Православная Румынская Церковь в 1918—1950 годах (продолжение)

Однако постепенно настроения румынского духовенства начали меняться. Так, в справке «О состоянии религии в Румынии», составленной в январе 1945 г. профессором П. Констанеску-Яшь, отмечалось: «В период войны против Советского Союза Церковь Румынии, начиная от Патриарха и кончая последним священником, вели пропаганду против “большевиков” и Советов; побывали на фронте, обращались с проповедью, писали брошюры. Только после первых поражений, и особенно после Сталинграда, некоторые военные священники возвратились домой с другими идеями, а некоторые из них начали выступать даже в пользу Советов»83.

Изменилась и ранее прогерманская позиция Румынской Патриархии. Своеобразным рубежом здесь стали разрешенные советским правительством выборы Патриарха Московского и всея Руси в сентябре 1943 г. В телеграмме немецкого посольства из Бухареста в МИД от 2 ноября сообщалось, что нажим на Румынскую Православную Церковь с целью заставить ее осудить избрание Московского Патриарха результата не имел84. Не помогла и отправка 3 ноября 1943 г. Патриарху Никодиму постановления Венского совещания архиереев РПЦЗ с осуждением избрания Московского Патриарха, а также аналогичного постановления совещания белорусских архиереев в Минске 14-16 мая 1944 г.85

Со временем эти изменения становились все более заметными. Так, 31 марта 1944 г. референт немецкого МИДа Колреп в своей заметке написал, что в болгарском православии господствуют сейчас «просергианские» настроения, а позиция Румынской Церкви «едва ли существенно отличается от Болгарской Церкви»86. 15 июня 1944 г. другой чиновник немецкого МИДа Круммхюбель в своей докладной записке отмечал, что наиболее влиятельный в Румынии Трансильванский митрополит Николай (Балан или Бэлан) уже совершенно не уверен в победе немцев и поэтому приветствует сообщения о религиозных переменах в России; именно он в первую очередь воспрепятствовал реакции Румынской Церкви на венский протест архиереев РПЦЗ против выборов Патриарха Сергия. Румынский же Патриарх с удовлетворением воспринял высказывания владыки Сергия против универсалистских претензий Римского папы. Позиция Румынской Церкви, которая раньше была сильной опорой маршала Антонеску, в русском вопросе вообще чрезвычайно беспокоила немецкий МИД. Круммхюбель также отмечал, что последние публикации митрополита Николая (Балана) содержат явную пропаганду в пользу англичан, и, по мнению посольства, он до сих пор с ними связан. Кроме того, Румынский Патриарх отправил в Великобританию Честерскому архиепископу Беллу телеграмму с благодарностью за протест последнего против англо-американских бомбардировок Румынии, отметив, что если бы не война, он несомненно находился бы в тесных связях с Англиканской Церковью. В заключение Круммхюбель предлагал для усиления германского влияния на Румынскую Церковь срочно использовать межконфессиональные связи немецких лютеран, отметив, что неоднократные приглашения их профессоров-теологов румынскими университетами блокировались руководящими ведомствами Третьего рейха87. Но никакие меры помочь уже не могли. К концу войны идущее из СССР влияние полностью вытеснило германское в румынском православии.

Деятельность Московской Патриархии стала оказывать влияние на церковную ситуацию в Румынии через 1,5-2 года после начала Великой Отечественной войны. Так, 22 ноября 1942 г. Патриарший Местоблюститель Русской Церкви митрополит Сергий (Страгородский) и экзарх Украины митрополит Николай (Ярушевич) обратились к солдатам румынской армии с призывом прекратить проливать братскую кровь русского народа. В воззвании владык говорилось: «Опомнитесь же вы, наши вековые соседи, наши братья по вере православной! Посмотрите хорошенько, в какое братоубийственное дело вы вовлечены. И общая у нас с вами православная вера, и историческое прошлое, и самая любовь к своей родине повелительно зовут вас: прекратите проливать братскую кровь единоверного с вами народа... Ваш христианский долг — немедленно оставить немецкие ряды и перейти на сторону русских, чтобы искупить великий грех соучастия в преступлениях немцев и содействовать священному делу поражения врага человечества. Дай вам Господь решимость на этот единственно правильный и святой поступок, и да приведет Он вас потом с чистой совестью радоваться вместе с освобожденной вашей родиной»88.

9 декабря владыки Сергий и Николай составили обращение «К румынским пастырям и пастве»: «Весь христианский мир следит за поведением румынских пастырей. Как скоро они убедят свою паству в необходимости прекратить войну с братским по вере русским народом? Как скоро румынские православные христиане обратят свой гнев против поработителей Западной Европы, и в том числе их страны,— гитлеровских разбойников?.. Румынские собратья — архипастыри, и пастыри, и все православные люди Румынии! Отрекитесь от союза с людоедом и богоборцем Гитлером и будем вместе с вами, едиными устами, умолять Господа нашего вернуть странам нашим мир и процветание, а изверга рода человеческого Гитлера да покарает рука Всевышнего»89.

4 октября 1943 г. советский Государственный комитет обороны принял решение о формировании на территории СССР 1-й румынской добровольческой дивизии имени Тудора Владимиреску, в составе которой предусматривалось православное военное духовенство. На встрече с Патриархом Сергием 28 января 1944 г. председатель Совета по делам Русской Православной Церкви Г. Г. Карпов спросил Первосвятителя, имеется ли возможность сделать экзаменационную проверку 4 румынским военнопленным, в свое время окончившим духовные семинарии, и в случае соответствия — рукоположить их во иереев для 1-й румынской добровольческой дивизии. Патриарх согласился и поручил это дело управляющему делами Московской Патриархии протоиерею Николаю Колчицкому90. Уже через 3 месяца дивизия была сформирована и включена в состав 2-го Украинского фронта.

27 марта 1944 г. советские войска вступили на территорию Румынии. Когда немецко-румынский фронт в Молдавии в результате разгрома в ходе Яссо-Кишиневской операции окончательно рухнул, молодой король Михай в союзе с представителями ряда политических партий и частью армейского командования 23 августа 1944 г. сверг И. Антонеску, маршал и министры его правительства были арестованы (в мае 1946 г. приговорены судом к смертной казни). В тот же день было создано коалиционное правительство национального единства под руководством генерала К. Санатеску, вскоре объявившее войну Германии. 23 августа также объявили амнистию, по которой было освобождено много осужденных — верующих различных конфессий (в основном сектантов).

В этой связи Патриарший Местоблюститель Русской Церкви митрополит Алексий (Симанский) 25 августа выпустил обращение «К духовенству и верующим румынского народа»: «С душевным удовлетворением русский народ услышал добрую весть о том, что новое румынское правительство, выполняя волю румынского народа, заявило о своем решении выйти из войны и порвать свою преступную связь с фашистской Германией. Православная Русская Церковь горячо приветствует и благословляет это решение единоверного румынского народа и призывает румынское духовенство и верующих всеми силами содействовать его выполнению... Со всею твердостью станьте же вы, пастыри и паства румынские, на страже благих намерений вашего народа; призывайте всех ваших братьев и сынов повернуть оружие против ваших поработителей-немцев; изгоняйте их из пределов вашей Родины. и помните, что только тогда, когда вы окончательно освободитесь от занимающих ваши города и села немецких войск, этих смертоносных орудий германского фашизма для угнетения и порабощения румынского народа,— только тогда вы сможете сказать, что вы исполнили ваш долг перед Церковью и Родиной вашей»91. Это обращение с санкции заместителя председателя Совнаркома В. М. Молотова было отпечатано в 3 тыс. экземпляров на румынском языке для распространения на территории Румынии.

Интересно отметить, что после вступления Румынии в войну с Германией глава Среднеевропейского митрополичьего округа Русской Православной Церкви за границей митрополит Серафим (Ляде) заступился за румынского священника Михаила Штефирцу, служившего в часовне Баден-Бадена. 20 сентября 1944 г. он отправил в рейхсминистерство церковных дел письмо с просьбой не снимать о. Михаила с должности, и 26 сентября эта просьба была удовлетворена92.

Митрополит Виссарион (Пую) во время немецкого отступления вместе со своей племянницей и секретарем как «гость германского рейха» приехал в город Китцбюхель, а затем в Вену. После перехода Румынии на сторону антигитлеровской коалиции он остался жить в Вене93, весной 1945 г. уехал в Западную Германию, а затем в Италию, где несколько лет находился в лагерях перемещенных лиц. В коммунистической Румынии в 1946 г. митрополит был объявлен коллаборационистом и военным преступником и заочно приговорен к смертной казни. В конце 1946 г. он безрезультатно писал Московскому Патриарху Алексию, прося его о заступничестве94. 7 октября 1949 г. владыка Виссарион в Мюнхене сообщил Первоиерарху Русской Православной Церкви за границей митрополиту Анастасию (Грибановскому) о том, что он вступил в управление Румынской Православной Церковью за границей. В дальнейшем митрополит Виссарион поселился во Франции и даже совершил в Версале в 1-й половине 1950-х гг. вместе с двумя русскими зарубежными иерархами, архиепископом Иоанном (Максимовичем) и епископом Нафанаилом (Львовым), архиерейскую хиротонию архимандрита Феофила (Ионеску) для румынских эмигрантов в Западной Европе (позднее ставшего членом Архиерейского Синода РПЦЗ)95. Во Франции в 1964 г. владыка Виссарион и скончался, в 1990-х гг. его именем была названа улица в молдавском городе Бельцы.

30 августа 1944 г. советская армия вступила в освобожденный в ходе восстания 24-29 августа Бухарест, а в октябре немецкие и венгерские войска были полностью изгнаны из страны. 12 сентября в Москве состоялось подписание соглашения о перемирии между Румынией и СССР, в результате которого была восстановлена советско-румынская граница по состоянию на 1 января 1941 г. Таким образом, Бессарабия и Северная Буковина вновь вошли в состав СССР, и на их территории была восстановлена юрисдикция Московского Патриархата. Соглашение о перемирии также объявляло недействительным Венский арбитраж от 30 августа 1940 г., по которому Венгрии была передана Северная Трансильвания. Надзор за точным соблюдением условий перемирия осуществляла Союзная контрольная комиссия, преобладающее влияние в которой имели представители СССР. К этому времени некоторые румынские священники уже установили связи с коммунистами. Так, например, отец Юстиниан (Марина), будущий Патриарх, укрывал их от преследования в последние дни режима Антонеску. В частности, в августе 1944 г. он прятал в своем доме генерального секретаря ЦК компартии Румынии Г. Георгию-Дежа после побега последнего из концлагеря в городе Тыргу-Жиу96.

Вскоре в Румынии развернулась активная политическая борьба, в которой православная Церковь сыграла определенную роль. Румынская рабочая (коммунистическая) партия с 1924 г. находилась в подполье, число ее членов было очень невелико, однако при поддержке СССР с осени 1944 г. она начала быстро расти. 12 октября был создан находившийся под коммунистическим контролем коалиционный Национально-демократический фронт. Прямое вмешательство советских представителей в дела Союзной контрольной комиссии заставило короля Михая 6 марта 1945 г. признать легитимным прокоммунистическое правительство во главе с лидером крестьянской партии «Фронт земледельцев» Петру Грозой (член Высшего церковного национального конгресса). 19 ноября 1946 г. блок демократических партий во главе с коммунистами убедительно победил на первых послевоенных выборах в парламент, а после вынужденного отречения 30 декабря 1947 г. короля Михая от престола за себя и своих наследников (его вместе с семьей выслали из страны), провозглашения Румынской народной республики и роспуска оппозиционных национал-царанистской и национал-либеральной партий процесс советизации страны был завершен97.

Все эти события происходили при непосредственном участии Румынской Православной Церкви, которая под влиянием Московской Патриархии поддерживала прокоммунистические силы. Отношения между Румынским и Московским Патриархатами были восстановлены еще до окончания Второй мировой войны. Нормализация межцерковных отношений началась по инициативе румынской стороны. 25 ноября 1944 г. Патриарх Никодим написал письмо, где выразил благодарность за внимание, с которым советские войска отнеслись к Румынской Церкви, и отмечал: «Просим Вас, господин министр, соблаговолить передать господам членам Союзной контрольной комиссии по перемирию нашу горячую благодарность и выражение нашего чувства преданности по отношению к командирам и армии СССР. Да поможет Бог, чтобы это проявление культуры и дружбы освятило будущее взаимоотношение между союзным СССР и свободным Румынским королевством». Правда, советскому военному командованию это письмо было передано только 1 февраля 1945 г.98

В том же направлении действовала созданная осенью 1944 г. при антифашистской организации «Союз патриотов» группа священников-демокра- тов под руководством профессора теологического факультета Бухарестского университета Петру Констанеску-Яшь (в 1921—1924 гг. он был членом компартии, с марта 1945 г. занимал пост министра пропаганды, с 1948 г.— вицепрезидента Академии наук, а с января 1953 г.— министра культов). В январе 1945 г. эта группа, насчитывавшая тогда около 100 человек по стране, в том числе 40 в Бухаресте, трансформировалась в Союз священников-демократов (антифашистов), основная задача которого заключалась в пропагандистской работе «за Советы и румыно-советское сближение». Председателем организации стал протоиерей Константин Бурдуча. Союз создал свое издательство, где уже в январе начал выпускать газету «Крайникул Ностру» (а затем газету «Люмина»), напечатал брошюру «О религии в Советском Союзе», кроме того он направлял лекторов в районные организации «Союза патриотов». В это время несколько православных священников также состояли в социал- демократической и коммунистической (по 2-3 человека) партиях99.

Комментарии:

44. BA, R 5101/23174, Bl. 32, 61, 63, 69-70.
45. Ibid., Bl. 92-93, 118, R 5101/23177, Bl. 136, 138, 150-151; Церковное обозрение. 1943. № 8. С. 4.
46. AA, Inland I-D, 4740, 4743, 4781; ВА, R 901/69670. Bl. 15, 20, 40.
47. Ђуриh В. Усташе и православие: Хрватска Православна Црква. Београд, 1989. С. 273.
48. ]осиф, митрополит Скопски. Мемоари. Цетиае, 2006. С. 256.
49. Власть и Церковь в Восточной Европе... Т. 1. С. 155, 368.
50. История Румынии. С. 265.
51. Архив Свято-Троицкой духовной семинарии Русской Православной Церкви за границей (РПЦЗ) в Джорданвилле, ф. В. И. Алексеева.
52. Поспеловский Д. Указ. соч. С. 280-281.
53. Церковное обозрение. 1941. № 10-12. С. 7; 1942. № 7-8. С. 4.
54. Пост Д. М. Психологические и исторические основы антисемитизма // Антисемитизм: концептуальная ненависть: Сборник, посвященный С. Визенталю. М., 2010. С. 199; Шорников П. Отрицание Холокоста в Молдове // Историческая память: Противодействие отрицанию Холокоста: Материалы 5-й международной конференции «Уроки Холокоста и современная Россия». М., 2010. С. 41.
55. Шорников П. Указ. соч. С. 39.
56. Raza. 1943. 13.07. S. 1.
57. BA, 62 Di1/82, Film 3307, Aufn. N 4907437.
58. Institut fur Zeitgeschichte Munchen (IfZ), Fa 502, Bl. 126.
59. Церковное обозрение. 1941. № 10/12. С. 8.
60. Там же. 1942. № 11/12. С. 6.
61. Raza. 1943. 18.07. S. 4.
62. Шорников П. М. Крестовый поход против Молдавии. Раунд второй: 1941—1944 гг. (электронный ресурс: patriot.md).
63. Церковное обозрение. 1943. № 7. С. 6.
64. Raza. 1943. 6.06. S. 4; Volkischer Beobachter. 1943. 11.07. S. 2; 1943. 28.08. S. 2.
65. Raza. 1943. 12.09. S. 4.
66. Там же. 1944. 4.03. S. 4.
67. Церковное обозрение. 1942. № 11/12. С. 6.
68. Там же. 1944. № 2/3. С. 10.
69. Там же. 1942. № 11/12. С. 6.
70. Church Times. 1943. 5.03. P. 122.
71. Katholik. 1943. 31.07. P. 238.
72. Ковалевский П. Е. Зарубежная Россия: История и культурно-просветительская работа Русского зарубежья за полвека (1920—1970 гг.). Париж, 1971. С. 221.
73. ЦДА, ф. 791к, оп. 2, ед. хр. 168, л. 1-2.
74. Там же, оп. 1, ед. хр. 67, л. 168.
75. BA, NS 15/629, Bl. 122.
76. Церковное обозрение. 1943. № 6. С. 8.
77. Там же.
78. Raza. 1943. 18.04. S. 2.
79. Церковное обозрение. 1943. № 6. С. 8.
80. Там же. 1944. № 2-3. С. 10.
81. Volkischer Beobachter. 1944. 19.04. S. 2.
82. Deutsche Allgemeine Zeitung. 1944. 14.04. S. 1.
83. Власть и Церковь в Восточной Европе... Т 1. С. 92.
84. АА, Inland I-D, 4779.
85. Ibid., 4756; Синодальный архив Русской Православной Церкви за границей в Нью- Йорке (далее — CA), д. 38/43.
86. АА, Inland I-D, 4757.
87. Ibid., 4781.
88. Русская Православная Церковь и Великая Отечественная война. М., 1943. С. 7779.
89. Там же. С. 80-82.
90. Достойный сын земли Нижегородской. / Публ. М. И. Одинцова // Исторический архив. 1999. № 6. С. 184.
91. Центральный государственный архив Санкт-Петербурга (далее — ЦГА СПб), ф. 9324, оп. 1, д. 5, л. 38-38 об.
92. Российский государственный военный архив, ф. 1470, оп. 1, д. 11, л. 211-212.
93. AA, R 98817, 4775—4776.
94. ГА РФ, ф. 6991, оп. 1, д. 133, л. 14-18.
95. СА, д. 3/50.
96. Власть и Церковь в Восточной Европе. Т. 1. С. 667, 670.
97. Покивайлова Т. А. Румынский король Михай I и руководство СССР: 1943—1944 гг. // Славяноведение. 2005. № 3. С. 85.
98. Власть и Церковь в Восточной Европе. Т 1. С. 96.
99. Там же. С. 92-93; Православие в Молдавии. С. 113-114.

Назад                    Далее

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий