Православная Румынская Церковь в 1918—1950 годах (окончание)

Бухарестский Константино-Еленинский собор

Михаил Витальевич Шкаровский,
доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник
Центрального государственного архива Санкт-Петербурга.

В 1950 г. 2 представителя Румынской Церкви приезжали в Москву за благовонными веществами для изготовления святого мира (о чем Патриарх Юстиниан просил Патриарха Алексия в письмах от 23 марта и 22 декабря 1949 г.), а митрополит Молдавский и Сучавский Себастиан (Севастьян) в ноябре был членом президиума II Всемирного конгресса сторонников мира в Варшаве. Весной 1951 г.

Патриарх Юстиниан получил приглашения приехать в июне в Афины на торжества по поводу 1900-летия прибытия апостола Павла в Грецию, в октябре — в Иерусалим на празднование 1500-летия созыва IV Вселенского Собора, а также в Константинополь (Стамбул), но под воздействием Московской Патриархии ответил отказом. Вместо этого он во главе делегации Румынской Церкви 15 июля на 2 недели приехал в СССР (в Москву, Загорск и Киев), где передал Патриарху Алексию документ, подводивший годичный итог деятельности по осуществлению соглашения между Русской и Румынской Церквами о совместной борьбе за мир. В ходе переговоров патриархи пришли к согласованному мнению о невозможности участвовать в созываемом Константинопольским Патриархом Афинагором Предсоборном совещании, причем Румынский Первосвятитель отметил, что право созыва Вселенского Собора должно принадлежать не отдельным Церквам, а лишь Синоду (Совету) глав православных Церквей, который надо учредить в переданном арабам Иерусалиме171.

июля 1951 г. Патриарх Юстиниан в числе собравшихся в Троице-Сер- гиевой лавре Предстоятелей 5 автокефальных православных Церквей (Русской, Грузинской, Антиохийской, Румынской и Болгарской) принял «Обращение к христианам всего мира» с призывом умножить свои усилия в деле защиты мира и осуждением агрессивных государств во главе с США в связи с корейской войной172. В 1949 г. Патриарх Юстиниан был избран почетным членом Московской, а в 1966 г.— Ленинградской Духовных академий. В свою очередь в сентябре 1954 г. богословские институты в Бухаресте и Сибиу вручили митрополиту Крутицкому и Коломенскому Николаю (Ярушевичу) ученую степень доктора богословия. Уже в 1953 г. 3 тома проповедей митрополита Николая были переведены на румынский язык и разосланы по приходским храмам для использования духовенством. На румынский язык переводились и публиковались и все другие издания Московской Патриархии.

18 (5) июля 1955 г. в день памяти прп. Сергия Радонежского Патриарх Юстиниан в сопровождении епископов и пресвитеров Румынской Церкви участвовал в церковных торжествах в лавре. В октябре 1955 г. делегация Московского Патриархата во главе с митрополитом Ленинградским и Новгородским Григорием (Чуковым) принимала участие в торжествах по поводу 70-летия автокефалии, 30-летия Патриаршества Румынской Церкви и прославления новоканонизированных румынских святых. В декабре 1955 г. посетивший Румынию по приглашению Клужского протестантского богословского института митрополит Николай (Ярушевич) вновь встречался с Патриархом Юстинианом173.

Активные контакты Румынской и Русской Церквей продолжались и в дальнейшем. Так, в докладе члена Совета по делам Русской Православной Церкви Г. Т. Уткина на совещании уполномоченных совета 24 мая 1957 г. отмечалось: «Румынский Патриарх Юстиниан является сторонником укрепления дружеских связей между Румынской и Русской Православными Церквами. А это значительно способствует благоприятному развитию дружбы, которая существует между Р[усской] П[равославной] Ц[ерковью] и Румынской Православной Церковью»174.

В 1950-х гг. Румынский Патриархат продолжал получать значительные дотации от государства, которые шли на зарплату священнослужителей (часть ее выплачивалась из церковных сумм), а также на содержание и ремонт бедных церквей. При этом все денежные средства приходов контролировались не только церковными органами, но и министерством культов. Патриархия имела издательский (Библейский) отдел и свою типографию, выпускавшую не только 3 журнала, но и большое количество богослужебной литературы. 6 раз в год устраивались 2-месячные пастырские курсы для повышения уровня образования священнослужителей, были организованы 4-годичные монастырские женские семинарии (в 1953 г. 1-й выпуск 20 монахинь-семина- ристок поступил в богословский институт) и т. д.175

Специфику румынской модели государственно-церковных отношений, ее более последовательный «византийский» характер ощущали и советские чиновники. В частности, вывод о том, что румынское правительство фактически не ведет борьбы с «тлетворным влиянием церковников» был сформулирован в справке 2-го секретаря советского посольства в Румынии В. Агапова в 1960 г.176, т. е. в период, когда в СССР проводилась очередная ожесточенная антирелигиозная кампания. Таким образом, прежние традиции тесных церковно-государственных отношений в Румынии отчасти сохранились и помогли Румынскому Патриархату без серьезных потерь пережить социалистический период.

171. Письма Патриарха Алексия I... С. 571–572; Власть и Церковь в Восточной Европе...
Т. 2. С. 704–706, 752–754, 758–763, 770–773, 796–798; ГА РФ, ф. 6991, оп. 1, д. 748,
л. 82, 131–132, 145–147, 150–154; д. 749, л. 21–23.
172. См.: ЖМП. 1951. No 8.
173. Русская Православная Церковь: Устройство, положение, деятельность. М., 1958.
С. 182–183.
174. ЦГА СПб, ф. 9324, оп. 3, д. 43, л. 50.
175. Власть и Церковь в Восточной Европе... Т. 2. С. 1103–1104.
176. ГА РФ, ф. 6991, оп. 3, д. 218, л. 42–106; Православие в Молдавии... С. 31.

Назад /  Начало

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий