Первый критик истории — иезуит Гардуэн

Jean Hardouin

Игорь Шумах (Цинциннати, США)

Вместо заключения.

Размер статьи не позволяет, провести анализ как конструировалась история на основании четырехтактной модели. Этот вопрос будет рассмотрен в другой работе. Но позволяет сказать, что иезуит Гардуэн прекрасно знал, что вся история сфальсифицированная. И он писал свои работы в соответствии с теми канонами по фальсификации истории, которые были в его время.

Топпер пишет: «После смерти ученого, последовавшей в 1729 году, научные баталии между его сторонниками и более многочисленными противниками продолжались.

Страсти накалили найденные рабочие записи Гардуэна, в которых он прямо именовал церковную историографию «плодом тайного заговора против истинной веры». Одним из главных «заговорщиков» он считал архонта Северуса (XIII век)». (Топпер,16) Тем самым, Гардуэн подчеркнул, что древняя история католической церкви была, но плохие архонты ХIII века, как Северус, фальсифицировали эти документы. Была внутрицерковная борьба, в результате которой появились фальсифицированные документы, которые отражают дискуссии о вере в ХIII веке. Фальсифицированные документы соборов необходимо просто рассматривать через призму искажения этих дискуссий. Тем самым, католическая церковь выбила аргументы возможной критики. А именно, был признан факт фальсификации документов Вселенских Соборов. Но сам факт существования Вселенских Соборов не подвергся сомнению. Древность истории католической церкви была сохранена. Поэтому католическая церковь абсолютно безболезненно после критики Гардуэна фальсифицированных материалов Вселенских Соборов ввела эту документацию в исторический оборот.

По Гардуэну, Вселенские Соборы были, но затем эти документы в результате религиозных дискуссий были подправлены, сфальсифицированы, так что возможно, они имеют не совсем первоначальный вид. Но, тем не менее, они отражают как-то реальность,
которая была. Ввиду того, что других документов просто нет, — то и эти хороши. Не большой грех.

Гардуэн считал, что труды Святого Августина фальсифицированные, истинности произведений которого не признавал. Трактаты Святого Августина впервые были изданы в Париже в 1689—1700 годах, в городе, где жил Гардуэн. Он вполне мог написать эти трактаты и затем их раскритиковать. Ведь Гардуэн сначала написал и опубликовал Плиния Старшего, а потом написал к нему комментарии. Повторился знакомый сюжет. Гардуэн доказывал, что трактаты подделка, а сам Святой Августин был. Лучше не придумаешь доказательства истинности того, что Августин был!

Гардуэн утверждал, что Иисус Христос и его апостолы должны были произносить своим проповеди на латыни. Он был уверен в том, что греческие переводы Нового и Старого Завета были сделаны много позже, чем считается церковью. Что же касается того, что древнюю Библию перевели на греческий позднее, чем официально заявлено — не большой грех. Библия была написана в древности, а то, что удревнили перевод древней книги — это не делает древнюю книгу моложе. Так ничего страшного тоже нет.

Евангелисты не говорили по латыни, а говорили по — гречески, конечно, факт. Но факт, который ничего не меняет. Энциклопедия кругосвет пишет: «Язык, на котором написаны все 27 книг Нового Завета, – койне, общегреческий язык той эпохи. Эта форма греческого языка, хотя и лишенная утонченной изысканности классического греческого языка 5–4 вв. до н.э., была знакома почти всему населению Римской империи, к которому обращались первые христианские миссионеры с проповедью Евангелия. Наиболее литературным языком – с точки зрения синтаксического строя и используемой лексики – написаны Послание к Евреям и две книги, принадлежащих Луке – Евангелие от Луки и Деяния апостолов. К числу книг, наиболее сильно отклоняющихся от стандартов аттического диалекта и приближающихся к разговорному греческому языку, относятся Евангелие от Марка и Книга Откровения. Кроме того, поскольку все авторы, представленные в Новом
Завете, до того, как стать христианами, были либо евреями, либо обращенными в иудаизм язычниками, вполне естественно, что на их греческий койне накладывало свой отпечаток знакомство с Септуагинтой, греческим переводом еврейской Библии». (ЭК)

В книге об античной нумизматике"Nummi antiqui populorum et urbium illustrati" (Paris, 1684), Гардуэн писал, что многие античные монеты поддельные, но есть и настоящее. Топпер пишет: «Труды Гардуэна по нумизматике, его система распознавания фальшивых монет и ложных датировок признаны образцовыми и используются коллекционерами и историками во всем мире». (Топер,17)

Впервые научные исследования Древней Греции произвел французский филолог и археолог Бернар де Монфокон, который сменил сутану монаха на мундир офицера, а затем, уйдя в отставку, отправился путешествовать в Грецию в 1697 году, находившуюся под властью турок, и собрал там большую коллекцию античных древностей. Свои находки и впечатления, он опубликовал через двадцать лет в десятитомном сочинении: «Античный мир, объяснённый и представленный в иллюстрациях». Получается, что отец Гардуэн уже знал о Древней Греции до первых научных исследований этого вопроса. Этот факт ставит под сомнение авторство Гардуэна.

Но еще больше ставит под сомнение труды отца нумизматики аббата иезуита Экеля (I. Eckhel, 1737 -1798), который привел первую систему классификации греческих и римских монет. «Его «Doctrina Numorum Veterum» послужила краеугольным камнем для всех последующих сочинений по древней нумизматике, и даже теперь еще не утратила своего значения. Экель разделил все известные в его время античные монеты на чеканенный автономными городами, отдельными народами и царями (numi urbium, populorurn, regum). Римские монеты, в свою очередь, он делит на два главных отдела, республиканских и императорских, а последние еще на два класса — западной и восточной Римской империи. При расположении автономных монет им принять порядок географический, начиная с крайней западной части Европы, Португалии (Лузитании), идя на восток, через Азию, и кончая наиболее западной частью Африки, Мавритании. Города каждой провинции расположены в алфавитном порядке; монеты, выбитые на островах, описаны тотчас же за монетами близлежащих материков. За городскими автономными следуют монеты царей, властвовавших в тех же городах; но последние расположены уже в хронологическом порядке. Римские монеты республиканские или так называемые консульские расположены у Экеля по фамилиям монетных триумвиров, ставивших у римлян, во время республики, свои имена на государственной монете. Наконец, монеты императоров западной и восточной римской империй расположены в хронологическом порядке. Монеты, выбитые греческими городами под римским владычеством, хотя бы и с портретами цезарей, отнесены Экелем к классу греческих. Эта система, заканчивающая отдел античных монет римских последним императором Византии, чеканившим монету — Иоанном VIII (ум. 1448)».(ЭБЭ) Без появления исследования Экеля появления труда Гардуэна просто невозможно. Поэтому вполне возможно, что отец Экель от имени отца Гардуэна написал книгу о нумизматике. Образ иезуита – правдолюбца истории Гардуэна является идеологическим символом католической церкви.

Гардуэн утверждал, что многие произведения античных писателей написаны в средние века, но в тоже время, есть и произведения, которые непосредственно принадлежат античности. Это произведения Цицерона, сатиры Горация, «Георгики» Вергилия и «Естественная История» Плиния. Гардуэн написал комментарии к этим произведениям. Тем самым, Гардуэн утверждал: есть подделки под старину, но сама старина существует.

Это была официальная политика иезуитов по доказательству выдуманной истории. Так, страсбургский иезуит издал в Лондоне Гардуэна «Введение к критике древних писателей» в 1766 года. Издание было своевременным. Впоследствии были изданы труды латинских авторов в 117 томах с 1779 по 1809 годах, в так называемом, Бипонтинском издании.

Другими словами, издав книгу Гардуэна, иезуиты отводили от себя подозрения в фальсификации истории, и заранее говорили: в многотомном Бипонтинском издании есть фальшивки, но есть и действительные «древнеримские» тексты. Страсбургский иезуит ничего не делал без приказа.

Критика Гардуэна являлась хорошо продуманной компанией. Известный французский иезуит Бартелеми Жермон(1663—1718?) опубликовал сочинение De veteribus regum francorum diplomatibus et arte secernendi vera a falsis (О древних свидетельствах франкских королей и искусства различать подлинное от поддельного, Париж, 1703), где объяснял, как различать правдивые повествования о франкских королях. Он с позволения церковной цензуры и по личной рекомендации короля Франции опубликовал книгу «О древних еретических погубителях книг Отцов церкви» в 1713 году, где обосновывалось, что древние манускрипты с текстами Блаженого Августина и даже евангельские рукописи,
восходящие якобы к IV-V векам, — были подделаны в бенедиктинском монастыре Корби в IХ-ХIII веках. Он считал, что Евангелия от Луки и несколько посланий апостолов Павла изменены Маркионом до неузнаваемости. «Это установили еще Ириней и Тертулиан», — пишет Жермон. Греческие послания Климента Римского, Игнатия Антиохийского и Дионисия Коринфского он также объявляет поддельными. Знакомый сюжет, древность IV-V веков подтверждается через древность IХ-ХIII веков. Но, для посвященных, Жермон сказал правду. Ведь по линии веков IV-V век соответствует XVII столетию, когда эти произведения и были написаны.

Гардуэн и Жермон в иезуитском методе фальсификации истории не были одиноки. Основатель критического метода в классической филологии английский ученый Бентли (1662 -1742) исследовал письма одного из сицилийских тиранов VI в. до н. э. Фалариса. Свое сочинение он опубликовал в 1699 году, где доказал, что письма Фалариса являются не подлинниками, а фальсификацией II в. н. э. Тем самым, доказывалось, что была «древность» в VI в. до н. э, но она подвергласть фальсификации во II в. н. э. Понятно, что Бентли написал письма Фалариса, которые сам потом раскритиковал. Но в тоже время, Бентли сказал правду, ведь письма Фалариса были якобы написаны в VI веке до н. э., что, по линии веков, соответствует XVI-XVII веку. А Бенли и жил в XVII веке!

В Париже была учреждена «Академия надписей и изящных искусств» в 1701, а в 1720-х годах там развернулась жаркая дискуссия о достоверности римской традиции. Член академии Пуйи доказывал, что никаких достоверных источников по римской истории до Пирра нет. Секретарь академии Фрере, напротив, замечал в традиции смешение легендарных и реальных начал и задачей историков считал выделение исторической основы. Луи де Бофор в 1738 году опубликовал «Диссертацию о недостоверности первых пяти веков римской истории». Бофор утверждал, что сведения Ливия о древнейшем периоде римской истории совершенно недостоверны. Он объяснял это тем, что галльский
пожар уничтожил древние документы, и, поэтому, восстановить подлинную древнейшую римскую историю невозможным. Но подлинность римской истории по Ливию после галльского пожара не вызывает никакого сомнения. Поэтому история времен Иисуса Христа – достоверна. Тот же знакомый сюжет.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий