Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году (продолжение)

№ 159. Из письма обер-прокурору Св. синода В.Н. Львову епископа Пермского и Кунгурского Андроника (Никольского)

23  марта 1917 г.

ВАШЕ ВЫСОКОПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВО, Милостивый Государь.

В ответ на Вашу телеграмму от 22-го марта, полученную мною вечером 23-го мар­та, в дополнение к моему отношению на Ваше имя от 21-го сего марта за № 101 и к те­леграмме от 23 сего марта, долгом своим почитаю сообщить, что 19-го сего марта по соглашению с Губернским Комиссаром [Временного правительства] мною в кафед­ральном соборе все богомольцы были приведены к установленной [Временным прави­тельством] присяге, после которой все по моему примеру приложились к Кресту и Евангелию и подписались к присяжному листу; таким же порядком совершено было в тот день приведение всех к присяге и по градо-Пермским церквам, об исполнении чего тогда же сд[ел]ано распоряжение и по всей епархии. Перед приведением к присяге я об­ратился ко всем со словом, призывая перед Всевидящим Богом не лживо принести при­сягу, ибо Бог и судить будет за это и в сем, и [в] будущем веке. После того от 22 [-го] се­го марта мною сдано было в [Пермские] Епархиальные ведомости прилагаемое при сем воззвание ко всей православной пастве епархии1 ввиду начавшихся местами народных беспорядков вследствие ложно понятых свобод и вследствие ужасной злобы населения на земство за принудительную реквизицию прежде хлеба по крайне несправедливым твердым ценам. Если теперь всех моих представленных объяснений недостаточно бу­дет, то настоятельно прошу назначения строгого и всестороннего суда надо мною. О сем добавлю, что революционеры, сначала нащупывая народное настроение, угрожа­ли арестовать меня; но народ православный угрожал в таком случае подняться [и] с крестами освобождать меня. Тогда революционеры и послали секретно требование [обер-прокурору Св. синода] об удаление меня на покой, предполагая, что с совершив­шимся делом труднее будет считаться, да и не узнают причины увольнения2; однако са­ми же и разболтали свой секрет.

Вместе с тем считаю долгом довести до Вашего сведения, что создаваемый разными ко­митетами и советами рабочих террор, в противовес нашим призывам к миру и успокоению, быстрым шагом ведет к погибельной анархии. Убежден, что это взвинчивание рабочих есть де­ло немецких провокаторов, чтобы создаваемой анархией немцы могли воспользоваться и цели­ком забрать и полонить нас, оставивши всех перед «разбитым корытом»...

Не боялся я прежде писать высшей власти и даже лично ныне в августе [1916 года] в Ставке [Верховного Главнокомандующего] говорил бывшему Царю [Николаю II] о неот­ложной борьбе со всякой неправдой, что в народе идет опасная смута, которая проявит весь гнев народа. Меня конечно не слушали и дожили до взрыва народного негодования, все низ­вергнувшего. Не боюсь говорить и Временному Правительству, что не поведет к добру тот террор, который создают зарывающиеся анонимные советы рабочих и разные комитеты...

Подчиняясь всецело Временному Правительству, к тому же призывая всех, однако боюсь только Единого Бога, как страшного Мздовоздаятеля, и боюсь Его. Не боюсь высказывать влас­ти верноподданническую правду, пока это не поздно. Умоляю Временное Правительство не да­вать воли террористам, подстрекаемым немецкими провокаторами нам на беду.

Верно. Е[пископ] Андроник.

ГАРФ. Ф. 550. On. 1. Д. 96. Л. 13-14. Машинопись.

Копия, заверенная подписью Андроника.

1   См. документ № 157.
2   Речь идет о жалобе Комитета общественной безопасности и Совета солдатских и рабочих депутатов г. Перми (см. примеч. 1 к документу № 158).

№ 160. Письмо обер-прокурору Св. синода В.Н. Львову епископа Пермского и Кунгурского Андроника (Никольского)

16 апреля 1917 г.

Ваше Высокопревосходительство. Милостивый государь.

Я уже посылал Вам объяснение моей «опасной» по нынешним временам деятельности в Перми от 21 марта с[его] г[ода] за № 101 и от 23 марта за № 103 и телеграмму от 23 марта1. Там был приложен и возвращаемый при сем мой «призыв» от 4 марта. Прошу Вас читать данный «при­зыв» как он есть; а он прежде всего и настойчиво «призывает всех православных чад Церкви и граждан Державы Российской оказывать всякое послушание Временному правительству» и проч. Издан был этот призыв по поручению собрания представителей гражданской власти и городского и земского самоуправления для успокоения населения среди совершившихся событий тотчас2 по получении первых известий об отречении Николая II и об отказе Михаила Александровича.

Узаконяющий Временное правительство Акт об отказе Михаила Александровича объявлял, что после Учредительного Собрания у нас может быть и царское правление, как и всякое другое, смотря по тому, как выскажется об этом Учредительное Собрание. Посему и министр Милюков, по организовании Временного правительства, объявил собравшемуся к нему народу, что Испол­нительным Комитетом [Государственной думы] намечена в России «парламентская и конститу­ционная монархия» с царем из Дома Романовых /буквально — не помню его слов/. Подчинился я Временному правительству, подчинюсь и республике, если она будет объявлена Учредительным Собранием. До того же времени ни один гражданин не лишен свободы высказываться о всяком образе правления для России; в противном случае излишне будет и Учредительное Собрание, ес­ли кто уже бесповоротно вырешил вопрос об образе правления в России. Как уже неоднократно и заявлял, Временному правительству я подчинился, подчиняюсь и всех призываю подчиняться. 19 марта в Пермском Кафедральном Соборе сам принял присягу и всех привел к присяге на вер­ность служения Государству Российскому. Недоумеваю — на каком основании вы находите нуж­ным в своем секретном запросе от 5 сего апреля № 2454 обвинять меня «в возбуждении народа не только против Временного правительства, но и против духовной власти вообще». Посему про­сил бы — не признаете ли нужным разъяснить мне это или снять с меня такое обвинение.

Призывающий на Вас Божие благословение, грешный епископ Андроник3.

РГИА. Ф. 797. On. 86. 1917. Ill отдел. V стол. Д. 12. Л. 80-80об.

Машинопись. Подлинник;

ГАРФ. Ф. 550. On. 1. Д. 232. Л. 158-159. Машинопись.

См. приложение к данному документу, в котором цитируются тексты упомянутых телеграмм. 2 Выделено Андроником.

Данное письмо цитируется (кроме первой и последней строк) в письме епископа Андроника от 16 апреля 1917 г. члену Св. синода, архиепископу Новгородскому и Старорусскому Арсению (Стадницкому): см. документ № 161.

Приложение к № 160

Письмо члену Св. синода, архиепископу Новгородскому и Старорусскому Арсению (Стадницкому) епископа Пермского и Кунгурского Андроника (Никольского)

27 марта 1917 г.

ВАШЕ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВО1 Милостивый Архипастырь.

Из определений, указов и посланий Святейшего синода...

В дополнение к письму моему № 97 от 21 сего марта, долгом своим почитаю сообщить Вам, что от 22 сего марта мною получена от господина] обер-прокурора Святейшего Сино­да следующая телеграмма: «В виду полученных сведений, что вы стали на защиту старого строя, восстанавливаете духовенство против нового государственного строя и мешаете ду­ховенству организоваться, прошу немедленно сообщить сведения по настоящему предме­ту». От 23 сего марта мною послана ответная телеграмма: «Номером 101 двадцать первого марта [я] послал вам объяснение моей теперешней деятельности. Девятнадцатого [марта 1917 г. в кафедральном] соборе всех привел к присяге [Временному правительству]. Даль­нейшее сообщаю дополнительно». От 23 сего марта за № 103 мною отправлено в копии при­лагаемое при сем объяснение с приложением сего воззвания от 22 марта.

Доводя о сем до Вашего сведения, вполне уверен, что Ваше Высокопреосвященство окажете должное внимание к настоящему делу и не допустите безапелляционного хозяй­ствования господина] Обер-Прокурора в делах церковных с унижением для архиерей-ства, на непоправимый соблазн православных и на радость восстающим на Церковь.

ВАШЕГО ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВА

покорный слуга Епископ Андроник.

ГАРФ. Ф. 550. On. 1. Д. 96. Л. 1-1 об. Машинопись. Подлинник.

1 Здесь и далее выделено Андроником.

№ 161. Из письма архиепископу Новгородскому и Старорусскому Арсению (Стадницкому) епископа Пермского и Старорусского Андроника (Никольского)

16 апреля 1917 г.

ВАШЕ ВЫСОКОПРЕОСВЯЩЕНСТВО,

Милостивый Архипастырь.

Присутствующим ныне в Святейшем Синоде Преосвященным я уже дважды сообщал по поводу обвинения меня в опасной деятельности по нынешним временам. Объяснял об этом дваж­ды письменно и однажды по телеграфу и господину] Обер-Прокурору Святейшего Синода. Но от 5-го сего апреля за № 2454 мною получен следующий секретный запрос от господина] Обер-Прокурора. «Полагая, что препровождаемый при сем Архипастырский призыв Вашего Преосвя­щенства ко всем Русским православным христианам1, проникнутый чувством любви к старому, ныне низвергнутому, правительству, и призывающий народ к избранию нового царя, является в настоящее время несоответствующим обстоятельствам момента и опасным в смысле возбужде­ния народа против Временного Правительства и против духовной власти вообще, считаю долгом просить Вас о доставлении, с возвращением приложения, Вашего отзыва по содержанию сего «призыва» и, в частности, сведений о Вашем отношении к Временному Правительству».

К сожалению, не сохранилось у меня ни одного экземпляра сего моего «призыва». На этот запрос мною отправлен следующий ответ. «Я уже посылал Вам объяснение [...]2 или снять с меня такое обвинение»...

Простите и благословите грешного

Епископа Андроника.

ГАРФ. Ф. 550. On. 1. Д. 232. Л. 158-160об. Машинопись. Подлинник.

«Призыв» от 4 марта 1917г. (см. документ № 154).
В этом месте полностью цитируется письмо епископа Пермского и Кунгурского Андроника (Никольского) обер-прокурору Св. синода В.Н. Львову от 16 апреля 1917г. См. документ № 160.

Назад       Начало          Вперёд

Страницы: 1 2 3

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий