Об одном опасном заблуждении, или Миф о XVII веке

Пармен Посохов, независимый публицист

Долгое время новоявленные украинские мифы существовали достаточно комфортно, на них толком не реагировали. Это привело к тому, что их создатели вошли во вкус, привыкли к собственной безнаказанности и стали расширять ареал мифотворчества, затрагивая при этом ближайших соседей.

Недавно, как радостно сообщил читателям «фрАзы» всем известный выдатный археолог, на украинском языке была переиздана огромным тиражом «Страна Моксель» В. Белинского. Ну, переиздана и переиздана. Тем более я не про «Страну Моксель» писать собираюсь. Но сам факт такого переиздания и масштабы тиража говорят о том, что тиражирование подобных поделок становится государственной политикой государства Украина, а это уже неизбежно вызывает адекватную реакцию. При этом, ни о какой политкорректности говорить уже не приходится, сами что называется нарвались. Поэтому я эту заметку делю как бы на две части. Первую я посвящаю свидомым почитателям таланта Владимира Белинского, а вторую адекватно мыслящей половине читателей.

Миф, о котором на сей раз идет речь, посвящен веку XVII. И вкратце его содержание заключается в том, что до присоединения к Российскому государству Украина была страной, которая развивалась наравне с Европейскими государствами, имела высокий уровень культуры и почти поголовную образованность. И эту самую культуру и образованность лучшие сыны украинского народа, такие как Стефан Яворский или Феофан Прокопович, передавали отсталым и невежественным полутатарам (или полумордве) москалям, перманентно пребывавшим в мракобесии, почти не знавшим книгопечатания и школ, что в невиданных масштабах практиковалось на Украине.

Миф, надо сказать, с намеком, что присоединение к Москве ничего хорошего не дало в конечном счете, кроме экономической отсталости, закрепощения, насаждения мракобесия и упадка культуры. Про плюсы и минусы присоединения к Москве поговорим чуть позже, а сейчас попробуем привести в чувство почитателей и распространителей сего мифа, продемонстрировав, как все это выглядело со стороны. Например, со стороны иностранцев, посетивших Украину в середине XVII века, как раз накануне…

Часть первая. Для свидомых читателей

В ней мы посмотрим, как выглядела Украина глазами посетивших ее иностранцев.

А иностранцы ее посещали и иногда даже записывали свои впечатления. Признаюсь сразу, на меня эти впечатления тоже произвели впечатление. Неизгладимое. Настолько, что решил я почтенную публику с некоторыми выдержками познакомить, ну и с моими комментариями, естественно, чтобы было доходчивее и понятнее.

Итак, очень интересные наблюдения мне посчастливилось прочесть у венецианца Альберто Вимина. Настолько интересные, что все «сомнения» в «правдивости» рассматриваемого нами мифа сразу же улетучились.

Начнем вот с этого утверждения:

«Страна эта называется Украиной, т. е. пограничье (вот уж открытие так открытие, а нам тут про Краину втирают — П.П.) на ее девственность указывает масса злаков, произрастающих в беспорядке и без обработки от тех зерен, которые попадают в землю после покоса или от ветра….жатва на засеянных нивах столь обильна, что крестьяне пренебрежительно относятся к этим дарам, которые приносит им благодатная почва. Я с трудом поверил бы подобному явлению, если бы не убедился собственными глазами и не видел на месте таких крупных и обильных зерном снопов, каких не получишь в других странах при самой тщательной обработки». (повезло так повезло, Западу на зависть – П.П.) …Не меньшее, чем в хлебе, замечается там изобилие в молочных продуктах, мясе и рыбе, благодаря массе пастбищ и множеству прудов…Кроме описанных выше богатств, благодатная почва доставляет жителям пренебрегаемые последними вкусные овощи, множество спаржи столь роскошной, что, на мой взгляд, она не уступит самым высоким веронским сортам,…... Там же растет лук и другие овощи; я пробовал ранее сорта фруктов, которые показались мне очень сладкими. И однако в стране столь плодородной не видно ни огороженных фруктовых садов, ни огородов с редкими сортами овощей, арбузами, артишоками, сельдереем, за исключением окрестностей Киева; вся забота козаков ограничивается сбором кочанной капусты, которую они или потребляют в свежем виде, или солят впрок иссеченною, как принято в Германии (вот мы и дошли до первого интересного момента, подтверждающего, что по части квашения капусты Украина не уступала, оказывается, Германии. – П.П.). Козаки сеют также большое количество огурцов, которые тоже солят и потребляют с хлебом или в качестве приправы к мясу и рыбе. Виноградников нет, но не потому, чтобы почва считалась неблагоприятною, а лишь вследствие отсутствия охоты в насаждении и уходу за ним (как это принято в Австрии и других странах, где зима чрезвычайно сурова), или же по небрежности к агрикультуре».

Какая там агрокультура и прочие трудоемкие процессы типа возделывания виноградников, оказывается при всем благодатном климате и уникальных почвах предки современных украинцев уделяли внимание лишь разведению огурцов и квашению капусты, то есть производству тех продуктов, которые по сей день относятся к разряду закуски. Это открытие привело у меня к появлению ужасной догадки, что казачки в массовом порядке были подвержены пороку, который свидомые любят приписывать исключительно москалям. И точно, ниже венецианец подмечает, что «…Но возвратившись домой (из военных походов – П.П.) они предаются беспрестанному пьянству, проводя в попойках целые дни и ночи, пока не погрузятся в сон под влиянием винных паров. Поэтому они не в состоянии скопить богатства и доставить себе комфорт, ибо все без остатка уходит на пьянство…».

Вот это да! Кто бы мог подумать, что пьянство не только истинно русское явление, но и украинское тоже. Нет, уважаемые, здесь Европой и не пахнет, Азия-с, дремучая Азия.

Беспробудное пьянство, помноженное на лень, дает только пренебрежение ко всякой агрокультуре и возделыванию уникальных черноземов.

«…Обычное занятие в этой стране — земледелие, но у козаков еще мало усердия к нему…».

Но, может быть, казачки преуспели в ремеслах?

Читаем дальше: «Не имеется других ремесл, кроме столярного, седельного, плотницкого и сапожного, хотя большею частью сапоги употребляются с подошвами из лубка и кожи, сшитых дратвою. Одежу изготовляют из конопли и грубой шерсти, которую расчесывают, деревянными гребнями. Купцов нет нигде, кроме Киева, где можно встретить лишь несколько торговцев плохой одежей (не нахожу слов, чтобы это прокомментировать – П.П.). …Козаки не заботятся о фабричном деле ни по селам, ни в городах. На столь обширном протяжении страны не видно каменных домов, исключая Киева: все это плохие хаты и, если не считать нескольких дворянских домов, по справедливости должны быть названы хижинами. Некоторые из них сплетены из древесных ветвей и помазаны белой глиной, другие сколочены из дерева. В этом козаки однако искусны, ибо для соединения и скрепы бревен не употребляют гвоздей. Да и вообще в доме не видно другого железа, кроме лишь у дверного запора и дверных же подвесок. Живут тесно, и зимою в одной и той же комнате помещаются люди и скот. Плохая домашняя утварь гармонирует с постройками, потому что, кроме ножа и горшка все в доме деревянное. Белье употребляется только для лечебных надобностей…»

А вот здесь не удержусь. Какая там к черту Европа? Вы где-нибудь читали, чтобы в какой-нибудь Франции пейсане зимовали в одном помещении со свиньями? Можно еще пройтись над видом петуха, взгромоздившегося на образа, но думаю, что хватит. И так все ясно.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий