О мнимом повороте Сталина к православной церкви

Инициаторами гонений при таком подходе становились не только и не столько карательные органы (местные ЧК), но практически все органы советской власти (различного рода советы, исполкомы, президиумы, земельные комитеты, ревкомы), а также направлявшие их деятельность партийные организации. Многочисленные жалобы верующего населения с мест на антирелигиозный произвол властей в большинстве случаев игнорировались Центром. В архивах немало ярких примеров подобного рода. Монахини Коломенского женского монастыря после Октября 1917 г. получили возможность жить в виде женской трудовой коммуны, но она просуществовала недолго. В августе 1919 г. Коломенский горисполком произвел обыск-разграбление в монастыре, запечатал его помещения. Монахини 19 августа направили коллективное письмо Ленину. «Все почти монахини крестьянского сословия, живущие своим трудом — рукоделием. Зачем же их обирать и стеснять? Вы пишете, что рабоче-крестьянское правительство не вмешивается в дела веры, но верующим жить не даете. Просим возвратить все взятое в нашем монастыре». Монахини заметили, что в монастыре продолжаются обыски и все имущество продолжают расхищать и вывозить. Какова же была реакция высшей власти на эту слезную просьбу трудящихся? Письмо попало к Бонч-Бруевичу, который написал на бумаге краткое и выразительное: "В архив"26.

3 сентября 1919 г. около 400 сестер Серафимо-Девеевского женского монастыря отправили жалобу на имя Бонч-Бруевича. Нижегородский губернский земельный отдел отнял у общины из 1600 человек всю монастырскую землю (91 дес.) вспаханную сестрами, за отсутствием конфискованного ранее скота, «на себе» (то есть запрягаясь вместо лошадей)27. Реакции СНК, Ленина не последовало никакой. Позднее и сестер из монастыря выкинули и он был закрыт.

Главным актом, на котором власти основывали свои антицерковные и антирелигиозные действия, оставался никогда не отмененный Декрет об отделении церкви от государства 1918 г., а не мифические «указания».

По отношению к православному духовенству политика большевистской власти не была направлена на его тотальное физическое уничтожение, как пытаются внушить обществу авторы фальшивки. В 1920-х годах не меньшее значение, чем массовым репрессиям, придавалось тактике раскола церкви изнутри с целью разрушения ее канонических структур. Для этого использовались группы лояльных к власти представителей духовенства, которые становились объектами манипуляций. Подобные задачи и в 1930-е годы выполнялись силами ВЧК-ОГПУ-НКВД, что было бы совершенно невозможно, если бы перед ними стояла задача «повсеместного» уничтожения духовенства. Глава советских карательных органов Дзержинский, на имя которого Ленин якобы отправил зловещее «указание», писал своему заместителю М. Я. Лацису 9 апреля 1921 г.: "Мое мнение — церковь разваливается, этому надо помочь, но никоим образом не возрождать в обновленческой форме. Поэтому церковную политику развала должен вести ВЧК, не кто-либо другой"28. Дзержинский не раз демонстрировал гибкость в методах борьбы с церковью. 11 марта 1921 г. он издал циркуляр о порядке ликвидации Московского объединенного совета религиозных общин и групп за якобы «контрреволюционную деятельность». Он при этом ориентировал чекистов на борьбу с теми религиозными обществами, которые «под флагом религии открыто ведут агитацию, способствующую развалу Красной армии, против использования продовольственных разверсток и тому подобного». И вместе с тем предписывал работникам ЧК: "К общинам, не приносящим вреда пролетариату, должно проявлять отношение самое осторожное, стараясь не раздражать религиозные объединения, не руководимые каким-либо контрреволюционным центром, каким оказался Московский объединенный совет. При проведении циркуляра строго воздерживайтесь от каких-либо мероприятий, могущих возбудить нарекания на агентов нашей власти в смысле... стеснения чисто религиозной свободы"29. Этот реальный источник противоречит утверждению об ориентации ВЧК на «повсеместное» уничтожение духовенства.

Известен действительный документ, циничное письмо Ленина В. М. Молотову от 19 марта 1922 г. об использовании обстановки голода для удара по церкви, как идеологическому противнику30. Разумеется, авторы фальшивок использовали широкую известность именно этого письма, как факта крайнего политического цинизма и мизантропии, чтобы попытаться выстроить в сознании людей ложный псевдоисторический ряд — раз Ленин призывал к гонениям в 1922 г., то можно поверить, что он призвал к тотальному разгрому церкви еще в 1919 г., и т.д.

Таким образом, даже если отвлечься от архивных и делопроизводственных деталей, доказывающих подложность так называемого «указания Ленина от 1 мая 1919 г.», подобный документ вообще не мог появиться на свет, так как он не вписывается в реальную картину гонений за веру и антицерковных акций советского государства в 1918 — 1923 годы. Нормативные акты, которыми обосновывались гонения на церковь, преследования и ограничения в правах верующих, хорошо известны в историографии: декрет об отделении церкви от государства и школы от церкви от 20 января 1918 г., лишавший церковь права собственности и юридического лица; майское 1918 г. решение о создании «ликвидационного» отдела Наркомюста; инструкция Наркомюста от 30 августа 1918 г., лишавшая церковь прав миссионерской, благотворительной и культурно-просветительской деятельности (дальнейшие документы воспроизводили эти положения); постановление Политбюро ЦК бКП (б) «О мерах по усилению антирелигиозной работы» от 24 января 1929 г.; постановление Политбюро ЦК от 28 февраля 1929 г. об изменении статьи Конституции РСФСР, лишавшем верующих права «религиозной пропаганды» при сохранении свободы пропаганды атеистической (перешло и в «сталинскую» Конституцию СССР 1936 г.); постановление ВЦИК и СНК РСФСР «О религиозных объединениях» от 8 апреля 1929 г. с последующими инструкциями к нему; постановление ЦИК и СНК СССР «О борьбе с контрреволюционными элементами в руководящих органах религиозных объединений» от 11 февраля 1930 г. и др. Ни один из перечисленных антицерковных актов «де-юре» не был отменен Сталиным даже в период его так называемого «либерального» курса 1943 — 1953 гг., а в инструкции Совета по делам Русской православной церкви уполномоченным Совета на местах от 5 февраля 1944 г. воспроизведено большинство запретительных и ограничительных мер постановления «о религиозных объединениях» от 8 апреля 1929 года31.

Помимо перечисленных нормативных актов не следует забывать, что в марте 1919 г. на VIII съезде РКП (б) была принята Программа партии, обязательная для всех коммунистов и действовавшая, разумеется, весь период сталинского правления, с пунктом 13-м — о «полном отмирании религиозных предрассудков» в новом коммунистическом обществе. Партия должна была содействовать «фактическому освобождению масс от религиозных предрассудков», при этом требовалось "избегать всякого оскорбления чувств верующих, ведущего лишь к закреплению религиозного фанатизма"32. Программа партии и определяла тот антирелигиозный и антицерковный курс, который оставался неизменным на всех этапах существования советского государства до «перестройки», несмотря на различные тактические «приливы» и «отливы».

Итак, анализом источников устанавливается, что «указания Ленина от 1 мая 1919 г.» о борьбе с попами и религией не существовало, а приводимый в разных изданиях его текст является грубой фальшивкой, сочиненной специально для того чтобы «подкрепить» собой другую фальшивку, показывающую мнимую расположенность Сталина к церкви и «православно верующим» еще до войны.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий