Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году (продолжение)

М.А. Бабкин

II. Резолюции по политическим вопросам съездов Православного духовенства и мирян (март — июль 1917г.) (продолжение)

2.1. постановления епархиальных съездов духовенства и мирян (Продолжение)

Российское духовенство и свержение монархии в 1917 году № 177. Из резолюций съезда духовенства и мирян Челябинского викариатства1 Оренбургской епархии

27 апреля2 1917 г.

[Об отношении к политическим событиям:] Духовенство Челябинско­го викариатства признает новое Временное правительство, всецело подчиняется ему и го­тово всемерно содействовать и помогать ему как в укреплении нового строя, так и в до­ведении настоящей тяжелой войны до победного конца.

Относительно формы правления в России на будущее время, духовенство при учас­тии выборных от приходов мирян высказалось за желательность учреждения демократи­ческой республики. Причем духовенство желало бы примкнуть к тем политическим пар­тиям, которые намерены строить будущую светлую жизнь России на христианских нача­лах братства, любви и свободы и которые в своей практической деятельности не прояв­ляют враждебного и отрицательного отношения к религии и церкви.

Принимая во внимание некоторые трения, имевшие место между Временным пра­вительством и [Петроградским] Советом рабочих и солдатских депутатов, собрание, при­ветствуя Временное правительство, выражает пожелание о недопустимости двоевластия. Залог благополучия и счастья России в единомыслии и солидарности всех органов выс­шего управления.

[О тактике духовенства:] Переживаемый политический момент властно тре­бует участия в созидательной работе свободной России всех ее слоев, посему духовенство, являясь по своему положению культурным руководителем народных масс, обязано проявлять то или иное отношение к вопросам политической жизни. Но разъясняя своей пастве права и обязанности свободных граждан и обсуждая в частных беседах требования политических партий, служители церкви, по мнению собрания, не должны увлекаться партийной борьбой, но всегда стоять на Евангельских принципах, освещая ими все жизненные вопросы.

Собрание полагает, что обсуждение программ политических партий и агитация той или иной политической платформы с церковной кафедры неуместны и недопустимы.

[О 8-ми часовом рабочем дне:] Восьмичасовой рабочий день собрание приз­нает для трудового класса вполне справедливым и желательным для мирного нормального вре­мени, но не своевременным в военную страду, когда все силы народа должны быть направле­ны к одной определенной цели — победе над врагом. К такому выводу приводят следующие со­ображения и мотивы: 1) Если и в прежнее мирное время крестьяне работали с ранней весны до поздней осени в страдную пору 16-18 часов в сутки, то в годы войны, благодаря отливу на фронт всех молодых сил, приходится им работать особенно напряженно. Дряхлые старики и слабосильные подростки, не привлекавшиеся прежде к работе, ныне исполняют все тяжелые ра­боты по крестьян-ству за своих ушедших на войну отцов и детей. Даже слабые женщины вы­нуждены исполнять все полевые работы, лежавшие прежде на их мужьях; 2) Многие члены причтов, доселе не занимавшиеся обработкой земли, в годы войны вынуждены лично испол­нять по крестьянству работы, привлекая к ней и своих детей; 3) Сверх обычной пастырской ра-°°ты на приходских священников в военное время легли особые труды по раздаче пайков семь­ям призванных на войну и беженцам, сборы подарков и пожертвований и бесед в лазаретах, так в общей сложности и духовенству приходится работать не 8 часов, а 12-15 час[ов] в сутки, первые дни русской свободы некоторые политические партии своими несвоевре-нными требованиями и давлением на Временное правительство и местные его исполнительные органы создавали среди широких масс населения тревожное настроение, под­рывая симпатии и доверие к идеальным стремлениям социалистических партий, что уси­ливало реакционный элемент в обществе, опасный для молодой русской свободы.

С чувством глубокого нравственного удовлетворения собрание констатирует факт, что социалистические партии в последнее время обнаружили глубокий государственный смысл и высокий патриотизм, умерив, ввиду переживаемого момента, некоторые свои крайние тре­бования, вследствие чего собрание считает своим нравственным долгом искренно, от всего сердца приветствовать представителей трудового класса как своих братьев-сограждан, объ­единенных с нами одним чувством любви и служения свободной России.

[О дезертирстве:] Собрание считает своим гражданским долгом заявить, что большую тревогу вносят в общество и население печальные вести о возникшем с начала революции дезертирстве солдат из воинских частей. Участники собрания — духовенство и миряне — выражают готовность бороться всеми доступными средствами с дезертирством, внушая прихожанам оказывать воздействие на военных дезертиров, разъясняя им, что их бегство и уклонение от своего долга является позорной изменой и преступлением перед Ро­диной, и предъявляя к ним требование о немедленном возвращении в свои части.

[По земельному вопросу:] Духовенство и миряне по обсуждении земель­ного вопроса высказали единодушное пожелание, чтобы все земли монастырские, цер­ковные, причтовые, помещичьи, кабинетные и удельные были переданы в государ­ственный земельный фонд, с тем, чтобы каждый желающий обрабатывать землю лич­ным трудом, не исключая членов причтов и монашествующих, получал необходимое количество земли на равных со всеми основаниях, и чтобы детальное разрешение это­го вопроса было предоставлено Учредительному Собранию, до коего земля должна ос­таваться в пользовании настоящих ее владельцев.

[О запашке полей:] Вследствие того, что государство ныне нуждается в больших запасах хлеба для армии и тыла, собрание усиленно рекомендует всем членам причтов в возможно большем количестве засевать церковные земли личным трудом своих семейств, а также побуждать к тому и прихожан; а где представляется возмож­ность организовать приходскую помощь для засева земельных участков тех семейств, кои лишены кормильцев и не имеют лошадей.

[Об отмене вероисповедных ограничений и смертной казни:] Собрание приветствует отмену вероисповедных ограничений и смертной казни, которые не должны иметь места е христианском государстве.

[Об амнистии духовных лиц:] Собрание выражает путем печали искрен­нее сочувствие всем бывшим священникам, дьяконам и псаломщикам, пострадавшим за политические убеждения и, в частности, телеграфно приветствовать пострадавших бор­цов за свободу бывших священников Григория Спиридоновича Петрова3 и Александра Викторовича Архипова4 и просить будущий церковный [Поместный] собор пересмотреть дела всех лиц духовного звания, лишенных сана за политические убеждения и, если ока­жется, что они лишены сана не за канонические проступки, а личное политическое «credo», восстановить их в сущем сане, если на то они выразят свое согласие5.

ГАРФ. Ф. 1778. 1917. On. 1.Д. 150. Л. 27-30. Рукопись. Заверенная копия;
Ф. 3431. On. 1. Д. 554. Л. 31-33об. Машинопись. Копии протоколов съезда;
Оренбургский церк. -обществ. вестник. Оренбург, 1917. № 10. С. 1-2.


[Об отношении церкви и государства:6] В свободной России должна быть свобода совести и культов. Поэтому наравне с другими религиями в России и Пра­вославная Церковь, при всякой форме правления, должна обладать свободой внутренне­го самоопределения в отношении своего устройства, управления, учения и жизни.

[Об отделении церкви от государства:] [Съезд большинством голосов высказывается] за условное отделение церкви от государства.

[О Займе Свободы:] Употребить все свободные средства на покупку облигаций Займа Свободы7.

[О положении церкви в государстве:] Так как собрание объединенного духовенства Челябинского викариатства, с участием мирян и представителей прихо­дов Челябинского, Троицкого и Верхнеуральского уездов, высказалось за то, что православная вера в Российском Государстве должна быть первою в ряду других и православная церковь первою между равными, и так как православных в русском Го­сударстве более 100 миллионов, то желательно, чтобы Государство в нуждах церкви приходило ей на помощь своими средствами инославным и иноверным, если послед­ние только того пожелают8.

[О главе государства:] Собрание определило, чтобы во главе Государства было лицо русской национальности, причем желательно, чтобы оно было православного исповедания9.

ГАРФ. Ф. 3431. On. 1. Д. 554. Л. 33об. -35, Зба. -Зба.об. Машинопись.
Копии протоколов съезда.

В состав викариатства входили три из пяти уездов Оренбургской губернии — Челябинский, Троицкий и Верхнеуральский. На съезде присутствовало 413 человек. Перед началам работы съез­да викарий Оренбургской епархии епископ Челябинский Серафим (Александров) отслужил моле­бен, на котором пели все собравшиеся. После молебна преосвященный сказал соответствующее событию слово и благословил начало съезда (ГАРФ. Ф. 3431. Оп. 1. Д. 554. Л. 30; Оренбургский церк. -обществ. вестник. Оренбург, 1917. № 10. С. 1).
По одним данным резолюции были приняты 27 апреля (ГАРФ. Ф. 1778. 1917. Оп. 1. Д. 150.
Л. 27; Оренбургский церк. -обществ. вестник. Оренбург, 1917. № 10. С. 1-2), по другим — 28 числа (ГАРФ. ф. 1778. 1917. Оп. 1. Д. 150. Л. 27).
Петров Г.С., священник (1868—1925 гг.) — известный петербургский проповедник, один из идео­логов либерально-обновленческого движения начала XX века, создатель т. н. группы «32-х священни­ ков» (активно выступавшей за реформирование церковного строя в 1905—1907 гг.). Был избран депута­том П-й Государственной Думы. По своим политическим взглядам был близок к кадетам. По предписа­нию Св. синода (от 19 мая 1907 г.) за приверженность к революционным партиям был своим епархиаль­ным начальством подвергнут строгому взысканию — запретом священнослужения. В январе 1908 г. за критику священноначалия РГЩ и свою политическую деятельность был выслан из столицы и лишен священного сана (см. подробнее: Фирсов С.Л. Указ. соч. С. 324-326, 339-340, 358).
4.Архипов А.В., священник — депутат П-й Государственной Думы. Входил в блок левых и либеральных фракций. В 1907 г. среди шести священников-депутатов Думы, вместе с Гри­горием Петровым, был запрещен в священнослужении (см. подробнее: Фирсов С.Л. Указ. соч. С· 355, 358).
5. Голосование на съезде происходило по каждому из выделенных пунктов резолюции. Все вышеприведенные пункты были приняты единогласно (ГАРФ. Ф. 3431. Оп. 1. Д. 554. Л. 32,  ЗЗ-ЗЗоб.). Рукописная копия постановлений была послана председателем съезда, священником К.П. Прокопьевым, председателю Совета министров Г.Е. Львову письмом (ГАРФ. Ф. 1778. Оп. 1. Д. 150. Л. 27-30).
В качестве руководства для составления данного пункта была взята резолюция Екатеринославского епархиального съезда, опубликованная в печати (см.: ВЦОВ. 1917. № 6. С. 4; Цер­ковная правда. Симбирск,  1917. №  1.  С.  3; Холмская церковная жизнь. М.,  1917. № 7-8. С. 126-128; ГАРФ. Ф. 3431. Оп. 1. Д. 554. Л. 33об. -34).
7Данный пункт резолюции прозвучал в качестве тезиса в выступлении на съезде епископа Челябинского Серафима (Александрова). Он был принят делегатами единогласно (ГАРФ. Ф. 3431. Оп. 1.Д. 554. Л. Зба).
8Данный пункт был внесен на голосование епископом Челябинским Серафимом и принят в его редакции единогласно (Там же. Л. Зба.об.).
9Машинописная копия всех протоколов заседаний съезда была 5 июля 1917 г. направлена епископом Челябинским Серафимом (Александровым) обер-прокурору Св. синода В.Н. Львову (Там же. Л. 31-68).

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Вы можете оставить комментарий, или ссылку на Ваш сайт.

Оставить комментарий