Пучина бездоганная

После всего этого татары вернулись со множеством пленных на родину, а злодей Хмель (д. с. е. и.) пошел с великим торжеством со своими казаками и с несколькими тысячами татар, оставшимися у него, в город Чигирин. И когда он подошел к городу, навстречу ему вышло все население города с музыкальными инструментами и встретили его с большим ликованием и приветствовали его. Они признали его начальником и владыкой над ними и над их потомством вовеки веков и сказали ему: «Ты князь, волею божией, над нами и наш избавитель от польских панов, угнетающих нас тяжкими работами».

И было, когда злодей Хмель (д. с. е. и.) поселился у себя дома, — он сказал своим подчиненным начальникам и советчикам: «Давайте надумаем что-нибудь, чтоб не стать позорищем и поруганием наших недругов; ведь мы стали отвратны для населения Польши. Когда короли Эдома 66 узнают обо всех наших злодеяниях, они пойдут на нас войной, а нас ведь немного». Тогда ему подали такой совет: «Отправь послания к панам и магнатам Польского королевства, искренне и миролюбиво утешь их и, порицая свои поступки, объяви, что только желание спасти свою жизнь заставило тебя так поступить. Сделай так, чтобы они не спешили собирать против тебя войско, а ты между тем отправь посланников к татарскому хану с просьбой прислать на подмогу многочисленное войско. Одновременно разошли послания по всем городам королевства Польского, где есть православное наследие, в которых призывай их приготовиться, чтобы в назначенный срок объединиться, постоять за себя и отомстить своим врагам-панам и — упомянем их отдельно — евреям». Хмель (д. с. е. и.) так и сделал.

Соблюдая строго тайну, он разослал по всей стране, во все места, где живут православные, послания, в которых призывал подготовиться, чтобы в установленный час объединиться, постоять за себя и уничтожить, стереть и убить всех евреев и все враждебное им войско польское вместе с детьми и женщинами, а имущество их разграбить.

И стало это известно евреям от православных — их соседей либо друзей. Во всех православных поселениях у евреев были также свои шпионы, и евреи сообщали панам, своим господам, все собранные сведения. Из одной общины в другую с верховыми гонцами посылались ежедневно письма, в которых сообщались новости, интересующие евреев и панов. Поэтому паны очень сблизились с евреями и они — паны и евреи — стали словно один союз, одна душа, ибо господь посылает лекарство перед болезнью 67, если бы не это, был бы конец — от чего да хранит господь — и остатков Израиля. И по всей стране, во всех местностях, куда достигало послание злодея, была великая радость среди православных и большая скорбь среди панов и евреев. Посты и стенания, облачения в рубища и посыпание главы пеплом, покаяние и молитвы — все это не смогло отвратить гнева небес. «И все же гнев его не отвратился, и рука его простерта» 68. Да смилостивятся над ними небеса! Хмель (д. с. е. и.) послал также миролюбивые письма панам и магнатам, в которых он утешал и увещевал их, уверяя, что единственно желание спасти свою жизнь побудило его поступить так. «Если кто-нибудь хочет убить тебя, предупреди и убей его». «Преследуемому милостивый (Т. е. Бог — Прим. пер.) не вменяет в вину» 69. И он писал панам, что они возвратились по домам, что он вернет им их поместья 70. Однако паны не послушались его, понимая, что все это — один только обман и хитрость, и он ищет только какого-либо предлога. Паны знали, что Хмельницкий, предлагая им мир, все еще обращает под свое владычество Русь; что ему посылают подати со всех поместий магнатов и панов; что в Заднепровье он обращался совершенно неслыханным образом с евреями и панами; разорял костелы и убивал ксендзов. Все это было им совершено после того, как он взял в плен польское войско. Поэтому паны ему не поверили и отправили послание к архиепископу (по-италиански он будет называться кардиналом), который занимает престол в св. общине Гнезно и замещает короля, когда тот умирает, чтобы не оставалась Польша без короля, ибо если бы так случилось, люди глотали бы друг друга заживо 71. В то время гнезнеским кардиналом был нынешний король польский Казимир 72 — да возвеличится слава его, и да падут враги его, — и все магнаты и вельможи единогласно постановили просить его назначить главнокомандующего, дабы не оставалось Польское королевство без пастыря. Кардинал Казимир немедленно послал начальнический жезл (по-польски называется булава) владельцу св. общины Заслав светлейшему князю Владиславу Доминику, назначив его главнокомандующим. Этот князь еще больше увеличил злосчастье евреев и всего королевства Польского: он был знаменит своим богатством и никогда в жизни не принимал участия в войнах; он был труслив и мягкосердечен. Кардинал назначил его военачальником из-за его богатства. «Когда пастух сердится на своих овец, то назначает им вожаком слепую овцу» 73. И так — за прегрешения наши великие — случилось и в Польше 74. Упомянутый кардинал приказал также объявить по всему королевству Польскому — под угрозой суровой кары — сбор всех панов на войну, на отомщение врагам. А паны собирались чрезвычайно медленно, как это вообще принято в королевстве Польском, где на войну собираются не торопясь, очень мешкая, в противоположность татарам и православным, которые отправляются в поход не ленясь, с большой поспешностью.

Примечания:

52. Следует отметить, что Ганновер совершенно не упоминает про поражение польского авангарда во главе с сыном гетмана Потоцкого под Желтыми водами, предшествовавшее корсунскому погрому. Самая же корсунская битва описана в общем довольно точно. Число казаков и татар, конечно, значительно преувеличено, однако, по другим источникам, и поляков было несколько меньше, чем указывает Ганновер (4–5 тыс.). Отдельные детали в рассказе Ганновера полностью совпадают со свидетельствами других источников. Ср., например, донесение путивльского воеводы: «Хмельницкий с казаками и татаровя меж лесов на приходах в тесных местах выкопали рвы большие и на тех же местах во рвах и в лесах по обе стороны дороги наперед завели пехоту запорожских казаков» и т. д. («Акты московского государства» II, № 346).
53. Переход на сторону Хмельницкого значительных слоев мелкой польской шляхты объясняется совпадением их классовых интересов с интересами казацкой старшины. Как известно, Хмельницким был издан даже специальный «универсал», которым ограждались имущественные права перешедшей к нему шляхты.
54. Хронист имеет в виду Чигиринского полковника Кречовского и Яна Виговского, ставшего войсковым писарем (нечто вроде начальника штаба) Хмельницкого. Среди польских шляхтичей, близких сподвижников Хмельницкого, следует вспомнить полковника Гловацкого.
55. Цитата из талмуда, трактат «Sanhedrin», 39 в.
56. Псалмы 68, 3.
57. «Исайя», 1, 9.
58. В 1648 г. первый день праздника «Шевуот» (так называемая «семидесятница») был 27 мая.
59. Между 1580–1764 гг. еврейские общины (кагалы) всего Польского королевства были объединены так называемым ваадом, или «сеймом четырех стран» (а после выделения Литвы в 1623 г. в самостоятельный ваад — трех стран), имевшим значительную административную власть, главным образом в области государственного фиска. Каждая из «стран» разбивалась в свою очередь на округа.
60. Острог назван столичным городом как центр «княжества Острожского», сохранившийся и после ликвидации политической самостоятельности удельных княжеств, как самостоятельная единица феодального общества. Вместе с тем Острог был крупным центром еврейской общинной организации.
61. Львов был одним из главных окружных центров так называемой русской области ваада, охватывающей Русское, Брацлавское и Подольское воеводства.
62. Прикагалками назывались небольшие еврейские поселения, не образующие самостоятельного кагала и подчиненные в административном и фискальном отношении ближайшей общине.
63. Четыре вида казни по так называемому «моисеевому» (библейскому) законодательству.
64. Тефилин (или филактерии) — молитвенные принадлежности, одеваемые на голову и на руку.
65. 2-я книга «Царств», 21, 12.
66. Аллегорическим названием «Эдом» еврейская словесность той поры обозначает Рим и вообще католические государства. Печатая свою книгу в католической Италии, Ганновер должен был соблюдать по отношению к католицизму особую осторожность.
67. Талмудическая поговорка, трактат «Megilah», 13 в.
68. «Исайя», 5, 25.
69. Положения талмудического права, трактат Sanhedrin 72 а.
70. 12 июля Хмельницкий отправил на имя короля (о смерти которого он еще, возможно, не знал) письмо, в котором заверял его в своей полной лояльности по отношению к Речи Посполитой и выставлял ряд чрезвычайно умеренных требований. Требования эти отражали узкоклассовые, эгоистические интересы казацкой старшины. Хмельницкий был готов предать присоединившиеся к нему крестьянские массы, сделавшие его движение таким грозным и победоносным. Попытки Хмельницкого договориться с польскими правящими кругами являются не хитрым маневром, как полагает Ганновер, а подсказывались всей линией его поведения, основанной на классовых интересах представляемой им социальной группы.
71. Цитаты из нравоучительного произведения раннеталмудической («мишнаистской») литературы — «Pirke aboth» («Поучения отцов»), III, 2.
72. Это замечание хрониста неверно. Король Ян Казимир считался действительно кардиналом, но он никогда не был «бискупом» гнезненским и примасом Польши, а значит, не был и так называемым interrex'oм, каковым был тогда Мацей Любинский. Интеррексом назывался временно исполнявший обязанности короля в период между смертью прежнего короля и избранием нового.
73. Талмудическая поговорка, трактат «Baba kama», 5 а.

Назад / Далее

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий