Православная Румынская Церковь в 1918—1950 годах (продолжение)

Однако репрессивная политика только усилилась. В декабре 1942 г. было принято постановление о запрещении вредящей государству деятельности различных религиозных обществ и сект (баптистов, евангелистов, адвентистов и др.), а 10 июля и 27 августа 1943 г. министр по делам религии издал дополнительные указы о роспуске всех организованных не на церковной основе религиозных обществ и сект без учета прошлого положения. Их имущество подлежало конфискации в пользу государства. В своем представлении главе государства министр объяснил необходимость указов вредной для государства деятельностью этих организаций, «большинство которых к тому же сделалось центром англо-американской агитации, так как их руководители проживают в государствах, враждебных Румынии»63.

В январе 1943 г. к 25 годам каторжных работ были приговорены руководители иннокентьевцев Бельцкого и Сорокского уезда Бессарабской губернии Василий Лунгу и Алексей Пынтя, еще 13 активистов секты получили тюремные сроки от 15 до 20 лет. В августе 1943 г. в Черновцах один из местных сектантов был приговорен военным судом к 10 годам каторжных работ с конфискацией имущества и т. д. В связи с началом репрессий против сектантов наметился их частичный переход в православие. Так, например, летом 1943 г. в буковинском селе Шипотени в православную Церковь вернулись 8 сектантов64.

24 сентября 1942 г. в Черновцах был образован центральный комитет Союза румынских православных священников, но 2 сентября 1943 г. по требованию властей он был распущен, и его полномочия переданы временной комиссии из 7 священнослужителей65. В начале марта 1944 г. был принят новый закон, запрещавший проведение крещений и венчаний без наличия справки о регистрации этих актов в отделах ЗАГС. Нарушения карались арестом от 1 до 6 дней или штрафом от 1 до 25 тыс. лей66.

Осенью 1942 г. в румынскую печать проникли сведения об уходе с поста Патриарха Никодима, однако они не подтвердились. В это время при Патриархе в связи с его загруженностью делами было учреждено 2 викариатства. В ноябре 1942 г. под председательством Патриарха в Бухаресте состоялся архиерейский Собор, который выразил верноподданнические чувства королю и приветствовал маршала Антонеску, преподав ему благословение «на успешное водительство румынского народа к славе и процветанию» и успешное руководство румынской армией, «борющейся за Родину и Крест до полной победы». На Соборе были также приняты 3 проекта, внесенные министром по делам религии: нового порядка замещения священнослужительских должностей, их наименования и распределения, закона о Патриархе, предусматривавшего расширение Патриаршей власти, и закона о церковных выборах, как в Румынии, так и в «освобожденных от большевиков местностях» в сфере действий румынских властей. При этом Собор выработал порядок принятия в молитвенное общение украинских самосвятов и обновленцев67. В начале 1944 г. в румынских общинах были введены «советы примирения» в составе местного священника и двух членов общины, назначаемых мировым судьей. Советы собирались по воскресеньям для разрешения возникающих в общине конфликтов, в том числе по имущественным вопросам; мировые судьи теперь не должны были принимать подобных дел без их рассмотрения новыми органами68. Следует упомянуть, что 8 ноября в бухарестском кафедральном соборе Патриарх Никодим ежегодно совершал праздничное богослужение по случаю дня рождения и тезоименитства короля Михая.

В ходе войны многие румынские церкви и обители пострадали от бомбардировок и артиллерийских обстрелов (только в Бухаресте в результате англо-американских бомбардировок было уничтожено 10,5 тыс. зданий). Например, разрушению подвергся основанный в 1806 г. монастырь Гичиу в районе города Плоешти (восстановлен в 1952 г.). Военные страдания усилили религиозные чувства румын. Так, на торжественном богослужении в Яссах 14 октября 1942 г. по случаю дня св. Параскевы, особо почитаемой местным населением, присутствовали более 200 тыс. паломников из Молдавии и Транс- нистрии. Богослужение и крестный ход возглавил Молдавский митрополит69.

В годы войны не прекращались межконфессиональные контакты Румынской Церкви. Так, в марте 1943 г. архиепископ Кентерберийский Уильям Темпл, подчеркивая дружбу с ней, посетил румынскую часовню в Лондоне70. 13 июня 1943 г. в экуменическом богослужении в лондонском Вестминстерском аббатстве на праздник Святой Троицы участвовал представитель Румынской Православной Церкви71. Когда в 1943 г. в оккупированной немцами Франции возникло движение «Недели молитвы о единстве христианского мира», первое молитвенное собрание с участием католиков и протестантов было устроено православными в румынской церкви Парижа, причем молебен отслужил русский митрополит Евлогий (Георгиевский). Тогда же в Париже был основан Межправославный комитет для объединения отдельных православных инициатив по участию в Неделе молитвы под председательством настоятеля румынского храма архимандрита (позднее архиепископа) Фео- фила (Ионеску)72.

Из Поместных Православных Церквей наиболее тесные связи в годы войны Румынская Церковь поддерживала с Болгарской Церковью, Синод которой регулярно направлял Патриарху Никодиму поздравления с церковными праздниками73. 4 июля 1941 г. Болгарский Священный Синод принял к сведению просьбу Румынского Патриарха не предоставлять помощи венгерскому правительству для рукоположения епископа неканоничной Венгерской Православной Церкви, «так как она имеет задачу денационализации оставшихся в Венгрии румын»74. Весной 1943 г. существовал план создания на территории Молдавии Всеправославного университета, одной из главных задач которого должно было стать создание единого религиозного фронта Поместных Православных Церквей против «политического атеизма». Однако из этого плана ничего не вышло75.

В 1943 — 1-й половине 1944 г. Румынская Церковь еще пыталась своим авторитетом поддерживать войну на Восточном фронте. Так, епископ румынской армии Парфений (Киопрон) в своем рождественском послании к сражавшимся под Сталинградом войскам (декабрь 1942 г.) указал на свою тесную связь с ними и призвал крепко держать фронт: «Мы не можем вернуться домой, пока дефинитивно не победим нашего смертельного врага. Мы в войне не с цивилизованным противником. У большевиков нет честного слова, которого они держались бы. Они хотят подъяремить всю Европу, они хотят завладеть всеми народами и разорить всю культуру, в развитии которой человечество принесло столько жертв. Поэтому для нас остается одно решение: жизнь или смерть. На полпути мы не можем остаться»76.

Патриарх Никодим в сочельник 1942 г. посетил короля Михая и, поздравляя с праздником, преподнес ему украшенный бриллиантами крест как символ победы. Король поблагодарил за подарок и заявил Патриарху, что румынский народ обнажил меч для обороны; согласно христианскому учению, народ на ненависть не отвечает ненавистью, но он решил защищать свои права до победного конца. Однако уже вскоре, 7 февраля 1943 г., во всех храмах Румынии совершались заупокойные службы по «сталинградским борцам». В кафедральном соборе Бухареста такую службу совершил Патриарх77.

18 апреля в газете «Раза» появилась обширная статья священника Варлаама Бузиля о закрытии церквей и преследованиях духовенства и мирян на отвоеванных советскими войсками территориях Украины и России, где доказывалось, что религиозная политика большевиков совершенно не изме- нилась78. В день поминовения павших воинов, 3 июня 1943 г., Патриарх Никодим обратился к румынскому народу с особым посланием, в котором назвал происходившую на востоке борьбу священной войной, защищающей народные особенности и унаследованный простор: «Земля востока попрала ногами наше священное право, когда отняла у нас Бессарабию и Буковину и стала угрожать нашему существованию. Красная сила востока, отрекшись от Христа и христианские принципы заменив разрушительным поганством, бросилась на соседние государства и насилием захватила было их. Поэтому мы должны бороться против них всеми нашими силами и обороняться от опустошающего коммунизма — врага религий и цивилизации. Мы этим остаемся верны нашей вековой старой традиции и мысли наши переносим на воинов, погибших за нашу землю и народ, и молим Бога помочь нам достигнуть победы в борьбе, которую ведем против нашего смертного врага, совместно с нашими союзниками. И победа будет настолько лучше, насколько крепче и теснее сплотимся около государственного знамени, около короля и маршала»79.

В январе 1944 г., в связи с выборами на архиерейском Соборе в Бухаресте 6 новых епископов на вакантные архиерейские кафедры, военный епископ Парфений заявил, что на этот раз он не будет выставлять своей кандидатуры ни на одну из свободных кафедр, так как «не хочет оставить борцов, пока не закончится война в стране, чтобы вместе с борцами разделить радость победы народа»80. Через 3 месяца епископ Парфений выпустил пасхальное послание, в котором призывал солдат румынской армии к стойкости в сражениях с красными полчищами81. В начале апреля 1944 г. Патриарх Никодим в связи с приближением советских войск к границам Румынии призвал священников оставаться на местах, чтобы укреплять и ободрять население, и посетил пострадавший от англо-американских бомбардировок район столицы, а также приветствовал на бухарестском вокзале беженцев из северных областей страны82.

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий