Письмо в редакцию «Независимой Газеты»

Иерусалим

  Уважаемая редакция!

Двойственное впечатление производит опубликованная в вашей газете статья “Иерихонский спектакль достиг катарсиса”. С одной стороны, авторы поднимают справедливые вопросы в связи с утверждениями Патриарха Алексия Второго относительно церковного имущества в Святой Земле и каноничности Русской Православной Церкви Заграницей.

С другой стороны вызывает недоумение решение редакции дать священнослужителю Православной Церкви в Америке прот. Леониду Кишковскому прокомментировать события в Иерихоне, невзирая на то, что он не имеет никакого отношения к событиям в Палестинской автономии. К тому же сам отец протоиерей в кратком интервью “Независимой газете” трижды честно признается, что “не владеет информацией по данному конфликту” и потому “реагировать на конкретные факты для [него] было бы неправильно…”, так как “эта ситуация не в [его] компетенции”. Если о. Леонид Кишковский не компетентен пролить свет на обстоятельства вокруг противостояния в Иерихоне, зачем печатать его ремарки? Не для того ли, чтобы дать ему, представителю Церкви, получившей автокефалию от Московской Патриархии (которую большинство поместных Церквей не признает) и потому до известной степени обязанной защищать интересы Московской Церкви, возможность лишний раз обличить Зарубежную Церковь?

К сожалению, отец протоиерей вольно или невольно вводит читателей “Независимой газеты” в заблуждение, утверждая, что “мировоззрение РПЦЗ в корне связано с тем, что она считает себя единственно подлинной Русской Церковью. Московская Церковь, с их точки зрения, мнимая”.

Никогда, ни на одном из соборов Зарубежной Церкви ее иерархи не делали заявлений о мнимости или безблагодатности Московской Патриархии или какой-либо другой поместной православной церкви. Если отдельные архиереи РПЦЗ позволяли или позволяют себе высказывания, противоречащия православной экклезиологии, они будут лично отвечать за это перед Богом. В Христовой Церкви определяющее значение имеют не личные высказывания епископов, а Соборы.

В основополагающем документе РПЦЗ, ее конституции, во “Временном положении”, утвержденном на Архиерейском Соборе 9/22 и 11/24 сентября 1936 г., зафиксировано:

“Русская Православная Церковь Заграницей, состоящая из находящихся за пределами России епархий, духовных миссий и церквей, есть неразрывная часть Российской Православной Церкви, временно существующая на автономных началах” (“Церковные законы, касающиеся Русской Православной Церкви Заграницей”, Джорданвилль, 1947 г. стр. 5).

Полностью соответствуют этому определению мысли о природе нашей Церкви почитаемого во всем православном мире святителя Иоанна Шанхайского и Сан-Францисского (Максимовича) в его христоматийной “Краткой истории РПЦЗ”:

“Русская Зарубежная Церковь есть часть Русской Церкви, находящаяся вне границ Российского государства и в настоящее время возглавляемая Первоиерархом и Архиерейским Синодом, избранным Собором Епископов Русского Зарубежья. …Русская Зарубежная Церковь духовно не отделяется от страждущей Матери. Она возносит за нее молитвы, хранит ее духовные и вещественные богатства и в свое время соединится с Нею, когда исчезнут причины разделившие их ” (“Свят. Иоанн [Максимович] и Русская Зарубежная Церковь”, Джорданвилль, 1996 г., стр. 22, 36).

В 1933 г. основатель Русской Зарубежной Церкви Блаженнейший митрополит Киевский и Галицкий Антоний (Храповицкий) в письме митрополиту Сергию (Страгородскому) напомнил ему о постановлении Собора заграничной части Российской Церкви от 1927 г., согласно которому –

“1) Заграничная часть Всероссийской Церкви должна прекратить административные сношения с Московской церковной властью ввиду невозможности нормальных сношений с нею и ввиду порабощения ее безбожной советской властью… 2) Чтобы освободить нашу иерархию от ответственности за непризнание советской власти заграничной частью нашей Церкви, впредь до восстановления нормальных сношений с Россией и до освобождения нашей Церкви от гонений безбожной советской власти, Заграничная часть нашей Церкви должна управляться сама, согласно священным канонам, определением Священного Синода и Высшего Совета от 7/20 1920 года… 3) Заграничная часть Русской Церкви почитает себя неразрывною, духовно-единою ветвью Великой Русской Церкви. Она не отделяет себя от своей Матери Церкви и не считает себя автокефальною” (“Жизнеописание Блаженнейшего Митрополита Антония”, Нью-Йорк, 1960 г. т. 6, стр. 267).

Преемник митрополита Антония, Блаженнейший митрополит Анастасий (Грибановский), отвечая на известное “Обращение патриарха Алексия Первого к архипастырям и клиру т. наз. Карловацкой ориентации” 1945 г. пишет:

“…Как епископы, так и клирики и миряне, подчиняющиеся юрисдикции Заграничного Архиерейского Собора и Синода никогда не считали и не считаем себя “находящимися вне ограды Православной Русской Церкви”, ибо никогда не разрывали канонического, молитвенного и духовного единения со своею Матерью Церковью. Представители Зарубежной Церкви вынуждены были прервать общение только с Высшей Церковною властью в России” (“Сборник избранных сочинений Высокопреосвященнейшего Митрополита Анастасия”, Джорданвилль, 1948 с. 213-214).

Третий Первоиерарх РПЦЗ, митрополит Филарет (Вознесенский) писал:

“…Кроме находящихся в Советском Союзе Истинно-Православной Церкви (Катакомбной – В.П.) и Московской Патриархии, не имеющих ни молитвенного ни бытового общения между собой, существует еще третья часть Русской Церкви – свободная от гонений и преследования безбожников – Русская Православная Церковь Заграницей” (Послание Митрополита Филарета к братьям и сестрам во Христе православным епископам и всем, кому дорога судьба Российской Церкви”, Церковная жизнь, No. 7-12, 1965 г., с. 36).

2/15 мая 1993 г. иерархи РПЦЗ в очередном соборном определении заявили:

          “В наше время, когда в Россию нахлынули всевозможные явления с Запада – от нравственного разврата до духовного, в виде сектантских лжеучений, — надо слить воедино разный опыт всех частей Русской Православной Церкви. В откровенном обсуждении мы должны подготовить почву для свободного, подлинного и плодотворного Всероссийского Собора. Наша задача не может заключаться в осуждении ближнего, она – в поиске путей к обновлению единой видимой Русской Православной Церкви”.

Можно привести еще немало официальных высказываний архиереев РПЦЗ, но вышеприведенных достаточно, чтобы получить представление о позиции нашей Церкви.

Послания Соборов РПЦЗ начала 90-х годов преисполнены оптимизма, но вследствие печальных событий, связанных с насильственной конфискацией церковного имущества в Святой Земле и Европе эти настроения канули в лету.

В свое время архиепископ Берлинский и Германский Марк согласился участвовать в собеседованиях с архиепископом Московской Патриархии Феофаном с целью обсудить возможности развития предсоборного процесса, о котором говорилось в послании Архиерейского Собора РПЦЗ 1991 года и наметить возможные пути к преодолению раскола. Каково же было удивление преосвященного Марка, когда он узнал что во время этих встреч за его спиной еп. Феофан и МП предприняли кампанию по отбиранию подчиненных Зарубежной Церкви в Германии храмов! Вскоре после этого в июле 1997 г. разыгралась драма в Святой Земле — МП насильственно отобрала Свято-Троицкий монастырь в Хевроне…

Иерихонское противостояние – это последний по времени пример захватнических авантюр московских церковных властей. 15 января палестинские силы безопасности проникли на церковное подворье РПЦЗ в Иерихоне и увели в полицейский участок двух монахов и одного мирянина. Там им заявили, что их скоро освободят, но без права вернуться в свой дом.

Двум монахиням Зарубежной Церкви, гражданкам США, промыслительно (а вовсе не по указке ЦРУ!), находившимся в десяти минутах на машине от Иерихона сообщили из Иерусалима о случившемся. Сестрам Ксении и Марии удалось проникнуть на территорию русского церковного подворья в Иерихоне, где они начали и по сей день продолжают сидячий протест против насильственного захвата подворья.

В первом официальном сообщении для прессы ОВЦС МП, вышедшем более недели спустя после захвата подворья под названием “Участок в Иерихоне возвращен законному владельцу – Русской православной Церкви”, говорится:

“Во время паломнического визита Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в Святую Землю 2-7 января 2000 года состоялась встреча Предстоятеля Русской Православной Церкви с Главой Палестинской Национальной Администрации г-ном Ясиром Арафатом, во время которой палестинским руководством было заявлено о принятом решении возвратить Русской Православной Церкви Московского Патриархата по праву принадлежащий ей участок в Иерихоне”.

Неужто Арафату ни с того, ни с сего пришла в голову мысль передать иерихонский участок МП? Разумеется, нет. Все было заблаговременно задумано в Москве, так же, как в свое время был спланирован штурм и насильственный захват Свято-Троицкого монастыря в Хевроне.

          Хочется спросить Патриарха Алексия Второго – как Вы себя чувствовали в Сочельник, стоя рядом с предстоятелями других православных церквей на торжественном богослужении в базилике Рождества Христова в Вифлееме? Как Вы себя чувствовали, когда в ту светозарную вифлеемскую ночь слушали умилительную ангельскую песнь “Слава в вышних Богу и на земли мир, в человецех благоволение”, после того, как потребовали от Арафата взятия церковного подворья в Иерихоне? Как Вы себя почувствовали, когда обратились со своим Рождественским Посланием к чадам Русской Православной Церкви с трогательными словами о духовном мире Христовом и необходимости стремиться к миру во всем мире? Не ощущали ли Вы в эти минуты укоров совести? Понимали ли Вы, что в погоне за недвижимостью нарушали мир в собственной русской православной семье и что своим поступком в Иерихоне унизили перед лицом всего мира православное русское имя? Сознаете ли Вы, что уничтожили хрупкие психологические предпосылки к постепенному врачеванию раскола в Русской Церкви? Отдаете ли Вы себе отчет в том, что после иерихонского позора в сознании многих священнослужителей и прихожан РПЦЗ сложилось убеждение, что Вы добиваетесь лишь одного - уничожения их Церкви?

Далее в заявлении ОВЦС МП по поводу подворья в Иерихоне говорится:

“Этот участок земли, приобретенный в 1874 году архимандритом Антонином (Капустиным) для Русской Духовной Миссии в Иерусалиме, в течение многих лет незаконно удерживался ( выделено мною – ВП) "Русской Православной Церковью Заграницей”.

          “Незаконно удерживался”? С указом (No. 362) Святейшего Патриарха Тихона от 7/20 мая 1920 г., когда была образована Русская Православная Церковь Заграницей, все церковные учреждения за рубежом, в том числе храмы и монастыри в Святой Земле, ествественно перешли в ведение РПЦЗ. В продолжение десятилетий наши прихожане во всем мире поддерживали материально и духовно российские святыни на Ближнем Востоке. Эта забота началась с первых дней существования Зарубежной Церкви, когда гонимая в СССР Церковь была лишена всех прав юридического лица, в том числе и прав на владение имуществом. В первые годы российская диаспора жила в условиях крайней бедности и несмотря на это жертвовала последние копейки на благоустроение своих церковных общин и на поддержание уже существовавших, в первую очередь близких православному сердцу церковных учреждений в Святой Земле. Русские эмигранты отдавали не только свои деньги Святой Земле, но и свои жизни посвящали служению Православному Палестинскому Обществу и Русской Духовной Миссии. Один из них, о. Тихон, оставил все, что заработал в далекой Австралии и переселился в Святую Землю, где годами трудился, обустраивая богатый сад в иерихонском подворье. 15 января 2000 г. в числе других насельников 87-летний старец вооруженными палестинцами был насильно изгнан из своего нового дома по просьбе патриарха Алексия Второго. (Кстати, в октябре 1999 года, на средства, пожертвованные членами РПЦЗ была завершена первая полная реставрация внешних стен и куполов великолепного храма Св. Марии Магдалины в Гефсиманском саду). С какого года РПЦЗ стала незаконно удерживать церковное имущество в Святой Земле?

Дабы проиллюстрировать абсурдность создавшегося в Иерихоне положения, приведу следующую аналогию. Десятилетиями живет некий человек в доме, доставшимся от его семьи, попавшей в страшную беду. Он обустраивает жилище, охраняет, на прилегающем земельном участке выращивает апельсины, другие фрукты и овощи. Принимает многочисленных гостей из разных стран, оказывает им гостеприимство. Хозяин дома переживает хорошие времена и тревожные, даже военные. И ничего, все вроде бы все обошлось. Жив и здоров. Но в один прекрасный день группа вооруженных молодчиков-чужеверцев по просьбе дальних родственников, с которыми хозяин дома давно не сообщался, врывается в его жилище, вышвыривает старожила на улицу и поселяет их родственников. Несправедливость налицо.

Вместо того, чтобы признать заслугу Русской Зарубежной Церкви, ее духовенства и верующих в том, что на протяжении десятилетий они подвижнически охраняли и сохранили многочисленные святыни в Израиле и Палестине и не дали им исчезнуть в никуда и сделали все возможное, чтобы эти святыни вновь стали нашим общерусским достоянием, московские иерархи предпочитают нас преследовать.

Поразительно, — бывшие преследуемые стали преследователями и даже переняли большевистские приемы вчерашних своих гонителей.

Создавшееся положение говорит о глубочайшем кризисе в Русской Церкви. Как известно слово “кризис” греческого происхождения и по-русски значит суд. Для нас церковных людей, когда речь идет о кризисе в духовный жизни обычно имеется в виду, что совершается суд Божий. Ныне совершается суд Божий над всеми без исключения ветвями Российской Православной Церкви.

Раскол в Русской Церкви — это наша всеобщая трагедия и боль. Надо закончить безумие раскола, прекратить терзать живое Тело Христово и каяться.

С чего начать?

Не дурно было бы начать с предложений, выдвинутых архиереями РПЦЗ на своем соборе в 1991 году и позаботиться о том, чтобы они не остались на бумаге бесплодным словосочетанием:

          “Раскол можно преодолеть только смиренной молитвой, покаянием и братской любовью ко всем падшим в тяжелое время гонений и заблудшим в настоящее время. Возрождение веры должно начаться с духовного обновления нас самих, с покаяния и очищения нас от греховной нечистоты и самооправдания. Лишь Всероссийский собор, где будут представлены все ветви Русской Православной Церкви, полномочен произнести суд об истории Церкви за все окаянные 70 лет и начертать ее дальнейшие пути. Результатом деяний Собора явится единение в молитве, единение в вере, единение в таинствах, когда причащающиеся из единой Чаши собратья свидетельствуют перед Святым Престолом: “Христос посреди нас”, — “И есть и будет”.

Не худо было бы последовать примеру Предстоятеля Румынской Православной Церкви патриарха Феоктиста и испросить прощение у своего народа за уступки высших руководителей Церкви, сделанных в угоду безбожному режиму. Патриарх Феоктист открыто, всенародно заявил, что сожалеет, что у него не хватало мужества в свое время встать на защиту Церкви.

Чем мы хуже Католической Церкви в Литве, которая недавно принесла извинения от имени священнослужителей, которые в годы Холодной войны сотрудничали с КГБ.

Наконец, очень по душе весьма дельные рекомендации Дм. Поспеловского, большого друга МП и ревностного оппонента РПЦЗ. Они содержатся в статье “Русская Православная Церковь сегодня и новый патриарх” (“Вестник РХД”, No. 159, 1990, с. 227-228). Апологет Московской Патриархии считает, что для восстановления доверия новоизбранному тогда патриарху необходимо принять по крайней мере следующие меры:

“Во-первых, провести подлинный акт публичного покаяния. Частично этот акт уже содержится в Послании последнего Собора (8/7/90) в следующих словах: “нам необходимо критически осмыслить свое прошлое … осудить в себе то … что происходило от нашей слабости и несовершенства …” Но этого недостаточно. Надо, чтобы было так, как с архиереями, возвращавшимися из Обновленчества при патриархе Тихоне: публичное покаяние перед народом в храме, начиная с патриарха: “Да, мы вынуждены были делать то-то и то-то, простите нас, братья и сестры…”

Во-вторых, должна быть произведена чистка через настоящие церковные суды с исключением из рядов духовенства и церковных деятелей лиц, наиболее запятнавших себя нравственно, нравственно-политически и духовно.

В-третьих, должна быть восстановлена подлинная соборность с выборностью кандидатов в священники и епископы верующим народом.

И наконец, только через подлинные соборы можно надеяться на возможность пресечь зарождающиеся расколы. Собраться на общий собор украинским автокефалистам, РПЦ, остаткам ИПЦ (с местными нео-карловчанами), как когда-то собирались в первые века, без помпы, но и без сроков закрытия, и по-братски обсудить все разногласия…

Такими и подобными мерами установится взаимное доверие в Церкви, наступит оздоровление внутреннее, без которого Церковь вряд ли сможет до конца выполнить миссию оздоровления вверенного ей Богом народа”.

Статья Дм. Поспеловского вышла в свет десять лет назад. Но, увы, ни одна из его поистине прекрасных рекомендаций так и не была осуществлена.

Бездна греховная углубляется, трагедия Русской Церкви продолжается, чему радуется враг нашего спасения. За эту трагедию все сознательные чада Российской Православной Церкви несем ответственность, за нее все мы будем держать ответ на Божьем Суде.

Еще не поздно выкарабкаться из этой бездны, надо только понять и принять умом и сердцем, что единственный верный путь выхода из этого положения лежит через “смиренную молитву, покаяние и братскую любовь…”

Прот. Виктор Потапов

Вашингтон, США

          1 марта 2000 г.

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий