Нравы первых христиан

Редактор: Епископ Александр (Милеант).

Иерусалимская Церковь

Намереваясь описывать нравы первых христиан, мы, во-первых, остановимся на тех, которые слышали учение от самих апостолов и находились под их руководством в Иерусалимской Церкви, которую Иисус Христос собственными руками заложил на основании Синагоги и которая была не только образцом, но и материалом последующих церквей в разных странах. Вот, как Священное Писание описывает настроение и жизнь этих первенствующих христиан:

«Они постоянно пребывали в учении Апостолов, в общении и преломлении хлеба и в молитвах... Все же верующие были вместе и имели все общее. И продавали имения и всякую собственность и разделяли всем, смотря по нужде каждого. И каждый день единодушно пребывали в храме и, преломляя по домам хлеб, принимали пищу в веселье и простоте сердца, хваля Бога и находясь в любви у всего народа... У множества же уверовавших было одно сердце и одна душа; и никто ничего из имения своего не называл своим, но все было у них общее... Не было между ними никого нуждающегося; ибо все, которые владели землями или домами, продавая их, приносили цену проданного в чем кто имел нужду... Руками же Апостолов совершались в народе многие знамения и чудеса; и все единодушно пребывали в притворе Соломоновом. Из посторонних же никто не смел пристать к ним, а народ прославлял их. Верующих же более и более присоединялось к Господу, множество мужчин и женщин» (Деян. 2:42-47; 4:32-35; 5:12-14).

Здесь христианам приписывается учение, молитва, причащение Святых Тайн, единомыслие, общительность, благодушие внутреннее, почтение, слава и любовь со стороны народа. Церковь Иерусалимская состояла из мужчин и женщин, разного возраста и звания, и в краткое время стала очень многочисленной. Известно, что 3000 душ обратилось при первой проповеди апостола Петра и 5000 — при второй; не раз упоминается, что число верующих возрастало со дня на день; а св. Иаков удостоверяет, что таких было несколько десятков тысяч (Деян. 21:20). Большая часть из них вела брачную жизнь, жили они отдельно друг от друга, ибо представляются преломляющими по домам хлеб (Деян. 2:46), т.е. благословляющими и разделяющими между собой Святое Причастие. При всем том жили на общем иждивении, обращая все свои имущества в деньги, которые апостолы, впоследствии семь диаконов раздавали каждому, смотря по его нуждам, с такою верностью и благоразумием, что между ними вовсе не было бедных.

Итак, вот разительный пример того равенства в стяжаниях и той общительности, в которых древние законодатели и философы полагали вернейшие средства сделать людей счастливыми, хотя не могли привести их в исполнение. Все они ясно видели, что для образования совершенного общества надлежало изгнать из него частные выгоды, препятствующая духу любви; но их усилия привлечь к тому людей, и способы их в том удостоверить, оставались без успеха. Для сего нужна была благодать Иисуса Христа, которая одна может претворить сердца и исправить поврежденное естество человека.

Главною причиною общительности между Иерусалимскими христианами была любовь, делавшая их всех братьями и сестрами и соединявшая как бы в единое семейство, где все дети пользуются одними благами под надзором отца, который, питая ко всем равную любовь, не допускает, чтобы они терпели нужду. Они всегда имели пред глазами заповедь о взаимной любви, которую Иисус Христос повторял столько раз, особенно в навечерии Своего страдания, когда Он изрек даже, что по этой-то любви можно будет распознавать Его учеников (Иоан. 13:35). Ученики стремились исполнить заповедь Спасителя — об отречении от всякой собственности — не только в расположении сердца, но и на самом деле, следуя совету: «Если хочешь быт совершенным, пойди, продай имение твое и раздай нищим; и будешь иметь сокровище на небесах» (Мате. 19:21). Ибо гораздо легче не привязываться к тому, от чего мы решительно уже отказались, нежели к тому, чем мы еще обладаем. Притом же им известно было предсказание Спасителя о разрушении Иерусалима и самое время для сего Им назначенное, именно прежде, нежели «прейдет род сей» (Мате. 24:34). Посему они ничего не хотели иметь, что бы их привязывало к сему несчастному городу и к сей земле, которая должна была обратиться в пустыню.

Таким образом в первой Иерусалимской Церкви мы видим чрезвычайный пример достойный подражания и средство к обращению всех неверных. Весьма вероятно, что каждый из христиан Иерусалимских занимался каким-нибудь рукоделием по примеру Иисуса Христа и апостолов, ибо кроме того, что это служило надежным средством к пополнение издержек, мы не можем придумать лучшего и благороднейшего для них занятия.

Сказано, что верующие пребывали в учении апостолов, т.е. постоянно занимались наукою спасения, то слушая апостолов, которые беседовали с ними всенародно и наедине и сообщали все слышанное ими от Господа, то читая Св. Писание и объясняя в нем одни места другими. Сказано, что они пребывали в молитве и каждый день ходили в храм для собрания в притворе Соломоновом и для единодушного там молитвословия. Пример свв. Петра и Иоанна, шедших в храм на молитву в 9-м часу (Деян. 3:1) заставляет думать, что они тогда соблюдали те же часы молитв, какие Церковь соблюдает доныне. Вообще по наружности они жили подобно Иудеям, исполняя все обряды, законы и принося даже жертвы (Деян. 21:26), что продолжалось ими до падения храма, и сие-то на языке отцов означало «с честью погрести синагогу.»

После молитвы, Писание отмечает преломление хлеба, под коим здесь разумеется Евхаристия. Таинство сие совершалось не в храме, где христиане среди Иудеев не имели свободы, но в частных домах, в присутствии одних верных, и завершалось, подобно жертвам мира, пиршеством, коего употребление долгое время сохранялось между христианами под именем агапы, означающим любовь. Сказано, что они принимали пищу с веселием в простоте сердца. Подлинно все верующие в то время были настоящие дети по своему смирению, невинности и бескорыстию. Оставляя блага и мирские надежды, они отдаляли от себя причину житейских забот и печалей; и занимались единственно ожиданием Царствия Христова, которое почитали весьма близким. После этого, если мы не можем без удивления читать краткое повествование, оставленное нам Писанием, об этой первенствующей Церкви, то нет ничего удивительного, что она находилась в такой любви и почтении у тех, кто были ее очевидцами. Она существовала в Иерусалиме в продолжении почти 40 лет под присмотром апостолов и, преимущественно, св. Иакова, своего епископа, до того времени, как верные, видя приближающуюся казнь этого несчастного города, сообразно с предсказаниями Спасителя (Мате. 24:15), отделились от неверных Иудеев и удалились в небольшой город Пеллу, где и пробыли благополучно во время осады Иерусалима (Евсевий Кесарийский, «История Церкви»; Епифаний, «Против ересей»).

Впрочем, окончательный, как выражались отцы, «развод» Церкви Христовой с Иудейской последовал вслед уже за окончательным разорением Иерусалима, случившемся при императоре Адриане, ибо до того времени, как видно из истории, Иерусалимская Церковь имела епископов обрезанных и родом Иудеев (Евсевий, «История...»; Северин Сульпий) — обстоятельство, которое побуждает думать, что и большая часть их паствы состояла также из Иудеев и соблюдала законные обряды. Но с сих пор мы не примечаем там более христиан иудействующих по той причине, что иудеям запрещено было жить в новом городе Елии, выстроенном на месте Иерусалима (Евсевий, «История...»). Те из них, которые, выйдя из Иерусалима, продолжали держаться иудаизма, уже почитаемы были еретиками.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10 11

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий