Православие и экуменизм: Документы и материалы 1902-1998

Православие и экуменизм

Доклад комиссии «Христианское свидетельство, прозелитизм и религиозная свобода»

(Принят на заседании Центрального Комитета ВСЦ в Нью-Дели в 1961 году для передачи Церквам для рассмотрения и замечаний)

На своем заседании в Эванстоне в 1954 году Центральный Комитет постановил создать комиссию для дальнейшего изучения темы «Прозелитизм и религиозная свобода» в связи с трудностями, появившимися в отношениях между церквами — членами Всемирного Совета Церквей.

Эта комиссия на заседании в Арнольдсхайме (Германия) в июле 1956 года подготовила предварительный доклад под новым заголовком — «Христианское свидетельство, прозелитизм и религиозная свобода в среде Всемирного Совета Церквей». Это изменение в заголовке отражает признание того, что прозелитизм в его уничижительном значении представляет собой искажение христианского свидетельства, или евангелизации. Оно подчеркивает также тот факт, что это изучение было поручено комиссии прежде всего как проблема, сказывающаяся на взаимоотношениях между Церквами — членами Всемирного Совета Церквей.

Предварительный доклад комиссии был проработан в Центральном Комитете в Гайятето (Венгрия) в августе 1956 года и утвержден для передачи Церквам-членам, чтобы вместе мы проверили себя и свое отношение к этой трудной проблеме в наших отношениях друг с другом и с другими Церквами. Предварительный доклад был опубликован в журнале Ecumenical Review в октябре 1956 года.

Когда на заседании Центрального Комитета на Родосе в 1959 году был поднят вопрос о следующем решении в отношении предварительного доклада и этот вопрос был рассмотрен Реферативным комитетом, было сочтено, что отклик Церквей был недостаточным для руководства к действию. Поэтому Центральный Комитет снова поручил передать предварительный доклад Церквам-членам с просьбой прислать отклики к 1 марта 1960 года. Он также просил Комиссию рассмотреть советы Церквей и замечания Реферативного комитета, подготовить документ о политике в этом вопросе и представить его Центральному Комитету в 1960 году «для рассмотрения, утверждения и рекомендации III ассамблее в надежде, что документ будет приемлемым и полезным Церквам в отношениях друг с другом».

Между тем дополнительный интерес к этому исследованию пробуждала дискуссия о предполагаемом слиянии Всемирного Совета Церквей и Международного миссионерского совета.

Этот новый доклад, составленный комиссией в Сент-Эндрюсе в августе 1960 года с учетом большого числа подробных откликов от множества Церквей-членов и после дополнительного изучения, передается на рассмотрение Центрального Комитета в соответствии с его просьбой.

В ходе нашего исследования мы все больше приходили к выводу, что полярные точки нашей проблемы лежат, с одной стороны, в праве и долге свободно нести христианское свидетельство и, с другой стороны, в обязанности экуменического сообщества проявлять зримое единство Церкви как Тела Христова. Напряженность существует именно между двумя этими положениями, и наша задача — по справедливости разобраться с каждым по правде и любви.

За этой напряженностью стоит вся экклезиологическая проблема, которая больше всего беспокоит нас в нашем постоянном экуменическом общении. Одним из аспектов этой проблемы является территориальный принцип. Способствуют этой напряженности и неразрешенные проблемы веры и церковного устройства.

Поэтому этот доклад скромен и ограничен. В нем делается попытка не столько разрешить главные спорные вопросы, сколько внести ясность в дух и характер взаимоотношений, в которых Церкви могли бы наилучшим образом разобраться с этими вопросами. Невозможно предписать конкретные правила для всех национальных и местных ситуаций. Поэтому мы призываем живущие вместе Церкви стремиться прийти к взаимопониманию, серьезно рассмотрев изложенную в этом докладе экуменическую точку зрения.

Хотя в этом докладе рассматриваются, прежде всего, отношения между Церквами — членами Всемирного Совета, мы не забываем и о его последствиях для наших отношений с другими Церквами и религиозными группами. Наш договор «Церквей, исповедующих Господа Иисуса Христа Богом и Спасителем», «пребывать вместе» в братском совете и взаимной помощи требует особого самоанализа относительно того, как мы пользуемся нашей свободой свидетельства. Но всякий свет, который мы проливаем на правильные отношения друг с другом, безусловно, полезен и для наших отношений с другими Церквами.

  1. ТЕРМИНОЛОГИЯ: ХРИСТИАНСКОЕ СВИДЕТЕЛЬСТВО, РЕЛИГИОЗНАЯ

СВОБОДА И ПРОЗЕЛИТИЗМ

Терминам «свидетельство», «религиозная свобода», «прозелитизм» придаются различные значения. Необходимо внести ясность в то, в каком смысле мы употребляем их в нашей дискуссии сегодня. Это особенно относится к «прозелитизму» — слову, которое сегодня почти всегда употребляется в уничижительном смысле: наверное, ни одна Церковь и ни одно миссионерское общество, участвующие в экуменическом движении, не хотели бы называться «прозелитирующей организацией». На практике не представляется возможным восстановить положительное значение, которое когда-то несло в себе слово «прозелит». Таким образом, «прозелитизация» противопоставляется истинному послушанию великой заповеди: «Итак идите, научите все народы, крестя их во имя Отца и Сына и Святого Духа, уча их соблюдать все, что Я повелел вам...» (Мф. 28, 19 — 20).

Для этого истинного послушания сегодня, как правило, употребляются слова «евангелизация», «апостолат», «завоевание душ», «свидетельство» и др. В этом докладе будет использоваться слово «свидетельство».

а)   христианское свидетельство

Свидетельство словом и делом является неотъемлемой миссией и обязанностью всех христиан и всех Церквей. Все ученики подлежат великой заповеди единого Господа.

Цель свидетельства состоит в том, чтобы убеждать людей принимать высшую власть Христа, посвящать себя Ему и нести Ему служение любви в общине Его Церкви. Свидетельство христиан об Иисусе Христе требует как личного, так и коллективного свидетельства о явленной им истине, но никакое человеческое свидетельство об истине во Иисусе Христе не может отразить эту истину во всей ее полноте. Даже при внутреннем побуждении свидетельствовать против того, что кажется ошибочным в некоторых других религиозных верах или правилах, несущий истинное свидетельство не может не быть смиренным и честным. Он знает только одни весы и одну меру, одну и ту же для себя и других.

Такое свидетельство жаждет отклика, который служит созиданию братства признающих Владычество Христово. Человек вступает в это братство, становясь членом одной из нескольких существующих церковных общин. Поэтому свидетельство и отклик на него неизбежно происходят сегодня в ситуации разделения в Церкви.

Эта ситуация вызывает проблемы в отношениях между Церквами, когда одна Церковь поддается соблазну укрепиться как институт за счет реального или воображаемого ослабления другой. Цель Всемирного Совета Церквей состоит в том, чтобы помочь этим нескольким Церквам нести свое свидетельство так, чтобы укреплять друг друга и тем самым соединенными усилиями во взаимном сотрудничестве более действенно проповедовать Евангелие.

б)    религиозная свобода

Истина и любовь Божии даны свободно и требуют свободного ответа.

Бог не принуждает человека отвечать на Его любовь, и откровение Божие во Христе не навязывается человеку принудительно. Оно призывает человека с готовностью и послушанием откликнуться Ему верой, ответить свободным и уверенным «да» на Его извечное действие любви, в котором Он явил Себя. Это совершенно свободное согласие нарушается и уничтожается при принуждении человека. Человеческое принуждение отрицает уважение к каждой отдельной человеческой личности, утверждаемое исполненным любви Божиим действием во Христе. Непринуждение Христом само по себе является осуждением всяких попыток навязать человеку религиозную веру или купить его верность, и для христиан это непринуждение является основанием для религиозной свободы.

Каждый христианин обладает свободой лично или в сообществе Церкви или другой группы отдать всю свою жизнь во власть Бога, верить, молиться, поклоняться Христу и проповедовать Его, а также жить в соответствии с Его волей в избранной им Церкви по своей совести. Для такого свидетельства и служения Церкви и люди должны быть равны перед законом.

Отсюда следует также, что необходимо признавать и уважать совесть тех, чья религиозная вера и чьи убеждения отличаются от наших собственных.

Право всех людей на свободу совести и свободу религиозной веры и практики признается законом в большинстве стран. Статья о религиозной свободе Всеобщей декларации прав человека созвучна в этом вопросе с христианскими убеждением: каждый имеет право на свободу мысли, совести и религии. Это право включает свободу менять свою религию или верование и свободу самостоятельно или вместе с другими, публично или частным образом проявлять свою религию или верование в учении, практике, богослужении и соблюдении обрядов.

Свобода не абсолютна, ибо ею следует пользоваться так, чтобы не нарушать золотое правило (Мф. 7, 12).

в)    «прозелитизм»

Прозелитизм не есть что-то совершенно отличное от свидетельства — это искажение свидетельства. Свидетельство искажается, когда прибегают к завуалированному или откровенному увещеванию, подкупу, излишнему давлению или запугиванию, чтобы добиться видимого обращения; когда мы ставим успех нашей Церкви выше чести Христовой; когда мы поступаем нечестно, сравнивая идеал нашей собственной Церкви с действительными достижениями другой; когда мы хотим продвинуть свое дело ложным свидетельством против другой Церкви; когда личное или коллективное своекорыстие подменяют любовь к каждой отдельной душе, которая заботит нас. Такое искажение христианского свидетельства говорит о неверии в силу Святого Духа, о неуважении к природе человека и о непонимании истинного характера Евангелия. Очень легко увидеть эти недостатки и грехи в других; необходимо признать, что мы сами подвержены некоторым из них.

Поскольку разница между свидетельством и прозелитизмом является вопросом цели, мотива и духа, а также средств, провести различие между ними нельзя по одним только объективным критериям. Тем не менее, такие критерии существуют и некоторые общие объективные нормы и правила возможны. В четвертом разделе этого доклада делается попытка изложить эти нормы в надежде, что Церкви придут к большему взаимному пониманию и их общее свидетельство о Христе будет более достоверным и убедительным.

II. ИСТОРИЯ ВОПРОСА

Рассматриваемые в этой работе вопросы существовали в экуменическом движении с самого начала. В своей Энциклике 1920 года с настоятельным призывом к сотрудничеству между Церквами Вселенский Патриархат потребовал безоговорочного прекращения прозелитства. В том же году на предварительных встречах в Женеве между движениями «Вера и церковное устройство» и «Жизнь и деятельность» этот вопрос снова был поднят православными представителями. В последующие десятилетия этот вопрос часто поднимался на больших и малых экуменических конференциях, но так и не был решен. Во время обсуждения экклезиологического значения Всемирного Совета Церквей в Торонто в 1950 году этот особый аспект межцерковных отношений был затронут, но очень кратко. Торонтская декларация гласит, что Церкви «должны воздерживаться от действий, не совместимых с братскими отношениями», и развивает это положение следующим образом: «Каждая Церковь заслуживает поддержки в позитивном утверждении своей веры, но действия, не совместимые с братским отношением к другим Церквам-членам, сокрушают самую цель, ради которой создавался Совет». Но не было сказано, что именно подразумевается под этими конструктивными отношениями.

Это очень краткое описание истории вопроса показывает, что эти проблемы требуют честного и внимательного рассмотрения Церквами-членами. Пренебрежение ими оставит ненужные недоразумения в отношениях между Церквами-членами в определенных областях.

За проблемами «прозелитизма» и религиозной свободы, которые рассматриваются здесь, стоят различные исторические причины, в том числе следующие:

  1. В наше время техническое и социальное развитие повсюду в мире радикально меняет сложившиеся ранее модели человеческого общества. Вследствие резкого роста средств информации, связи и передвижения религиозные и культурные сообщества больше не могут оставаться закрытыми для внешних влияний и все больше подвергаются воздействию приходящих извне идей и движений. Достаточно сказать о далеко идущем влиянии печати и литературы, радио и фильмов, а также о присутствии иностранцев и всякого рода иностранных влияний в большинстве стран. Национальные границы больше не изолируют культуру. Эти всепроникающие и динамичные влияния таковы, что помешать им может только насильственное подавление посредством, например, сокращения тиражей газет и книг, глушения радиопередач, запрета свободного выезда и въезда в страну.
  2. В последние годы религиозные и культурные сообщества выходят за пределы своих исконных национальных и этнических границ. Поселения беженцев и другие формы миграции привели к распространению православных, протестантских и римско- католических общин на новые территории.
  3. В области религиозных и церковных отношений самые тревожные ситуации наблюдаются там, где та или иная Церковь независимо от того, является ли она юридически «государственной Церковью» или нет, исторически отождествляется со всей жизнью и культурой страны или территории и сталкивается с религиозными движениями внешнего происхождения или спонтанными движениями обновления изнутри, угрожающими ее единству.

Беспокойство и противодействие со стороны Церкви, которая до этого была единственной или преобладающей на данной территории, нельзя по справедливости приписать просто желанию сохранить свою монополию. Она может также выражать справедливую заботу о сохранении единства и целостности национальной Церкви и верность принципу, согласно которому территориальная Церковь несет ответственность за все человеческое общество, в котором она находится. И мы видим, особенно в Азии и Африке, энергичные попытки добиться регионального или национального церковного единства. Эти настроения часто подкрепляются национальным чувством и серьезным желанием сохранить культурное единство народа.

В то время, как для нас в высшей степени важно проявить сочувственное понимание этой озабоченности и связанных с ней реальных ценностей, в той же степени для нас важно осознать проблемы, которые она создает для религиозной свободы, и то, что в других частях мира Церкви обрели новую свободу и силу в более открытых и многообразных обществах.

  1. В XIX веке в результате новых соприкосновений между христианами различных Церквей возникли напряженные отношения в областях, воспринятых как поле для внешней миссионерской деятельности. В одних случаях миссии, деятельность которых была направлена на нехристиан, попали в среду других христианских Церквей, давно утвердившихся в этих землях, привлекая к себе их членов. В других случаях миссии были направлены на тех, кто считался отпавшими или недостаточно евангелизированными членами других Церквей. В различное время в областях, которые раньше были исключительной территорией «национальных» или «государственных» Церквей, возникали или насаждались «свободные Церкви». В последние годы значительно увеличились число и активность религиозных групп, призывающих к индивидуальному обращению, но не имеющих церковного сознания и не проявляющих интереса к сотрудничеству с другими.
  2. Со всеми этими событиями и ситуациями связано то, что в последние столетия Церкви все больше осознают, что в основе всяких видов свободы лежит христианская свобода. Политические и социальные философии XVII века и последующего времени точно так же ставили особый акцент на свободе во всех ее формах, в том числе на религиозной свободе.

Церкви во всем мире столкнулись с необходимостью осуществлять свою миссию в новой ситуации. Многие Церкви во многих регионах беспокоит та или иная форма «прозелитизма».

В то же время возникновение организованного экуменического движения вновь заострило внимание на борьбе за религиозную свободу и дало новый стимул требованиям единства и братства. Наше совместное членство во Всемирном Совете Церквей дает нам побудительный мотив и действенное средство для установления между нами новых отношений.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий