов, обсуждавшихся на форуме), да и летописи обошли молчанием сей ракурс. В этом контексте целесообразно признать факт достижения к тому времени Иваном III такого уровня могущества, что он мог пробить любое решение с свою пользу. Следовательно, если вопрос о церковном имуществе и обсуждался на соборе, то, скорее всего, в рамках других, в частности, «О ставленнических пошлинах».

К слову, утверждается, что лишение Геннадия Новгородского в 1504 г. кафедры произошло как раз за неисполнения постановления собора о невзимании ставленнических пошлин. Правда, по сообщению Софийской второй летописи, «Генадеіі архіепископъ Великаго Новагорода и Пскова остави престолъ своіі за немощь», после чего "пребысть въ монастыри у Михаилова Чюда на Москвъ полтретья году, ту и преставися"13.

Как бы то ни было, «жидовствующая ересь» потерпела поражение и в вопросе церковной собственности. Конечно, исчезновение с политического поля «еретиков» расчищало путь для стабильности государства, в которой нуждался преемник Ивана III — Василий. Наверняка, отец намеревался передать сыну управление расширившимся Московским княжеством, функционировавшего бы без особых «разброда и шатаний». Посему вместе с религиозными деятелями были лишены жизни и ряд политических фигур, противников Василия и Софьи.

Что касается Геннадия, его след в истории сохранился в общепринятом наименовании первой полной славянской Библии на Руси — «Геннадиевская Библия», несущей на себе, по словам знаменитого русского и украинского историка Николая Костомарова, "сильный отпечаток влияния латинского текста"14.

Страницы: 1 2 3 4

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий