Православная Румынская Церковь в 1918—1950 годах

Бухарестский Константино-Еленинский собор

Михаил Витальевич Шкаровский,
доктор исторических наук, ведущий научный сотрудник
Центрального государственного архива Санкт-Петербурга.

Вторая по величине после Русской Православной Церкви — Румынская в 1934 г. насчитывала около 10 тыс. общин, 5 митрополий и 18 епархий (включая созданную в 1921 г. «армейскую епископию»), к ней принадлежало 72% от 16 млн жителей страны.

В Румынии действовали 3 богословских факультета (старейший — с 1884 г. при Бухарестском университете, а также при Черновицком и Кишиневском университетах), 5 духовных академий в Трансильвании и Банате (Клужская, Орадиевская, Карансебешская, Арадская и Сибиуская) и 10 семинарий (в том числе монашеская в Керницком монастыре). С 1882 г. работала Синодальная типография в Бухаресте, с 1883 г. выходил официальный церковный печатный орган — журнал «Biserica Ortodoxa Romana» («Румынская Православная Церковь»), издавались богословские журналы «Raze de lumina» («Лучи света»), «Studii teologice» («Богословские исследования»), «Revista teologicа» («Богословское обозрение») и др. Самым значительным румынским монастырем была основанная в XV в. Нямецкая лавра в Молдавских Карпатах, численность ее насельников, включая 2 скита, доходила до 800 человек, в лавре также находились духовная семинария, типография Ясского митрополита, приют и большая библиотека. Румынская Церковь провозгласила себя автокефальной еще в 1865 г., вскоре после образования независимого государства Румыния, но Константинопольская Патриархия признала этот акт специальным томосом только в апреле 1885 г.1

После Первой мировой войны территория страны увеличилась более чем в 2 раза (учитывая оккупированную в 1918 г. Бессарабию), и теперь 30% населения Румынии составляли национальные меньшинства, в том числе православные (украинцы, русские, болгары, сербы), но их статус не был отражен в государственных законах. Значительный вклад в создание послевоенного государства внесла Румынская Православная Церковь. Она всегда была тесно связана с правительством страны и, как правило, активно поддерживала его, проявляя при этом сильную национальную ориентированность и нередко являясь инструментом румынизации национальных меньшинств. В 1919 г. состоялся церковный Собор, объединивший митрополии Румынии, Трансильвании и Буковины (включена в состав страны в ноябре 1918 г.).

31 декабря 1919 г. митрополитом4примасом, Первоиерархом Румынской Православной Церкви, был избран трансильванец, бывший униат, епископ Карансебешский Мирон (Кристя). Он родился 20 июля 1868 г. в Топлице, в крестьянской семье, в 1890 г. окончил семинарию в городе Сибиу и в1895 г.— философский факультет в Будапеште, где получил докторскую степень, в 1902 г.  принял монашество, в 1903 г. был рукоположен во иерея, в 1910 г. хиротонисан во епископа Карапсебешского.

С 1920 г. Румынская Православная Церковь активно участвовала в экуменическом движении. Согласно конституции 1923 г., она была признана национальной Церковью страны. 17 декабря 1923 г. в письме Константинопольскому Патриарху митрополит Мирон сообщил, что Румынская Церковь приняла решение «Всеправославного конгресса» об изменении церковного календаря и оно будет применено на практике в 1924 г. 4 февраля 1925 г. На Соборе Румынская Православная Церковь была провозглашена Патриархатом. Вначале этот акт рассматривался Константинопольской Патриархией как «умаление престижа Вселенского Патриарха в политических целях», но в дальнейшем выяснилось, что между Фанаром и Бухарестом было достигнуто негласное соглашение о даровании Патриаршества взамен принятия Румынской Церковью  ригорианского календаря2.

Законность акта от 4 февраля была подтверждена томосом Константинопольского Патриарха от 30 июня 1925 г., дарующим Румынской Церкви статус Патриархата. Его учреждение было также одобрено румынским парламентом. Осенью того же года митрополит Мирон (Кристя) принял титул Патриарха всея Румынии, наместника Кесарии Каппадокийской, митрополита Унгро4Влахийского и архиепископа Бухарестского. 1 ноября 1925 г. состоялась интронизация первого Румынского Патриарха, в которой приняли участие несколько Первосвятителей Поместных Православных Церквей3. В этом же году вступил в силу устав Румынской Церкви, действовавший до 1948 г.

В первые месяцы своего управления Патриарх Мирон высоко отзывался о Русской Православной Церкви, называя ее «нашей старшей сестрой», а бывшую Российскую империю — «представительницей и покровительницей всего православия в Европе и всех церковных общин христианского православного мира». Патриарх говорил о русских, что его приводит в умиление «их стойкость и мужество, их вера в правоту своего страдания, их патриотизм, их национализм в рассеянии, их самопожертвенность, их объединение около своего храма»4. В свою очередь русские зарубежные иерархи стремились решитьряд существовавших конфликтных вопросов с Румынским Первоиерархомв «духе братской любви».

Председатель русского Архиерейского Синода за границей митрополит Антоний (Храповицкий) участвовал в торжествах по случаю интронизации Патриарха Мирона, но в результате своей поездки пришел к неутешительным выводам5. Одной из главных причин для этого явились жестокие преследования противников постановления Священного Синода Румынской Церкви о повсеместном переходе на григорианский церковный календарь с 1 октября 1924 г. (кроме праздников Пасхального цикла). Из членов Священного Синода только епископ Герасим выступил против введения нового стиля, по требованию других архиереев он был вынужден уехать из страны и в дальнейшем жил в Париже. Из 9 тыс. румынских приходских священников (не считая духовенства Бессарабии и Буковины) почти никто не выступил против календарной реформы, однако монастыри внутренней Молдавии, поддерживаемые крестьянами, стали очагами сильного сопротивления (только из Нямецкой лавры в знак протеста ушли 7 насельников). Сначала движение старостильников возглавил клирик митрополичьего собора в Бухаресте архимандрит Галактион (Кордун), ставший в1955 г. первым архиереем Румынской Православной старостильной Церкви. В 1926 г. Патриарх Мирон в первый раз попытался ввести в Румынской Церкви западную пасхалию. Однако среди верующих начались массовые протесты и демонстрации, которые вынудили Патриарха временно отменитьэтот указ6.

Уже в середине 1920-х гг. сторонники старого стиля подверглись гонениям. Не подчинившиеся реформе монахи были вынуждены уйти из своих обителей, они основывали тайные скиты или служили по домам верных прихожан. Так поступил, в частности, иеромонах Гликерий (Тэнасе), будущий Первоиерарх Румынской старостильной Церкви в сане митрополита, причисленный ею в 1999 г. к лику святых. В ноябре 1925 г. он вместе со своим сподвижником иеродиаконом Давидом (Бидаску) вынужденно покинул Покровский скит Нямецкой лавры (в котором был настоятелем) и переехал в ущелье Корои Равин, где в следующем году построил часовню; за это время к нему присоединились иеромонах Памва и 2 его брата4монаха, изгнанные из монастыря Сихэстрия. Вскоре о. Гликерий устроил первую старостильую церковь в селе Ван атори. Он был несколько раз арестован по доносам новостильных клириков и по двергался в заключении пыткам и истязаниям. Однако движение подавить не удалось, с 1924 по 1935 г. старостильные миряне и священнослужители построили 36 храмов7.

В 1929 г. Патриарх Мирон при поддержке премьер-министра Юлия Маниу (униата) снова попытался ввести в Румынской Церкви западную пасхалию, но из4за массового сопротивления духовенства и мирян был вынужден окончательно отказаться от своих планов. В это время ряды румынских старостильников существенно пополнились. Бывшая помощница настоятельницы крупнейшего в Румынии женского монастыря св. Агапии мать Макария покинула его и основала с группой монахинь первый старостильный женский монастырь8. Значительную поддержку старостильники нашли у монахов Святой Горы Афон: настоятель афонского румынского скита Подром сохранил, несмотря на неоднократные обращения Патриарха Мирона, верность юлианскому календарю, игумен Иоасаф позднее постриг в великую схиму иеромонаха Гликерия и иеродиакона Давида. Со временем к отцу Гликерию присоединились приехавшие в Румынию с Афона иеромонахи Зосима, Варух и Гимнасий. Осенью 1930 г. Гликерий отправился через Афон в Иерусалим, где на Пасху 1931 г. сослужил с главой Русской духовной миссии на Святой земле архиепископом Кишиневским и Хотинским Анастасием (Грибановским).

К середине 1930-х гг. окрепшее движение румынских старостильников попыталось установить самостоятельный епископат с помощью Русской Православной Церкви за границей (РПЦЗ) или греческих архиереев. С этой целью отец Гликерий в 1935 г. посетил Грецию и Югославию. В Афинах он просил старостильных греческих епископов рукоположить во архиереев приехавших вместе с ним отца Гимнасия и афонского иеромонаха4румына, но Первоиерарх греков-старостильников митрополит Хризостом в это время был изолирован английскими властями в Палестине, а члены его Синода не смогли без владыки решить этот вопрос. Затем иеромонах Гликерий вел переговоры в Белграде с архиепископом Анастасием (Грибановским), который не дал согласия на архиерейскую хиротонию, а для рукоположения старостильных иереев посоветовал обратиться к епископу Венскому Серафиму (Ляде) и просить последнего приехать с этой целью в Румынию. Но встреча отца Гликерия с этим владыкой по ряду причин не состоялась.

В 1935 г. началась новая, еще более жестокая, чем прежде, волна гонений на сторонников юлианского календаря. Румынское правительство ввело в стране военное положение, руководители старостильного движения арестовывались и как государственные преступники подвергались военно-полевому суду и заключению в концлагеря. По указу Патриарха Мирона, арестованные осенью 1936 г. Монахи-старостильники были заключены в монастырь Езеру, а придерживавшиеся юлианского календаря монахини попали в другой монастырь, где с ними обращались с большой жестокостью. Некоторые из заключенных приняли мученическую смерть, в том числе основатель старостильного монастыря Добру иеромонах Памва. Все 36 старостильных храмов и несколько скитов и монастырей были разрушены. Во время разрушения монастыря Кукова 5 мирян-старостильников были утоплены в монастырском колодце9.

Перед началом Второй мировой войны Румынская старостильная Церковь была почти полностью уничтожена, священнослужители арестованы, а все построенные ими храмы разрушены. Старостильников обвиняли в «большевизме» на том основании, что у них был такой же церковный календарь, как у Русской Церкви. Однако в военное время ситуация постепенно начала меняться. В конце 1939 г. из концлагеря Мяркуря Кюч был освобожден арестованный в сентябре 1936 г. иеромонах Гликерий. Он скрывался в лесу вместе с иеродиаконом Давидом (Бидаску) и около 7 лет служил там тайно. В это время в горах и лесах различных районов Румынии было создано несколько тайных скитов10.

Кроме борьбы со старостильниками Румынской Патриархии приходилось решать и другие сложные проблемы — от конфликтных отношений с Ватиканом до конкуренции с Константинопольским Патриархом за влияние на православную диаспору и другие Поместные Церкви. Так, 10 мая 1927 г. румынское правительство премьер4министра генерала Александра Авареску (1859–1938 гг.) заключило конкордат (международную конвенцию) с Ватиканом, обеспечивавший верховную власть последнего над румынскими католиками. Эта конвенция признавала католическую Церковь в Румынии юридической единицей и предоставляла ей широкие полномочия11.

26 мая 1929 г., несмотря на протесты Патриарха Мирона, румынский парламент ратифицировал конкордат с Ватиканом, и Первосвятитель как член правительства вынужден был его подписать. Но еще до этого, в 1928 г., после долгого публичного обсуждения был принят «Генеральный закон о культах», в который вошли многие положения конкордата. Этот закон предоставлял свободу действий не только католикам, но и баптистам, евангелистам, адвентистам. Однако в этом же году постановлением министра культов были запрещены секты назарян, миленистов, адвентистов-реформистов, пятидесятников и иннокентьевцев12. Следует упомянуть, что в 1927—1930 гг. Патриарх Мирон был членом «регенства» из 3 человек, которое управляло Румынией после смерти короля Фердинанда до интронизации Кароля II. Для оживления народного благочестия Патриарх основал религиозные объединения для мирян: «Oastea Domnului» («Воинство Господне») с центром в Сибиу, «Fratia Ortodoxa Romana» («Румынское православное братство») с центром в Клуже, «Asociatia Preoteselor» («Ассоциация жен священников») и др.13

В 1929 г. на съезде в Детройте состоялось объединение румынских православных приходов США и Канады, тогда же было решено просить Румынскую Патриархию учредить в Америке Румынскую православную миссионерскую епархию (решение создать Американскую епископию, подчиненную Бухарестской митрополии, было принято еще в марте 1918 г. на собрании представителей румынских приходов в городе Янгстауне, штат Огайо). Выполняя прошение 1929 г., Священный Синод в 1934 г. после официального создания румынской миссионерской епархии США и Канады хиротонисал во епископа Поликарпа (Морушку), который только в 1935 г. прибыл в Детройт, где принял управление над румынскими приходами Северной Америки. К 1939 г. эта епархия включала 33 прихода, 54 филиала, 26 храмов в США и 17 церквей в Канаде, а также приходские школы, молодежные организации и женские ассоциации (после начала в сентябре 1939 г. Второй мировой войны находившемуся тогда в Румынии епископу Поликарпу не удалось вернуться в свою епархию, и она на несколько лет осталась без архиерейского управления)14.

В начале 1930 г. на проходившей в афонском Ватопедском монастыре Всеправославной конференции делегация Константинопольской Патриархии отклонила как чуждое православной традиции предложение Румынской Церкви каждой автокефальной Церкви иметь постоянного представителя при Вселенском Патриархе. В 1936 г. Патриарх Мирон признал благодатность апостольского преемства иерархии Англиканской Церкви15.

10 февраля 1938 г. правивший с 6 июля 1930 г. король Кароль II назначил Патриарха Мирона премьер-министром (Первосвятитель исполнял эти обязанности до 6 марта 1939 г., одновременно являясь регентом страны). Это назначение было сделано в связи с нестабильной политической обстановкой, в Румынии все большее влияние приобретала националистическая антисе- мистская организация «Железная гвардия», и король запретил деятельность всех политических партий (31 марта 1938 г.), фактически установив свою личную диктатуру. Следует отметить, что «Железная гвардия» имела сильный православный уклон. Прообразом этой организации был Союз архангела Михаила, основанный в 1923 г. Корнелием Кодреану. В 1930 г. Кодреану создал массовую организацию «Железная гвардия», имевшую свое подразделение для рабочих — «Рабочий корпус легионеров». В 1938 г., после установления диктатуры короля, К. Кодреану и ряд других арестованных «железногвардейцев» были казнены16.

Новое правительство повело наступление на права национальных меньшинств — был принят специальный закон о проверке гражданства и о преимуществах для лиц румынской национальности17, кроме того, оно ввело жесткую цензуру и призвало евреев, прибывших в Румынию во время Первой мировой войны, покинуть страну. В числе реформ, проведенных Патриархом Мироном в качестве премьер-министра, было запрещение протестантам собираться на богослужение, если община не превышает 100 человек, таким образом, прекратились службы примерно в 1500 молитвенных домах и часовнях, принадлежавших различным протестантским деноминациям18. Несмотря на ноты протеста из многих стран мира, это запрещение было снято только после смерти Первоиерарха.

Патриарх Мирон (Кристя) скончался 7 марта 1939 г., и 30 июня 1939 г. церковный Собор избрал новым Румынским Первосвятителем митрополита Ясского Никодима (Мунтяну). Он родился 6 декабря 1865 г. в селе Пипириче Нямецкого уезда (Молдова) в дворянской (по другим сведениям, крестьянской) семье, окончил школу в Нямце и в 1895 г.— Киевскую Духовную академию, 1 августа 1894 г. принял монашеский постриг, несколько позже посвящен в сан архидиакона и назначен проповедником при Ясской митрополии. Затем отец Никодим был возведен в сан архимандрита, назначен ректором Галацкой семинарии и хиротонисан во викарного епископа Галацкой епархии. В 1912 г. он был назначен епископом Хушским и в этом сане возглавлял делегацию Румынской Церкви на Всероссийском Поместном Соборе 1917—1918 гг. в Москве.

В 1918—1919 гг. владыка временно управлял Кишиневской епархией, затем возвратился в Хушскую епархию, в 1924 г. ушел на покой и поселился в Нямецкой лавре, где, будучи настоятелем, основал духовную школу, больницу, приют, странноприимницу, восстановил типографию, перевел Библию на молдавский язык и с русского на румынский язык «Библейскую историю» в 6 томах, а также «Толковую Библию» в 12 томах. В 1936, 1938 и 1944 гг. в новом переводе на румынский, выполненном владыкой Никодимом и профессорами богословия Василе Раду и Гала Галактионом, вышло 3 «синодальных издания» Библии. В январе 1935 г. Церковный национальный конгресс Румынии избрал владыку Никодима Ясским митрополитом19.

В предвоенные годы за влияние на Румынскую Православную Церковь активно боролись Великобритания и Германия. При этом власти Соединенного королевства действовали в основном через Англиканскую Церковь. В 1935 г. в Бухаресте состоялись румыно-англиканские собеседования, на которых были проведены дискуссии и приняты согласованные решения по вопросам о доктринальном значении 39 членов англиканского исповедания, о таинстве священства и действительности англиканских хиротоний, о Св. Евхаристии и других таинствах, о Священном Писании и Предании, о спасении. В отношении таинства священства члены румынской делегации на собеседовании рекомендовали Священному Синоду своей Церкви признать действительность англиканской иерархии.

20 марта 1936 г. Румынский Священный Синод вынес положительную резолюцию по поводу законности англиканских рукоположений. Правда, эта резолюция должна была стать окончательной только тогда, когда высшее управление Англиканской Церкви подтвердит заявления своих делегатов относительно таинства священства и связанных с ним важных пунктов учения православной Церкви, а также последует согласие по данному вопросу всех Поместных Православных Церквей. Достигнутое в Бухаресте соглашение было принято Англиканской Церковью в 1936 г. на Йоркской и в 1937 г. на Кентерберийской ассамблеях (Румынский Синод на заседании 6 июня 1966 г. еще раз рассмотрел документы Бухарестского собеседования и вновь их принял)20.

В дальнейшем межцерковные контакты продолжали активно развиваться. Так, 13 августа 1937 г. германский МИД переслал в рейхсминистерство церковных дел тревожный доклад немецкого посла в Бухаресте о сближении Англиканской и Румынской Православной Церквей21. В мае 1940 г. в Бухарест приезжала делегация англиканских архиереев и священников под руководством епископа Гибралтарского. В свою очередь немецкие ведомства с 1938 г. по линии научных фондов приглашали молодых румынских богословов стипендиатами для учебы и научной работы в Германию, а православных профессоров богословия — для чтения лекций и докладов в немецких университетах. Так, например, осенью 1940 г. рейхсминистерства науки и церковных дел организовали поездку с докладами в университетах Берлина, Вены, Бреслау и Кенигсберга известного профессора-богослова, литератора и публициста из Бухареста Никифора Крайника, бывшего до 22 августа 1940 г. министром пропаганды Румынии, а во 2-й половине 1920-х гг. министром культов и искусств (он происходил из болгар и имел настоящую фамилию Добре). В это же время Немецкая Евангелическо-Лютеранская Церковь поддерживала тесные связи с двумя другими румынскими профессорами, а также выплачивала пособия православным священнослужителям и членам их семей, бежавшим из присоединенной к СССР Северной Буковины в Германию. Весной 1941 г. рейхсминистерство церковных дел даже частично финансировало строительство православной церкви в Галаце (на территории Румынии)22.

Сама же Румынская Церковь до 1941 г. старалась не занимать односторонней позиции. В этой связи следует упомянуть, что в конце 1939—1940 г. в Бухаресте с разрешения Патриарха проживал бежавший из оккупированной нацистами Польши епископ Гродненский Савва (Советов), который вел активную антинемецкую агитацию, в частности убедил Константинопольского Патриарха не признавать назначения Берлинского и Германского архиепископа главой православной Церкви в Польском генерал-губернатор- стве23. В 1940 — начале 1941 г. в ответ на обращения немецких военных священников (лютеран и католиков) о разрешении им совершать богослужения в православных храмах одни румынские архиереи отвечали согласием, а другие отказывали24.

Страницы: 1 2

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий