Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году (продолжение)

Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году

V. Призывы, возвания и телеграммы рядового духовенства к сопастырям и пастве

№ 668. Телеграмма члену Св. синода, архиепископу Ярославскому и Ростовскому Агафангелу (Преображенскому) съезда монашествующих Ярославской епархии в день своего открытия

16 мая 1917 г.

Смиренно испрашиваем архипастырского благословения на предстоящие труды монашеского съезда. Свидетельствуем глубочайшую преданность обновленному Св[ятейшему] синоду1 и Временному правительству. Благословите продолжать собрание в Ваших покоях.

Председатель монашеского съезда игумен Серафим;

секретарь игумен Валентин.

РГАДА. Ф. 1450. 1917. On. 1.Д. 84. Л. 136. Рукопись. Копия.

1 Имеется в виду состав синода, назначенный Временным правительством 14 апреля 1917 г. В него входил и архиепископ Агафангел.

№ 669. Из призыва к духовенству епархии Курского епархиального съезда

16-19 мая 1917 г.

Всячески поддерживать новый строй и Временное правительство, и с этой целью духовенству и [курским] церковным комитетам1 рекомендуется возможно чаще устраивать в деревнях чтения, митинги, лекции и просто беседы, разъясняя на них вопросы текущей жизни как гражданской, так и церковно-общественной, освещая их с точки зрения христианской и правовой.

ВЦОВ. 1917. № 39. С. 3.

1 В частности, губернскому Исполнительному комитету духовенства Курской епархии, а также комитетам духовенства при отдельных благочиниях г. Курска.

№ 670. Из «Обращения к русскому духовенству» частного пастырского собрания группы священников Самарской епархии

18 мая 1917 г.

События последнего времени показали, что влияние духовенства на народ огромно.

Новое Правительство укрепилось в деревне исключительно благодаря признанию его духовенством, которому не было оснований вызывать контрреволюции даже только потому, что старая власть держала его впроголодь1, заставляя вымогать жалкие гроши с нашего мужика и сея тем рознь в приходе. ...Пятидесятитысячная армия священников настолько еще сильна, что к ней Государство будет так же прислушиваться, как к голосу пастыря прислушивается приход. От всякой власти, решившей идти иначе, останется одно воспоминание. Пусть эксцессы2 и нигилистические городские подонки не вводят никого в заблуждение. Мы желаем воли и счастья себе и Родине не менее всякого другого «товарища». Враги свободы прекрасно учитывали роль религии, и если старый строй вернется, это будет доказательством как силы мистики формулы «за веру — царя — отечество», так и пагубности пренебрежения духовенством, как организованной прогрессивной силой. Слабость (временная) духовенства в его разобщенности. Товарищи, объединяйтесь вокруг столичного и Думского духовенства.

Самарские епарх. ведомости. Самара, 1917. № 9-10. Часть неофиц. С. 164-165.

1 Здесь и далее выделено авторами послания.
2 Так в тексте.

№ 671. Телеграмма духовенства и мирян русских церквей г. Тифлиса Всероссийскому съезду православного духовенства и мирян

23 мая 1917 г.

Общее собрание духовенства и мирян русских церквей города Тифлиса, с великой радостью братски приветствуя первый Всероссийский съезд духовенства и мирян в сердце России Москве, собравшийся в дни всероссийского возрождения, горько сожалеет, что по независящим от него обстоятельствам на съезде не будет услышан его голос, и выражает твердую уверенность, что работами съезда будет положено начало свободе церковного самоопределения в государстве, возвращению мирянам надлежащего места в живом организме церкви и восстановлению церковной соборности, разрушенной самодержавием и произволом монашествующего епископата.

НИОРРГБ. Ф. 60. К. 13. Д. 7. Л. 1. Подлинник.

№ 672. Воззвание к народу Петроградского епархиального собора1 духовенства и мирян

26 мая 1917 г.

Тяжкими тысячелетними усилиями, ценою страданий и жизни множества своих сынов, народ наш создал величайшую в мире державу.

Много наша родина имела врагов, которые нередко исступленно шли на нее и иногда даже подчиняли ее себе и порабощали. Но никогда, ни даже в тяжкие времена татарщины не угасал дух народный. Народ поднимался, свергал врагов-поработителей. И во главе этих движений народных всегда стояла наша Церковь, вокруг которой объединялся народ.

Отвергая политику, вносящую рознь в единый народ русский, мы должны преклоняться пред подвигом народа нашего, падавшего под ударами татар, при защите последних оплотов -церквей Киевских. Мы преклоняемся пред памятью пошедших, с благословения преподобного Сергия [Радонежского], на ратное дело иноков Пересвета2 и Осляби3 и павших за свободу народа на Куликовом поле. Мы преклоняемся пред памятью иноков и народа, отстоявших среда голода, жажды и всякой скудости Троице-Сергиеву Лавру, пред подвигом Минина и Пожарского4. Мы благоговейно преклоняемся пред ракой [святых мощей] Святителя Гермогена смертью своею запечатлевшего верность нашей вере, родине и народу нашему.

Ныне снова враг ворвался в страну нашу — осквернил наши св[ятые] храмы, ограбил и сжег наши города и селения, избивал жителей, насиловал женщин, захватил наш] земли, бесчеловечно истязует пленных братьев наших. Миллионы русских людей бежали под натиском жестокого врага из веками насиженных мест, трупами своими устилапуть отступления под расстрелом врагов.

И мы призываем народ наш не падать духом и верить в Промысел Божий.

С этим тяжким испытанием нам ниспослано и другое тяжкое бедствие: среди народа наше го воцарилась рознь: брат пошел на брата. Земля наша покрылась огнем и дымом пожаров: мучительно стонет церковный набат, слышны вопли ограбленных и погибающих. Родина наша оросилась братской кровью даже тех, кто недавно сидел в окопах вместе с солдатами, с ними проливакровь и с ними погибал за народ свой на суше и на море..., оросилась братскою кровью своих офицеров, униженных и погибших от рук не врага, а от рук... младших братьев своих.

Во дни свободы народа волна самых низменных стремлений, насилий и пороков грозит захлестнуть нашу родину.

Первый свободно избранный Петроградский Епархиальный Собор, мы — миряне и духовенство, избравши по своему сердцу Архипастыря своего5, взываем: «Безумцы, остановитесь! Забудьте распри! Враг у ворот столицы государства нашего. Он ринется на нас, он разорит нас, погубит дорогую нашу родину, погубит свободу нашу! Вы не ведаете, что творите: ослепленные злобою, вы идете друг на друга. Вы преступно проливаете братскую кровь!

И мы, глубоко веруя в жизненность заветов Матери нашей Церкви, в разум народа нашего, в светлое будущее свободной родины нашей, громко взываем: «Остановитесь, бросьте распри, — отразите мужественно врага! Спасите Родину. Она погибает!

Помните, что в единении сила! Мать-Церковь зовет нас на подвиг святой!6

НИОРРГБ. Ф. 60. К.4.Д.1.Л.1. Типографская печать;

ВЦОВ. 1917. №36. С. 3.

1 Весной 1917 г. некоторые епархиальные съезды назывались соборами.
2 Пересвет Александр (? — 1380) — герой Куликовской битвы, монах Троице-Сергиева монастыря. Его поединок с татарским богатырем Темир-мурзой, в котором оба погибли, стал началом сражения.
3 Ослябя Родион (? — после 1398) — герой Куликовской битвы, монах Троице-Сергиева монастыря.
4 Пожарский Дмитрий Михайлович (1578 1642) — русский полководец, народный герой. В 1613 — 1618 гг. руководил военными действиями против польских интервентов.
5 24 мая 1917 г. на Петроградскую митрополию епархиальным собором был избран епископ Вениамин (Казанский) (ЦВ. 1917. № 22-23. С. 148).
6 Известна другая, сокращенная редакция данного воззвания: «Тяжкими тысячелетними усилиями, ценою страданий и жизни множества своих сынов, народ наш создал величайшую в мире держа ву. Много наша родина имела врагов, которые нередко исступленно шли на нее и иногда даже подчиняли ее себе и порабощали. Но никогда, даже в самые тяжелые времена, не угасал дух народа.

Ныне снова враг ворвался в страну, осквернил наши св[ятые] храмы, ограбил и сжег наши города и селения, избивал жителей, насиловал женщин, захватил наши земли и истязует он бесчеловечно пленных братьев наших. Среди тяжкого этого испытания нам ниспослано и другое тяжкое бедствие: среди народа нашего воцарилась рознь, брат пошел на брата. Земля наша покрылась огнем и дымом пожаров, мучительно стонет церковный набат, слышны вопли ограбленных и погибающих. Родина наша оросилась братской кровью даже тех, кто недавно сидел в окопах вместе с солдатами, с ними проливал кровь и с ними погибал за народ свой на суше и на море, оросилась братскою кровью своих офицеров, униженных и погибших от рук не врага, а от руки... младших братьев своих. Во дни свободы народа волна самых низменных стремлений, насилий и пороков грозит захлестнуть нашу родину. Первый свободно избранный петроградский епархиальный собор, мы, миряне и духовенство, заявляем: безумцы, остановитесь! Забудьте распри! Враг у ворот столицы государства нашего. Под шум взаимных у нас распрей он ринется на нас, разорит нас, погубит дорогую нашу родину, погубит свободу нашу!

Вы не ведаете, что творите, ослепленные злобою, вы идете друг на друга. Вы преступно проливаете братскую кровь!»

 (День. Пг, 1917. № 1633 (72). С. 4).

№ 673. Приветствие Московскому Всероссийскому съезду духовенства и мирян от Пермского епархиального съезда

26-31 мая 1917 г.

Чрезвычайный епархиальный съезд духовенства и мирян обширной Пермской епархии чрез своих депутатов шлет сердечный братский привет участникам Всероссийского съезда [православного духовенства и мирян] с молитвенным призыванием благословения Божия и пожеланием успеха в трудном, весьма важном и ответственном деле церковного строительства.

Давно уже преданные церкви сыны, наиболее радеющие о ее благе и процветании, находили, что Русская православная церковь находится в унизительном порабощении у правительственной власти.

Гнет самодержавного строя, особенно со времен Петра Великого, наложил на церковную жизнь цепи полного рабства и, лишив церковную общину самоуправления, внес разъединение между пастырями и пасомыми, превратив первых из свободных провозвестников евангельской истины в своих правительственных агентов, навязывая иногда священному сану обязанности, несоответствующие духу пастырского служения, а последних, т[о] е[сть] мирян, обратив в безгласное стадо, с затаенной тяжкой болью в сердце, ставшее безучастным к церковной жизни и нередко в лице многих совершенно отвратившееся от интересов православия.

Но сгнившее здание самодержавного строя, основанного на насилии и бесправии, рухнул, уступив место новому государственному и церковному строительству на высоких началах духовной свободы, равенства и братства.

Православная российская церковь, распростирающая свои матерние объятия на 70 % православного населения нашего отечества, получив возможность стряхнуть с себя следы многовекового рабства и унижения, должна воспрянуть и скорее расправить свои могучие крылья для высокого свободного полета во внутреннем самоопределении, дабы во всех далеких углах нашей многострадальной и дорогой Родины изливались живительные лучи светозарного учения правды солнца — Христа.

НИОР РГБ. Ф. 60. К. 13. Д. 5. Л. 1-2. Рукопись. Подлинник.

№ 674. Обращение к армии и флоту Всероссийского съезда православного духовенства и мирян

9-12 июня 1917 г.

Доблестные русские воины.

Всероссийский съезд духовенства и мирян, впервые призванный выразить настроение свободной церкви в обновленной России, с горячей любовью помышляет о Вас, защитниках Родины, и шлет вам пожелание полной победы над врагом. С Вами мы в мыслях и чувствах, о Вас молились мы и в московских соборах, и в Троице-Сергиевой Лавре у раки преподобного Сергия [Радонежского] ' . Да сообщится и Вам та безграничная вера в святое призвание России, которую мы почерпнули в духовном общении с святыми молитвенниками за Родину, с великими собирателями земли Русской. Почувствуйте на себе их благословение, и да вольется с ним вместе в души ваши тот дух бодрости и то святое воодушевление, которое прежде всего необходимо для совершения вашего великого ратного подвига.

В минуту величайшей опасности мы взываем к вам с мольбой: встаньте за Россию, спасите многострадальную нашу Родину. И, спасая ее, верьте в святость вашего служения. Не для одних нас, русских, нужно возрождение и обновление нашей Родины, а для всех народов — для торжества во всем мире начал всемирного христианского братства и христианской культуры. Да сообщит же вера в великое будущее свободной православной России непреодолимую силу Вашей любви к ней и Вашему натиску против угрожающей ей вражеской силы!

НИОРРГБ. Ф. 60. К. 18. Д. 18/1-2. Л. 4; Д. 19/1-6. Л. 9; Д. 36/1-8. Л. 8.

Три экземпляра машинописных копий;

Калужский церк. -обществ, вестник. Калуга, 1917. № 18. С. 8.

1 9 июня 1917г. состоялась паломническая поездка делегатов Всероссийского съезда православного духовенства и мирян (в количестве 1 тыс. человек) в Троице-Сергиеву лавру (Калужский церк. -обществ. вестник. Калуга, 1917. № 18. С. 9; Утро России. М., № 142. С. 5).

№ 675. Воззвание «К воинам-гражданам великой Русской Армии» Всероссийского съезда военного и морского духовенства

1-2 июля1 1917 г.

Братья воины! Страшную истину возвещаем Вам, истину, перед которой тяжкой скорбью горит русское сердце: наша Родина милая, кровью и потом, трудами миллионов русских людей созданная, наша Русь святая гибнет...

Страшно об этом думать! Ужас леденит нашу душу! Ужель Россия гибнет потому, что хлебнула свободы, вкусила новой жизни? Да не будет! Ведь для того-то и умирали, гибли русские люди, для того-то волею Божиею и их трудами Россия призвана к свободе, чтобы спастись свободой от развала, к которому вела Россию старая власть.

Не свобода губит Россию, а наша непривычка к свободе. Как птица, если ей на долгое время связать крылья, разучается летать, так русский народ, живший века в тяжкой неволе, под постоянной охраной, опьянел, вырвавшись из темницы и глотнув чистого воздуха свободы. У всех закружилась голова. Вместо свободы, русские люди впали в своеволие. «Нет закона, нет власти, что хочу, то делаю, чего не хочу, к тому никто не вправе меня принудить», — вот как понял свободу русский человек, вчерашний раб, призванный неожиданно к свободе.

Может ли существовать государство без твердой власти, которая имела бы право приказать, запретить и наказать? Такого государства не было и не будет, пока люди остаются людьми! Что такое армия без власти, без дисциплины? Она обращается в сброд, который бежит перед врагом, спасая свои животы, оставляя свои позиции, оружие, артиллерию, позоря тех своих товарищей, которые за эти три страшные года войны умирали смертью героев, смертью святых мучеников, поддерживая славу русского воинства с одной только слабой надеждой на свободу.

Братья воины, лучшие сыны России, ее цвет и надежда! Мы, военные священники, делившие с Вами тяготы окопной жизни, слившие кровь лучших собратий наших священной кровью русского солдата2, мы Христом Богом просим, молим Вас: образумьтесь, не давайте врагам родины и нашей свободы, безумцам иль изменникам, дурачить, обманывать, развращать Вас, не дайте погибнуть России. Только Вы можете спасти ее!

России нужна сильная власть. Признайте всю полноту власти за Временным Правительством, составленным из друзей народа, одушевленных одним стремлением спасти Россию, создать ее счастье!

России нужна могучая сила — войско, которое бы от врагов спасло и защитило ее.

Дайте же, — время не терпит, — скорее дайте России эту силу! Все, кому дорого счастье Родины, кому страшен вечный позор, порадейте, чтобы в расстроенных смутой, развращенных большевистской пропагандой воинских частях скорее установить порядок и дисциплину, вернуть им их боевую мощь.

Солдаты! Офицеры! Скорее сплотитесь в дружную, родную семью! Солдаты, доверьтесь офицерам! Они вместе с Вами гниют в окопах, вместе с Вами страдают и умирают! Они — Ваши братья, Ваши старшие товарищи, защитники свободы, верные сыны великой русской демократии. Беспрекословно исполняйте приказания своих начальников! Если Вам говорят начальники идти вперед, — идите. Знайте, что это нужно для поддержки гибнущих, где-нибудь рядом с Вами, товарищей Ваших, для спасения Свободной России. Нам не нужно никаких захватов: русский народ имел благородство отказаться от аннексий и контрибуций3. Мы преклоняемся пред этим порывом русской души. Но спасите же Россию от страшного и нового ярма, спасите ее от немецкой неволи, которая страшнее была бы и татарщины и барщины! Истекающему кровью народу русскому нужен мир, и мы молим Бога, чтоб Господь скорее послал его исстрадавшейся Родине нашей. Но мы не хотим мира позорного, мира во что бы то ни стало. Мы вместе с народом исповедуем, что лучше умереть в свободе и за свободу, чем жить в позорных цепях рабства. Мы призываем Вас, дорогие, к продолжению войны во имя грядущего мира, после которого мы вместе с Вами, с Евангелием в руках будем бороться против чудовища войны и всякого насилия.

Не бойтесь смерти! Помните слова Христа Спасителя: «Кто хочет спасти жизнь свою, погубит ее, а кто не боится потерять ее, тот спасет ее»4. Изменника и труса бросающего свой пост и спасающего свой живот, смерть постигнет там, где он ее не ждет, смерть позорная. Братья воины! К порядку, дисциплине, к святому подвигу свободных граждан! Иначе погибнет Родина наша, Русь святая, а нас проклянут грядущие поколения русского народа, которые будут стонать под немецким игом. Они скажут о нас: «Нам стыдно за своих отцов и братьев, они были трусы и предатели, они так легко, словно из рук Божиих, получили драгоценную свободу и продали ее легко мысленно, преступно и позорно, за чечевичную похлебку». Да спасет Христос – Царь мира исстрадавшуюся, гибнущую от безвластия и нашего своеволия дорогую Родину нашу! Да благословит Вас Господь, родные, дорогие, на крепкое стояние в труде, под виге и молитве, которыми спасется Русь.

Будьте истинными гражданами, а свободный русский гражданин должен сказать «Я не хочу жить, если погибнет Россия!»

Всероссийский съезд Военного и Морского духовенства РГА ВМФ. Ф.

715. On. 1. Д. 133. Л. 108-108об. Машинопись. Копия.

1 Документ в источнике не датирован. Всероссийский съезд военного и морского духовенства работал с 1 по 11 июля 1917 г. Однако поскольку 1-е коалиционное Временное правительство действовало с 6 мая до 2 июля, а 2-е коалиционное было сформировано лишь через три недели — 24 числа, то датировку данного документа можно уточнить: 1-2 июля 1917 г.
2 Так в тексте.
3 За мир «без аннексий и контрибуций» выступали Советы (социалистические партии), но ни Временное правительство, определявшее внешнюю политику страны.
4 Свободный пересказ евангельских слов: [Лк. 17, 33].

№ 676. Из «Наказа» Уфимского епархиального съезда духовенства и мирян делегатам епархии, избранным на Всероссийский Поместный Собор

15 августа 1917 г.

I. По вопросу об отделении церкви от государства. Система отделения церкви от государства возникла на западе Европы по особым местным и историческим обстоятельствам и явилась в результате борьбы государства с католической церковью и светской властью пап. В России эта система не вызывается никакой необходимостью и совершенно чужда пониманию русского народа. Русское государство росло и развивалось при непосредственном содействии православной церкви. Живая связь между государством и церковью, в процессе их исторического развития, до времен Петра Великого, была одинаково выгодна обоим. Засилие государства в делах церкви со времен Петра Великого было причиною упадка церкви. Предполагаемое теперь отделение церкви от государства будет положительным несчастием для обоих. Отделение вызовет длительный и болезненный процесс в жизни государства и церкви и будет сопровождаться, особенно на первых порах, тяжкими потрясениями и подорвет доверие православного русского народа к государственной власти. Поэтому комиссия [съезда] полагает, что:

1) Отделение церкви от государства не может быть допущено, но должна быть объявлена и последовательно проведена свобода вероисповеданий и культа.
2) Православие признается первою среди других религий, исповедуемых в государстве.
3) Соответственно с этим, православная вера пользуется преимуществом во всех актах государственной жизни, в которых государство обращается к религии, и в публичных богослужебных действиях, а равно сохраняет силу православный календарь.
4) Глава русского государства, министр исповеданий и его товарищ должны быть православными от рождения.
5) Православная церковь является институтом публично правового характера, кое му государство оказывает покровительство в законе и материальную поддержку. [...]'

ГАРФ. Ф. 3431. On. 1.Д. 1. Л. 17. Машинопись. Копия;

Уфимские епарх. ведомости. Уфа, 1917. № 17-18. Отдел офиц. С. 462-463;

Наказы членам Поместного Собора... С. 155-158.

1 В архивном подлиннике в конце текста напечатано, что «Наказ» рассмотрен на заседании съезда 15 августа 1917 г. и утвержден к руководству и исполнению делегатов Уфимской епархии на Всероссийском Поместном Соборе.

В «Уфимских епарх. ведомостях» указано, что управляющий Уфимской епархией викарный епископ Златоустовский Николай (Ипатов) на подлиннике «Наказа» 18 августа 1917 г. Поставил свою помету: «Читал».

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий